Хоть что-то… жаропонижающее
27 марта 2020 789

Матвей заболел. С высокой температурой и насморком. Так, что вставать из постели не хотел – а это верный признак того, что ребенку действительно нехорошо. В таких случаях развлечения ограничиваются периметром кровати, а это значит, что сильно не разгуляешься. Да и сил не так-то много: глаза устают быстро, руки-ноги «ватные», голова мутная…

‒ Мам… – говорит Матвей, когда я приношу ему очередную порцию воды и жаропонижающего. – Знаешь, что лучше всего помогает от вируса?

– Иммунитет? – улыбаюсь я.

– Не-е-ет, – протягивает Матвей из-под одеяла. – Смех, вот что.

Я сажусь рядом и согласно киваю.

– Он еще и жизнь продлевает, – продолжает Матвея со знанием дела. – Поэтому надо смеяться. Прямо сейчас.

– Вот прямо с температурой? – я поправляю ему подушку и подаю стакан с водой.

– Да, – Матвей настроен решительно. – Она сразу понизится. Вот увидишь.

Что ж, мне это кажется вполне разумным. Но прежде я все-таки прошу его принять жаропонижающее – все-таки температура 40 это вам не шутки шутить…

– Почему же? – глаза Матвея блестят. – Очень даже шутить. Так, чтобы вирус лопнул от смеха.

Он покорно принимает лекарство и ложится обратно, сворачиваясь в калачик.

– У нас же есть хоть что-то хорошенькое, помнишь?..

– В каком смысле? – не сразу понимаю я. – У нас много хорошенького. Ты, например, очень даже симпатичный…

– Да нет, я про книгу, – Матвей показывает в сторону книжного шкафа. – «Хоть что-то хорошенькое». Она очень смешная. То, что надо.

– Ах, вот ты о чем! – я встаю и беру книгу с полки. – Отличный выбор!

Я присаживаюсь на край кровати так, чтобы Матвею были видны картинки.

Ну, вирус, держись!

Кстати, держаться за живот пришлось не только вирусу. Потому что книга Роберта Манча на самом деле очень веселая. И сдерживать смех в некоторых местах просто невозможно, да и нужно ли? Тем более, если перед вами задача справиться с простудой.

Текста в книге не много: на развороте буквально несколько небольших абзацев и рядом – уморительная иллюстрация Майкла Марченко, способная рассказать историю без слов. Всего четыре небольших рассказика из жизни детей, которые заставят улыбаться даже самого хмурого взрослого. Как это работает?
А как работают витамины? А жаропонижающее? Как летают самолеты и вообще откуда появился мир? Не-по-нят-но. Совершенно неясно. Но разве это важно?

– Я же говорил, будет смешно, – хихикает Матвей, когда я перелистываю страницу с историей про девочку Стефани. Она каждый день приходила в класс с новой прической: хвостик то сзади, то слева, то справа, наконец – спереди, так что ничего не видно… И каждый день ее друзья сначала смеялись над ее волосами, а затем делали то же самое на своих головах.

Hot chto-to khoroshenkoye_illustr 1

– А знаешь, почему? – спрашивает Матвей. – Потому что Стефани все равно, что о ней думают. Она вон какая уверенная. Я так не могу.

– Точно? – спрашиваю я.

– Ну, не знаю… – задумывается Матвей. – Может, просто плохо пробовал. Или потому, что я не девочка.

– Думаю, не в этом дело. Девочки очень часто не уверены в себе.

– Правда?

– Точно тебе говорю.

– Тогда просто потому, что еще не дорос.

– Вот это больше похоже на правду, – соглашаюсь я.

– Но скоро дорасту, – говорит Матвей.

– Не сомневаюсь.

Удивительно, как в веселой истории сын увидел серьезную тему независимости от чужого мнения. Как это оказалось ему знакомо! Получилось, что, избавляясь смехом от вируса, мы еще и проводили профилактику подростковых комплексов…

На самом деле оказалось, что все истории в этой книге несут в себе такой вот «педагогический» подтекст. Незаметно, но очень ясно. Все читается между строк.

Мойра хочет пригласить к себе на день рождения всю школу и весь детский сад. Она не жалеет для них ни своего дома, ни своих же подарков, ничего… И что же? Гости не только благодарны за устроенный праздник, они его «спасают» от провала, когда оказывается, что угощений на всех просто не хватает: каждый приносит из дома все, что может найти, и получается великолепный праздничный стол!

Hot chto-to khoroshenkoye_illustr 2

– Это карма! – говорит Матвей. – Она сделала им что-то хорошее и они ответили ей тем же.

Вот так думаешь, что история про день рождения… а она про карму!

Или рассказ про капризного мальчика, не желающего надевать новый комбинезон. Он ноет и упрямится, заставляя изрядно понервничать маму, воспитательницу и директора детского сада. И что же в результате? Взрослые перенимают его «вредность» вместо того, чтобы научить ребенка сдерживать свои эмоции, тогда как малыш преспокойно одевается и идет на прогулку.

Hot chto-to khoroshenkoye_illustr 3

– Знаешь, мама, для чего писатель и художник так сделали? – со знанием дела говорит Матвей. – Для того, чтобы дети посмотрели, как глупо они выглядят, когда так себя ведут.

– Это точно! – соглашаюсь я. – Да и взрослые выглядят не лучше…

Матвей смеется. Температура явно понижается. Сын уже выбрался из-под одеяла, сел в кровати и взял книгу у меня из рук.

– Последнюю я сам прочитаю, – говорит он. – Это про девочку Тию, которая хотела купить в магазине все-все-все.

«Девочка тихонечко отошла от папы и взяла себе отдельную тележку. Она подошла к секции, где лежало мороженое, и положила в свою тележку сто коробок с мороженым.

Потом Тия подкатила тележку к папиной и позвала:

– ПАПА! СМОТРИ!

Он обернулся и охнул:

– ОХ!

Тия сказала:

– ПАПА! ЭТО ЖЕ ВКУСНО!

– Ну, уж нет, – ответил папа. – Это сладкая гадость. От нее у тебя зубы заболят и ума не прибавится. ПОЛОЖИ ВСЕ ОБРАТНО!»

Hot chto-to khoroshenkoye_illustr 4

Особую прелесть придает историям повторение отдельных фраз. Тия из раза в раз говорит: «ЭТО ЖЕ ВКУСНО!» И получает неизменный ответ: «ПОЛОЖИ ВСЕ ОБРАТНО!» Типичный диалог ребенка с родителем. Роберту Манчу здорово это удается!

– Тебе тоже приходится мне повторять все по десять раз, – улыбается Матвей.

– А ты каждый раз повторяешь все заново, – киваю я. – Даже если знаешь, что так нельзя.

– Удивительно… – в шутку задумывается Матвей.

– Поразительно… – отвечаю я, прищуриваясь.

И мы смеемся.

И вирус, наверное, смеется вместе с нами. Потому что к концу книги температура действительно падает, и вирус если и не уходит насовсем, то как минимум дает нам небольшую передышку.

– Видишь, мам, – говорит Матвей, вылезая из кровати. – Я же говорил, что смех поможет.

– Вижу, – киваю я.

– Хорошо, что у нас есть «Хоть что-то хорошенькое»! – улыбается Матвей и протягивает мне книгу.

– Прекрасно! – соглашаюсь я.

И это действительно прекрасно! Потому что когда книга может не только рассмешить, но и научить, это редкость.

– И полезность, – добавляет Матвей.

А уж он-то знает, о чем говорит.

Ирина Зартайская

__________________________________

Hot chto-to khoroshenkoye
Роберт Манч
«Хоть что-то хорошенькое»
Художник Майкл Марченко
Перевод с английского Михаила Гурвица
Издательство «Мелик-Пашаев», 2019

Понравилось! 9
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.