Неизвестная Астрид Линдгрен
31 марта 2020 1027

Астрид Линдгрен и ее книги определили вектор развития европейской детской литературы после Второй мировой войны. Они стали выражением нового видения ребенка и отношения к нему. Не случайно одна из самых престижных премий в области детской книги носит имя этой великой писательницы.

В последние годы российские читатели получили возможность познакомиться с биографической книгой Йенса Андерсена «Астрид Линдгрен. Этот день и есть моя жизнь», с перепиской Сары Швардт к Астрид Линдгрен «Ваши письма я храню под матрасом» и манифестом «Нет насилию!» (речь Астрид Линдгрен на вручении Премии мира немецкий книготорговцев). А недавно издательство «Белая ворона» выпустило пьесы Астрид Линдгрен.

Чем вызван сегодня такой интерес к творчеству Астрид Линдгрен? Об этом журналист «Папмамбука» Елена Литвяк попросила рассказать основателей издательства «Белая ворона» Ксению Коваленко и Татьяну Кормер.

 

– Почему ваше издательство решило выпустить пьесы именно Астрид Линдгрен?

Kovalenko
Ксения Коваленко: Астрид – наша современница. А мне кажется, нам важно слышать голос человека, который переживал жизненные проблемы, схожие в нашими. Мы уже очень много знаем о Линдгрен. Опубликованы ее военные дневники, которые она писала до того, как стала знаменитой. Опубликована ее биография «Этот день и есть жизнь», написанная Йенсом Андерсеном, из которой читатели узнают о ее внебрачном сыне и многих других сложностях ее жизни. Для издательства «Азбука – классика» я перевела книгу «Неизвестная Астрид Линдгрен» – о том времени, когда она работала в издательстве Raben & Sjögren (это 1940-е – 1960-е годы), выпускавшем ее книги. Когда Линдгрен только пришла туда работать, издательство было на грани банкротства, а она вернула его к жизни и принесла ему невероятную популярность, оно стало одним из ведущих шведских издательств. Астрид Линдгрен стала первым в истории шведской детской литературы редактором самостоятельной детской редакции. В издательстве с ее подачи стали устраивать конкурсы среди молодых авторов, пишущих для детей, выпускали около 80 книг в год. Линдгрен состояла в переписке со всеми авторами, делала подробные разборы их текстов, даже не самых удачных. Иногда она переписывала за автора целые главы, чтобы показать ему, как это можно сделать по-другому. При том, что Астрид была единственным сотрудником детской редакции издательства.

Ни детскими книгами, ни самими детьми в то время в Швеции особенно никто не занимался, не было культуры детского чтения в том виде, в каком она существует сейчас.

Но что удивительно, в том доме в Стокгольме на Вулканусгатан, где жила Астрид Линдгрен в конце 40-х годов, нет никакой мемориальной доски, нет музея, посвященного ей. Нет памятника Карлсону или Пеппи. Она ‒ не бренд, не бронзовый символ для шведов, а абсолютно живой человек. Когда к Линдгрен пришли с предложением сделать в Стокгольме ее мемориальный музей, она согласилась только с одним условием –это должен быть не только ее музей. Там можно будет знакомиться и с творчеством других писателей и художников. И сейчас в Юнибаккене все время проходят какие-то выставки. Например, были выставки Свена Нурдквиста и Барбру Линдгрен.

– Для шведских детей Астрид Линдгрен – обязательный классик из школьной программы?

‒ У шведов немножко другое представление о том, что такое школьная программа по литературе, что такое «обязательно». Идея Линдгрен «нет насилию по отношению к детям» давно пустила там свои корни. И там совершенно нет никакого официоза вокруг ее текстов и памяти. Мне кажется, когда мы издаем малоизвестные и такие полемичные тексты Астрид, мы тоже способствуем тому, чтобы она не становилась памятником для русского читателя, а оставалась живым человеком.

– Но вы, среди прочего, выпустили отдельной книжкой публицистический текст Астрид Линдгрен, в котором заявлена ее гражданская позиция, а не только художественное кредо. Это актуально для нас? Насилие по отношению к детям и не только по отношению к ним, по моим ощущениям, у нас только начинает осознаваться как проблема. Прежде это считалось совершенно приемлемым и нормальным.

Kormer
Татьяна Кормер: Конечно, это очень актуально! Нам это нужно. Мне вообще кажется, что шведская детская литература очень актуальна для России. У нас схожий климат, во многом схожий менталитет. У нас все по-другому, но очень похоже.

– Почему сейчас вы выбрали для издания именно пьесы? Никто до «Белой вороны» не предлагал российским детям и их родителям такого наследия Астрид Линдгрен.

Ксения Коваленко: Астрид Линдгрен получила мировое признание именно как детский писатель, а как драматург она практически неизвестна. Между тем, ее театральное наследие огромно, и мы бы хотели ввести его в круг чтения российских детей и подростков. Пьесы, которые называются так же, как ее знаменитые книги – «Пеппи Длиныйчулок», «Эмиль из Леннеберги», – отличаются от одноименных повестей. Линдгрен переписывала их именно для постановки на сцене. Там есть новые повороты сюжета. Кроме того, в сборнике есть пьесы, которые не являются сценическим переложением известных повестей, а специально написаны для школьного театра.

– Татьяна, вы проиллюстрировали первый том пьес Астрид Линдгрен. Эти иллюстрации тоже должны открыть читателю какие-то новые стороны личности и творческой кухни шведской сказочницы?

Татьяна Кормер: Оказалось, что тексты Астрид Линдгрен очень сложно визуализировать, они все логоцентричны. Слова, слова, слова... Но как нарисовать иллюстрации к пьесам, которые будут разыгрывать дети?

– А как же прекрасные фильмы про Пеппи и Эмиля? От них же невозможно оторваться! Разве их раскадровки – не готовые иллюстрации к пьесам?

Татьяна Кормер: Я тоже не раз их смотрела и даже специально снова пересматривала, чтобы тщательнее выписать какие-то детали шведского быта. Но это не очень помогло. В конце концов, мы решили для каждой пьесы в начале делать картину на разворот, похожую на сценический задник. Это практически готовая декорация для школьного спектакля. Вот тогда дело пошло.

– Работая над изданием наследия Линдгрен, вы как-то по-новому открыли ее для себя как писателя, как человека?

Ксения Коваленко: Удивительно, но в повестях Линдгрен люди с сильными характерами – это почти всегда девочки. А одинокие и несчастные – чаще всего мальчики. Может быть, это связано с тем, что ей пришлось оставить своего внебрачного сына в соседей стране. Но, несмотря на то, что жизнь щедро отмеряла ей трудности, она часто пела шведские народные песни за работой в редакции. Коллеги очень ее любили.

Татьяна Кормер: Больше всего на мое восприятие Астрид Линдгрен повлияла ее переписка с библиотекарем из Германии Луизой Хартунг. В их переписке 600 писем. Это переписка двух женщин, которая продолжалась до самой смерти Луизы. В своих письмах Астрид много рассказывает о себе, открывается ее человеческая сторона. И, конечно, каждая новая книга открывает нам что-то новое в ее личности. Наверное, еще и поэтому мы так много издаем ее сейчас.

Беседу вела Елена Литвяк

1

Так воспринимают Астрид Линдгрен и ее творчество профессионалы книжного мира. А что думают люди, не имеющие отношения к книгоиздательской деятельности?

В 2019 году Анна Семерикова (13 лет) и Макарий Семериков (11 лет) в качестве корреспондентов «Папмамбука» попросили случайно выбранных посетителей московской книжной ярмарки «Нон-фикшн» ответить на три вопроса:

– Знаете ли вы, кто такая Астрид Линдгрен?

– Знаете ли вы, что она написала?

‒ Нравятся ли вам ее герои? Почему?

В опросе приняли участие 30 человек. Вот какие ответы получили Макарий и Анна.

Пенсионерка: Ой, мальчик, это так давно было, в детстве... «Карлсон» – это ее книга? Вот она хорошая, добрая...

Девушка: «Мы все из Бюллербю» – она самая веселая и про дружбу. Так вышло, что это была первая книжка, которую я сама прочитала. Я ее до сих пор люблю.

Молодая мама: Астрид Линдгрен – это известная детская писательница. Я больше всего люблю ее истории про Карлсона. Это была моя первая книжка! Это мое детство. Я и своим детям ее читаю. Девушка: Астрид Линдгрен – это та, которая написала про Муми-троллей? Ах нет, это которая придумала Карлсона! Да, да, Карлсон – это замечательно! Мне читали в детстве. И мультик отличный.

Мальчик 8 лет: Я не читал ничего.

Бабушка: Мои внуки читают сказки Линдгрен. А я читала сто лет назад. Веселые книжки, таких сегодня мало. «Пеппи Длинныйчулок» ‒ лучше всех. Ну, и «Карлсон». Мои дети очень любили слушать про них. У нас дома еще пластинка такая была.

Папа с маленькими детьми: «Братья Львиное сердце» – самая любимая у меня и у моих детей. Потому что она про дружбу.

Девочка, 7 лет: Я люблю все книжки Астрид Линдгрен!

Наталья, учитель семейной школы: В детстве меня очень пугала книга «Мио, мой Мио!», просто до жути. И, честно говоря, я считала ее самой страшной книгой из всех книг Астрид Линдгрен. А теперь думаю, что она потрясающе мудрая. Мои дети очень любят «Мио, мой Мио!». Для них эта книга не про страх, а про поиск важных жизненных смыслов. А самый мой любимый герой ее книг – девочка Пеппи, которая может себе позволить сделать все. Я думаю, что многие черты ее характера оказали на меня очень серьезное влияние.

Мальчик, 6 лет: Я люблю Расмуса! У него такие интересные приключения!

Артур Гиваргизов, поэт и писатель: Конечно, я знаю Астрид Линдгрен! Мне очень нравятся ее книги. Мои дети уже взрослые, но в детстве они, конечно, читали ее повести. Мне кажется, все люди в детстве читали хотя бы одну книжку Астрид Линдгрен.

Фрося, студентка: В детстве я очень много читала Линдгрен. У нас была такая толстая книга, где были собраны многие ее повести под одной обложкой. Больше всего мне тогда нравились «Братья Львиное Сердце», «Рони, дочь разбойника», «Мио, мой Мио!». Мне иногда кажется, что я полюбила Линдгрен за бесконечные скачки ее отважных героев на лошадях.

Ксения Коваленко, главный редактор издательства «Белая ворона»: Больше всего я люблю Карлсона. Наверное, благодаря блистательному переводу Лилианы Лунгиной. По-моему, Карлсон значительно симпатичнее Малыша, который выглядит каким-то вялым, неживым. Читать об их приключениях вслух детям – это такое удовольствие! Мы с детьми читали «Карлсона» четыре раза. А сейчас по третьему разу читаем истории про девочку Мадикен, с которой тоже вечно что-нибудь приключалось.

Молодая бабушка, очень похожая на Астрид Линдгрен по фотографиям: Наверное, самые любимые – «Пеппи Длинныйчулок» и «Расмус-бродяга». Я помню, мы доходили до последней страницы и опять начинали сначала.

 

Размышления Анны и Макария после опроса:

Мы опросили около 30 людей разных возрастов, и большая часть из них совсем не были знакомы с книгами Астрид Линдгрен, ничего не смогли сказать. Особенно дети и подростки. Как странно! Ведь Астрид Линдгрен писала именно для них! Лучше всего делились своими впечатлениями мамы и бабушки, и вспоминая свое детство, и описывая реакцию своих детей и внуков. Удивительно, что у многих в числе самых любимых одни и те же герои – Карлсон и Пеппи. А детей с острова Сальткрока вообще никто не вспомнил, хотя это такая великолепная история! И про Эмиля никто не рассказал. Неужели люди не читали и не видели прекрасного фильма по этой книге?..

________________________________________

Некоторые издания книг Астрид Линдгрен:

Приключения Эмиля из Лённеберги »
Пеппи Длинныйчулок »
Томтен »
Томтен и лис »
Как Адам Энгельбрект разбушевался »
Рони, дочь разбойника »
Телёнок на рождество »
Братья Львиное Сердце »
Три повести о Малыше и Карлсоне »

 

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.