Семь вечеров с котом
8 ноября 2019 99

Не было никаких сомнений в том, что Матвею понравится эта книга. Потому что главный герой истории – кот, который ведет повествования от первого лица. А это два слагаемых успеха книги у моего сына. Матвею всегда было очень интересно узнать, о чем же таком думают животные. Говорить-то они не умеют. Или просто мы их не понимаем… Люди могут только догадываться о том, что творится в головах у их питомцев. А ведь, если верить книге, четвероногих нужно всего лишь спросить…

Холодные осенние вечера располагают к уютным чтениям перед сном. Обложившись грелками и укутавшись пледами, мы начали наше знакомство с котом Аристотелем. По ходу дела я объяснила Матвею, кто такие философы, и напомнила, что его бабушка Юля тоже закончила философский факультет.

– То есть философы занимаются тем, что размышляют? – уточнил Матвей.

– Ну, в общем-то да.

– Значит, все коты – философы, – сказал Матвей. – По ним видно. А вот по бабушке Юле – нет. Она слишком веселая.

– А почему ты решил, что философы не могут быть веселыми?

– Потому что те, кто все время думают, не могут веселиться, – ответил Матвей так уверенно, что я не нашлась, что ему возразить.

В этот раз книгу читала я. Вслух и с выражением. Старалась сделать все возможное для максимальной передачи эмоций и чувств кота. Сделать это было не так-то просто, потому что котов я не слишком люблю… Но, как ни странно, Аристотель как персонаж и как кот произвел на меня лучшее впечатление, чем я могла ожидать.

По поведению он действительно очень похож на обычного кота: никто ему не нужен – покормите да спать уложите. Но на поверку оказывается, что ему до невозможности не хватает ласки. Просто он, как часто делаем и мы, люди, тщательно скрывает свои чувства. Например, со стороны и не скажешь, что ему не нравится спать в чулане, на своем месте в корзинке… А на самом деле ему отчаянно хочется под бочок к своей хозяйке Анне.

– Мне бы на его месте тоже в чулане не понравилось, – согласился с недовольством Аристотеля Матвей. – То ли дело в кроватке, когда мама книжку читает и пятки гладит…

Забавно, что пока Матвей не сказал об этом, я даже не обращала внимания на «поглаживание пяток». Видимо, машинально, читая про «страдания» котика, хотела компенсировать ему недостаток нежности.

История, в общем-то, незамысловатая. Аристотель слышит, что его хозяйка хочет завести собаку, сбегает, чтобы выразить свое недовольство и протест, а затем возвращается, узнав по дороге, что собаки (или «пустобрёхи», как он их называет) не так уж и плохи…

– А что значит «пустобрёх»? – спросил Матвей.

– Давай подумаем, – предложила я. – Если попробовать найти в этом слове два составляющих, то какими они будут?

Матвей задумался.

– «Пусто» и «брёх»?

– Верно, – подбодрила я. – И что получается в итоге?

– Пусто в брюхе. Голодный, наверное… – предположил Матвей.

На самом деле, он был не так далек от правды, только в отношении кота, а не собак. Потому что Аристотель на протяжении всей истории постоянно хотел есть. И каждый раз при очередной попытке добыть еду натыкался на препятствия. То его в магазине в морозилке закрыли, то из отдела молочных продуктов вытащили, то бутерброд не дали укусить – спугнули…

В общем, я ответила сыну, что у слова немного другое значение, но его вариант тоже подходит. Мы провели за чтением ровно 7 вечеров, то есть одну неделю в компании с Аристотелем.

За это время в квартире дали отопление, а мы… Мы согрелись, много смеялись над забавными и нелепыми ситуациями, в которых оказывается самоуверенный кот Аристотель, убедились в том, что дружба между собаками и котами возможна, вспомнили, что мы всегда в ответе за тех, кого приручили, и начали всерьез задумываться о том, чтобы завести животное.

– Хотя у тебя уже есть я… – сказал Матвей. – За мной тоже надо ухаживать, воспитывать и кормить.

– Это правда, – согласилась я. – Да и тебе со мной нелегко приходится…

– Тогда давай лучше пока друг за другом следить научимся, – мудро заметил Матвей.

И я подумала, что это одно из самых философских решений из тех, которые когда-либо принимал мой сын.

Ирина Зартайская

__________________________________

A kota sprosit zabuly

Аннетте Херцог
«А кота спросить забыли?»
Художник Пе Григо
Перевод с немецкого Натальи Кушнир
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2019

Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.