Что сегодня читают дети Германии
5 ноября 2019 374

Детская литература разных стран развивается по-разному: важным остается влияние национальной традиции, актуальными и востребованными оказываются разные темы, и писатели по-разному отвечают (или не отвечают) на социальные вызовы.
Журналист «Папмамбука» Дарья Маркова побеседовала с переводчицей с немецкого Вероникой Кричевской о том, что интересного сегодня происходит в немецкой детской литературе.

Переводчик с немецкого Вероника Кричевская

– Вероника, расскажите, как вы сами выбираете книги для перевода, и над чем вы работаете сейчас?

– Мне кажется, что переводчик должен выбирать ту литературу, которая ему нравится, созвучную его натуре. Например, мне интересно переводить Мартина Бальтшайта. Насколько я знаю, его книги пока не издавались на русском языке. А мы в соавторстве с Альбиной Бояркиной и Юлией Шестовских перевели его книгу «Папа-лев и три мартышки».

В Германии Мартин Бальтшайт – известный автор, и у него есть целая серия рассказов о Льве. Льва зовут Диоген, он женат на красавице Львице, а дети у них почему-то обезьянки… Книга написана образно, с юмором. Бальтшайт – сам отец четверых детей и трое из них еще маленькие. Книжка предназначена для чтения вслух – один абзац может читать взрослый, другой – ребенок. В ней много игры со шрифтами: что-то написано крупно, что-то выделено жирным, что-то – курсивом, звукоподражательные слова нарисованы. Все для того, чтобы получить от чтения удовольствие. Мартин Бальшайт — автор и текста, и иллюстраций, и всего оформления книжки, включая обложку. Все это образует единое целое.

А сейчас я работаю над пьесой Пауля Маара и Кристиана Шидловски «Фауст». Это моя личная инициатива – у меня появилось немного времени. Это очень интересно, хотя и не просто. Фауст в течение пьесы претерпевает все большее и большее зло от своего обидчика, и в какой-то момент его переполняют ненависть и бессилие, а идея мести овладевает им настолько, что любые средства становятся хороши. Но когда обидчик целиком оказывается во власти Фауста, он решает его простить, не отвечать злом на зло. Наш герой обретает свободу и для него начинается совершенно другая жизнь. Все это рассказано доступным языком, в увлекательной форме. Сейчас почти каждый слыхал о Фаусте, но мало кто знает, о чем действительно эта история. А это важно, это и есть краеугольные камни культуры. Современный театр постоянно пересказывает, переосмысляет и Шекспира, и Чехова… Классика и сегодня интересна. Темы вечные.

Мне кажется, эта пьеса вполне может быть востребована в российских детских театрах. Ведь для пьесы важно, чтобы она игралась на сцене. И было бы здорово, если бы дети это сыграли.

– А какие темы, на ваш взгляд, актуальны для современной немецкой детской литературы?

– Политические книги для юношества, прежде всего. Очень часто в таких книгах в центре внимания автора оказываются беженцы, их столкновение с новой реальностью. Например, книга Сепиде Сарихи «Что люблю - возьму с собой» рекомендована детям, начиная с 5 лет. Автор по происхождению иранка, а главная героиня – девочка, которая покидает свою родную страну. Родители подарили ей чемодан, чтобы она упаковала любимые вещи, она хочет все свое взять с собой, но выясняется, что невозможно взять с собой любимую речку…

Новая книга Рафика Шами, автора уже изданных на русском «Мышкиных страхов», – о сирийском мальчике Сами, который тоже покидает свою деревню – «Сами и воля».

Политическая тема неразрывно связана с темой смерти, как у Пира Мартина в его книге «Лето под черными крыльями»: это о том, как личная история соотносится с общественной, социальной.

– То есть в Германии считается, что политические темы должны появляться в детских книгах как можно раньше, почти как прививки...

– Да. Еще одно важное направление современной немецкой детской литературы связано с желанием заглянуть внутрь себя, с поиском себя в этом мире. Это роман-путешествие, в переносном значении ? жизнь понимается как дорога.

– Жизнь в меняющемся мире.

– И не только в политическом смысле. У Виланда Фройнда есть книга на эту тему для совсем маленьких детей – про черепаху - «Тортилка».

Фройнд написал ее для своей дочери, и эта книга стала бестселлером. Чем-то она напоминает сказки Сергея Козлова – философские, созерцательные, очень милые. Черепашку купил один пьющий и курящий человек. От него пахло табаком и пивом. Он купил черепашку, а потом выбросил ее на дорогу, и дальше описываются приключения черепахи, попавшей в «дикий» мир, где полно машин и других опасностей.

Мы живем в эпоху цифровых технологий, и с этим связаны новые соблазны для человечества. В романе для подростков «Таламус» Урсулы Познански проводятся биологические эксперименты на людях. А у того же Виланда Фройнда есть роман «Краконош», где Фройнд опирается на немецкую мифологию. Там в образе черного ворона появляется горный дух Рюбецаль (он же Краконош), который помогает светлым героям, а тем, у кого злые умыслы, – нет. При этом Фройнд пытается передать картину современного мира, залитого светом люминесцентных ламп. Эта картина настолько враждебна человеку, а Виланд Фройнд так мастерски это описывает, что при чтении прямо физически ощущаешь свою отчужденность. Но это все-таки довольно специфическая литература.

– Специфическая в каком смысле?

– В том, как противопоставлены цивилизация и природа. Она близка к антиутопии, хотя ее все-таки нельзя так назвать.

Вообще подобных книг много. Например, «Лето в Саммербай» Кирстен Бойе – о том, как подростки отправляются отдыхать на остров к бабушке, где нет никаких телефонов. Если в «Краконоше» описывается жажда естественной жизни, подавленность технологиями, то здесь – обратная ситуация.

Еще один известный автор, Марк-Уве Клинг, тоже написал книгу на эту тему – «День, когда бабушка вырубила интернет». Книжка рекомендована детям начиная с шести лет. Но есть и книжки для совсем маленьких, как «За угол – нельзя!» Дирка Штайнхёфеля. Тут мама, уткнувшаяся в экран мобильника, говорит дочке: кататься на велосипеде можно только отсюда и до угла. За угол – нельзя! Естественно, за углом начинаются приключения.

Отдельное место занимают книги для мальчиков. Этот раздел так и называется: «Слабый в чтении сильный пол». Считается, что мальчики читают меньше, чем девочки, и для них есть отдельная литература. Для девочек таких специальных книг нет.

– В чем выражается специализированность таких книг? В темах?

– Да, названия сами за себя говорят: «Абсолютный победитель» или, например, «Мастер беспорядка», с юмором написанная книга о том, как устроить беспорядок, – целых 232 страницы. Девочки, конечно, тоже любят «Вредные советы», но мальчики – особенно... Или «Флешбой – супергерой» – о том, как в семье профессиональных музыкантов растет абсолютно немузыкальный ребенок.

Научно-популярные книжки – тоже отдельный блок. Они очень разные. Есть, например, книга об эмоциях – целый фотоальбом детей в различных состояниях. Или книга о том, как разные животные занимаются спортом. «Большая книга картинок и слов» – она переведена как минимум на шесть языков. Разные книги о природе, о том, почему птицы поют… Сюда же можно отнести новую книгу Торбена Кульмана «Эдисон», уже изданную в России.

Ну, и есть книги, объединенные в блок «Любовь, секс и смерть: великие чувства».

– На российском книжном рынке относительно недавно появились переведенные с немецкого книги про смерть: «Щучье лето» Ютты Рихтер, «Удивительные приключения Маулины Шмидт» Хайнриха Финн-Оле, «А дедушка в костюме?» Амели Фрид. Вы упомянули «Лето под черными крыльями». Эта тема стала как-то особенно прорабатываться в немецкой литературе для детей и подростков?

– Эта тема всегда существовала в немецкой литературе и вообще в немецкой культуре. То, что эти книги появились и на российском рынке… Возможно, есть потребность в ответе на эти вопросы.

– Понятно, что темы и жанры разные, но при этом создается впечатление планомерной проработки болевых точек.

– В общем да. Очень актуально все, что связано с мультикультурной, с интернациональной историей, когда люди по разным причинам перемещаются из одной части мира в другую.

– Насколько, на ваш взгляд, такие книги сейчас принимаются в России?

– Мне кажется, ко многим вопросам мы не готовы, нам даже приблизиться к ним страшно. Все, что касается социально-политических тем, в детской русскоязычной литературе практически вообще не встречается.

– У абстрактных, общефилософских историй больше шансов пройти на российский рынок?

– Возможно. Но переводчик, мне кажется, не должен об этом думать. Ему нужно делать свое дело – переводить хорошую литературу.

Беседу вела Дарья Маркова

___________________________________________

Книги, упомянутые в статье, которые переведены на русский язык:

А дедушка в костюме? »
Большая книга картинок и слов »
Удивительные приключения Маулины Шмитт. Часть 1. Мое разрушенное королевство »
Щучье лето »
Удивительные приключения Маулины Шмитт. Часть 2. В ожидании чуда »
Удивительные приключения Маулины Шмитт. Часть 3. Конец вселенной »
Эдисон. Тайна пропавшего сокровища »

 

Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.