Художница и Змей
2 апреля 2020 710

Задача найти новые образы знакомых всем персонажей стоит перед каждым амбициозным современным иллюстратором, когда он берется за известное произведение. Ведь каждая новая Алиса открывает перед нами свою Страну чудес. Это касается и народной сказки ‒ здесь тоже встречаются эксперименты.

Один из ярких примеров – работа художницы Катерины Дубовик над сюжетом белорусской сказки о смелом и смекалистом простом парне Василе, который сумел одолеть страшного Змея Горыныча, терроризирующего народ.

Традиционно Змей Горыныч изображается как трехглавый огнедышащий ящер с козлиными рогами на каждой голове, огромными кожистыми крыльями, длинным хвостом стрелой и орлиными когтями. Он очень похож на европейских драконов, отличающихся от него лишь количеством голов ‒ у них она всего одна. Правда, на рубеже 19 и 20 веков писатель Кеннет Грэм создал литературный образ «Дракона-лежебоки», который в дальнейших своих трансформациях превратился чуть ли не в домашнего питомца, что не могло не сказаться и на его внешнем виде: он значительно уменьшился в размерах (особенно досталось крыльям), а рога заменились длинными ушами.

Но Катерина Дубовик вдохновлялась вовсе не аристократической художественной «родословной» Змея, а образами белорусского фольклора. Так ужасный грозный Змей оказался бескрылым соломенным чучелом с приставной ногой-колесом, которому, чтобы взлететь, приходится запрягать десяток гусей. Не потребовалось даже искать иглу в яйце, чтобы победить этого бедолагу!

Vasil_illustr

«Как ты думаешь, почему люди испугались такого никчемного зверя?» – спросим мы у читателя 5‒6 лет, рассматривая первый разворот книги. А у ребёнка постарше поинтересуемся: «Почему художница изобразила Змея таким уязвимым?»

В то же время этот смешной злодей, страдающий от своих пороков (он настолько объелся, что с трудом передвигается), вызывает у читателя если и не сочувствие, то что-то похожее, и поэтому вторая вольность Катерины Дубовик, которая оставляет Змея живым там, где по сюжету он умирает, воспринимается почти с облегчением. Художнице не хочется убивать чудовище, родившееся в ее фантазии, а читателю радостно верить, что Змей постарается исправиться.

Довольно необычна для современных сказочных иллюстраций техника рисования пером и тушью, будто переносящая нас в прошлые века. Но мы находим в книге знакомые черты сказки – например, наполненность мира Природы, где на каждом миллиметре копошится своя жизнь и из дупла наблюдают за всем чьи-то глазищи; есть здесь и любовное изображение людей и их быта.

Так в эпоху постмодерна, когда одним из принципов искусства становится деконструкция, рождается история о новом Змее, который уже не воплощает ни языческие верования (вспомним «дракона на верёвочке» с византийских фресок), ни мифическое зло мира. А благодаря работе художника народная сказка о человеческой смекалке и мужестве позволяет задуматься еще и о природе страха ‒ что и взрослому читателю, возможно, будет интересно.

Маша Васильева

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.