Толстая книга про тонкий меч
4 февраля 2020 976

Я всегда боялась толстых детских книг, в которых мало картинок. Таких, как «Тонкий меч» Фриды Нильсон. И, как оказалось, зря. Потому что не все, что может напугать меня, так же страшит моего ребенка.

Матвея нисколько не смутила толщина издания, скорее наоборот – впечатлила и заинтриговала.

– Ого! – сказал он, проверяя книгу на вес. – Такая большая и совсем не тяжелая…

Действительно, странное сочетание: толстая, но легкая книга, да еще и с таким «тонким» названием…

– Сколько же мы будем ее читать? – Матвей протянул мне книгу. – Мы ведь будем читать ее вместе, правда?

По правде говоря, я предполагала, что такую книгу сын захочет читать сам. Но раз уж он предложил, я не стала отказываться. Тем более, мне и самой было интересно узнать, что внутри.

Договорились читать друг другу по очереди перед сном, в зависимости от усталости. И нас затянуло. Как и когда это произошло, с первых страниц или с середины, сказать трудно. Мы действительно читали каждый вечер, но с небольшими перерывами, и получилось, что мы «жили» в мире этой книги больше месяца.

С первых строк я поняла, что для меня это будет непросто. История началась с того, что мама главного героя заболела. Заболела тяжело, так что была прикована к постели. Из-за изменений, произошедших с ее внешностью, мальчик перестал называть ее мамой, она стала для него Семиллой.

Читая все это вслух, я то и дело поглядывала на Матвея, свернувшегося клубочком под одеялом и внимательно прислушивавшегося к каждому слову. Как он это воспримет? Не станет ли проецировать события на себя и меня? Чего греха таить, мне и самой было не по себе.

Но, к моему удивлению, сюжет не вызывал у Матвея никаких волнений. А когда главный герой мальчик Саша отправился вслед за Господином Смерть, забравшим Семиллу к себе, Матвей только улыбнулся.

– Он ее вернет, вот увидишь, – сказал сын, глядя на меня.

Почувствовал ли он мой страх, заметил ли то, что мой голос временами подрагивал? Возможно. Как бы то ни было, я была счастлива, что весь путь чтения от начала и до конца мы с ним проделали вместе.

Дальше выяснилось, что Господин Смерть вынимает из человека его духовное «содержание» и там, на другой стороне, ты становишься либо хильдином с внешностью свиньи (это не связано с оскорблением, только внешний облик, не более того), либо спартаном с обликом собаки, либо гарипирией – крылатым и схожим с орлом воинственным жителем страны, где правит Господин Смерть.

– Тебя не пугает это имя? – спросила я, произнеся в очередной раз «Господин Смерть».

– Нет… А тебя? – задал мне встречный вопрос Матвей.

– Немного… – честно призналась я. – Наверное, потому, что слово «смерть» у нас ассоциируется с горем и болью…

Матвей кивнул.

– Наверно, – согласился он. – Но ты не бойся. Ведь здесь – не просто смерть, а Господин Смерть. Значит, с ним можно договориться, как с любым человеком. Главное, знать подход...

– А ты думаешь, Саша его знает? – спросила я.

– Думаю, да…

Я знаю, я видела, что сын тоже волнуется. Это было понятно по тому, как он ждал каждый вечер продолжения, как расстраивался, когда нужно было прерывать чтение и ложиться спать. А еще по тому, как он, читая самостоятельно, запинался и, отрываясь от текста, смотрел на меня. В такие моменты я ему улыбалась и подбадривала его.

– И что же дальше? – спрашивала я.

А дальше были невероятные приключения: неспешные, но очень тревожные. Знакомство Саши с юным хильдином, принцессой Спарты и сыном королевы гарпирий. Каждый из троих стал мальчику хорошим другом, готовым пойти на все, чтобы помочь. Вместе они преодолели столько препятствий и трудностей, возникших на пути… А ведь всё, что у них было, это дружба и еще тоненькие веточки – так называемые «мечи», которыми они играли, изображая сражение.

– Мне кажется, они делают это для того, чтобы не было страшно, – сказал Матвей. – Я тоже иногда так делаю, когда чего-то боюсь. Притворяюсь, что все это игра.

Я посмотрела на него. Серьезные глаза, взгляд, который не так-то часто увидишь у этого активного ребенка, не способного порой и минуты простоять на одном месте.

– Ты все правильно делаешь, – сказала я и вспомнила, что и для меня самой игра была прекрасным способом отвлечься от печальных или страшных мыслей.

Мы читали эту красивую, медленную и пронизывающую своей глубиной историю и по спинам у нас пробегали мурашки.

– Мурашки… – говорила я.

– Мурашки… – говорил Матвей.

Так мы показывали друг другу, в какие моменты текст нас особенно поражал, и протягивали друг другу невидимые ниточки душевной помощи.

А порой это было действительно необходимо. В некоторых эпизодах, прописанных в мельчайших подробностях, встречались такие пугающие слова как «кровь», «боль», «смерть», «раны»… Их было немало, но вот что странно – они вызывали мурашки, но не отталкивали. А когда в сюжете появился сам Господин Смерть, мы уже были подготовлены настолько, чтобы смело встать напротив него и посмотреть ему в глаза.

Спасибо автору, Господин Смерть оказался не таким уж опасным с виду: красивый высокий мужчина, обожающий торты и влюбленный в Семиллу. Почему?

Tonkyi mech_illustr

– За ее красоту? – предположила я.

– Потому что она мама, – высказал свое мнение Матвей. – Просто у него нет мамы.

Да, у него не было никого, кроме слуг и «посланниц» – мух, летавших между его царством и миром живых людей. И то, как Матвей провел параллель между любовью и одиночеством, соединив их словом мама, показалось мне прекрасным.

Книга «Тонкий меч» стала для нас особенным произведением. Мы настолько в него погрузились, что, дойдя до конца, не хотели возвращаться.

– Нет, я рад, что Саша вернул маму… – начал Матвей. – Она теперь выздоровела, и они снова встретятся с папой, который их так ждал, но…

– Но что?

– …мне будет их не хватать, – признался Матвей.

– Но они же тут, под обложкой, – улыбнулась я и похлопала ладонью по закрытой книге.

– Ну да… И Трине, и принцесса, и даже Господин Смерть… Он ведь не плохой. – Матвей посмотрел на меня. – Интересно, кем бы я стал в царстве Смерти?

– А ты сам как думаешь? – спросила я.

– Не знаю… но я бы хотел быть спартаном… – Матвей задумался. – Кстати, ты заметила, что дома у Саши живут свиньи, собаки и летают орлы? Может, ему все это путешествие приснилось?

Я тоже думала об этом. И даже ждала, что в конце Саша проснется и вернется домой один. Но он вернулся с мамой. И это было здорово. Здорово, потому что в книге реальность и фантазия, страх смерти и болезнь мамы, ее выздоровление – в больнице ли, или же в Царстве Смерти – все переплелось настолько, что уже не было необходимости отделять одно от другого.

И не важно, игра это или нет, правда или вымысел. Каждый справляется со своими страхами так, как умеет. Возможно, Саша все это придумал и Царство Смерти было больницей, в которой лежала его мама, пока ей делали операцию… Кто знает? Важно то, что Саша совершил это путешествие, справился со своими страхами и вернул себе маму.

– Знаешь, – сказал Матвей, прерывая мои размышления. – Эта самая лучшая книга, которую мы когда-либо читали.

Я удивленно посмотрела на него.

– Почему? – спросила я.

Матвей пожал плечами.

‒ Не знаю, – сказал он. – Просто я так чувствую.

Ирина Зартайская

___________________________________

Tonkyi mech
Фрида Нильсон
«Тонкий меч»
Художник Маша Судовых
Перевод с шведского Ольги Мяоэтс
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2019

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.