Детская история Холокоста
6 декабря 2019 939

Меня могло бы и не быть. Если бы моих прапрадедушку и прапрабабушку убили в фашистском лагере Майданек, не родилась бы моя бабушка. Моя мама. И я. Война прошлась по нашему роду очень основательно, поэтому книги о Второй мировой для меня не просто исторические тексты

Недавно я взяла в руки новый графический роман «Когда я вернусь» и почувствовала, что очень хочу его прочитать. Меня давно интересует тема Холокоста, я многое уже знаю, хотя мои родные не были евреями и остались живы в аду лагеря ‒ они были переведены на работы где-то на границе между Францией и Германией на сахарную фабрику. Ее хозяин оказался нормальным человеком. По воскресеньям он отпускал русских гулять и дарил подарки на Рождество. Мой двоюродный прадедушка, тогда мальчик Женя четырнадцати лет, выучился там говорить по-немецки и выпил свою первую кружку пива. Конечно, они голодали, много работали и болели, но все-таки это не печи Майданека. Им было лучше, чем героям того графического романа. Они все остались живы и вернулись. Хотя мой прадедушка-журналист не мог потом печататься в центральных газетах, а только в местных белорусских, потому что его родные были в лагере на территории врага.

А здесь истории самые разные. Их рассказывают выросшие дети, которым удалось остаться в живых в этой мясорубке, потому что их спас шведский Красный Крест. Но почти у всех на их глазах погибали родные и друзья. Жизнь детей была невероятно тяжелой. Например, Сусанна трудилась на какой-то немецкой ферме, а Тобиас – на стройке. Они и остальные дети работали по 16 часов в сутки, хотя Тобиасу было около семи лет. Их морили голодом, били, унижали. И все это рассказано так, как будто слышны голоса этих людей. Некоторые иллюстрации в этом графическом романе по-настоящему шокируют. И я бы даже убрала их: мне кажется, они могут напугать нежных ребят, особенно, если они еще ничего не знают об этом, и, может быть, они не станут дочитывать книгу, а она хорошая, правдивая, жизненная. На мой взгляд, лучше рассказывать о лагерных ужасах словами, а не картинками. Большинство моих знакомых воспринимают мир через рисунки, граффити, фото, кино, а не через слово. Изображение в них входит сразу, впечатывается. А слово просто царапает. И если написать, то не так страшно. Только дети с очень развитым воображением воспринимают текст как кино. Мне кажется, что все-таки не надо, чтобы мы знали все ужасы войны и лагеря так, как будто мы там были.

Я не люблю комиксы. Но, когда я читала этот графический роман, я вообще не думала об этом. Потому что это не комиксы, хотя, вроде бы, форма именно такая. По-моему, это очень удачный способ начать разговор о сложных и страшных вещах с ребятами, которые любят только развлекательное чтиво. Они увидят знакомую форму и, возможно, заинтересуются содержанием. Потому что книга действительно интересная. Она порождает множество мыслей. Например, почему шведское королевство спасало людей из других стран, а наши советские пленные погибали в лагерях? А тех советских людей, которых шведы все-таки спасали, они потом передавали советским войскам. И думали, что правильно делают ‒ несчастные люди поедут домой. А они поехали в лагеря в Сибирь.

Анна Семерикова, 13 лет

Понравилось! 8
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.