«Прочтите жизнь на кончике пуантов…»
26 марта 2019 721

Магдалина Сизова
«История одной девочки»
Художник А. Ермолаев
Издательство «Речь», 2017

С детства мы слышим слова: театр, опера, балет, представления, постановки… Наверняка, хотя бы раз в жизни вы видели балет по телевизору, в Интернете, а кто-то даже в театре. Балет не может говорить словами, он рассказывает нам сказочную историю танцем. Как книга сложена из слов, так и балет состоит из движений. Позиции рук и ног выражают чувства и эмоциональное состояние человека.

Мне хотелось понять, как человек может достичь такого совершенства. И я решила прочитать книгу Магдалины Сизовой «История одной девочки» ‒ о великой балерине Галине Улановой.

Галина Уланова родилась в начале XX века в Санкт-Петербурге, тогдашней столице Российской империи. С раннего детства девочку окружала музыка, ведь она родилась в семье артистов балета. Её мама балерина, отец танцевал, а потом стал помощником режиссёра Мариинского театра. Маленькая Галя очень любила, когда мама играла на рояле «Времена года». «…Особенно любила она то время года, которое называлось “Подснежник”. Ей даже трудно было слушать его, сидя на стуле. Ей хотелось двигаться вместе с этими лёгкими, нежными звуками. И однажды она попробовала это сделать. Мама, сидевшая у рояля, не видела того, что делается за её спиной. Галя встала на цыпочки и, подняв руки, тихонько сделала несколько шагов. Это было очень приятно». Это событие и стало началом великого пути.

Жизнь Галины была нелёгкой. Уже в возрасте девяти лет она поступила в Петроградское хореографическое училище-интернат. В 1919 году, во времена Гражданской войны, жизнь в интернате на государственном обеспечении была спасением от голода. Домой Галина возвращалась только на выходные.

Первый выход Гали на сцену был в роли божьей коровки. Впервые она надела удобное шёлковое трико, на лице у неё была маска с отверстиями для глаз и рта, а на теле был закреплен панцирь, невероятно тяжёлый и сковывающий движения. «На одно мгновение неудержимо захотелось Гале взглянуть на сияющее великолепие сцены. Она раскрыла глаза и взглянула… Огромная чёрная дыра-пропасть разверзлась перед ней. Эта чёрная пропасть была немая, но живая: она была полна людей. И, в ужасе перед этой дырой, откуда веяло теплом, Галя шлёпнулась под тяжестью и панциря и страха на ярко освещённый пол и, закрыв глаза, поползла по маленькому кусочку сцены».

Через несколько лет, на одном из уроков литературы, посвященных роману Толстого «Война и мир», учительница читала вслух описание первого бала Наташи Ростовой. Галя «слушала и чувствовала, что, если бы сама была на месте Наташи Ростовой, то так же переживала бы свой первый бал. Потом ей стало казаться, что всё это написано вовсе не про Наташу, а про неё, Галю, и она с изумлением слушала, как рассказывал о её собственных мыслях и чувствах какой-то волшебник, угадавший их. Это вызывало в ней восторженное удивление, это угадывание каждой мелочи её собственных переживаний казалось каким-то чудом». Она поняла, что значит «в чужой восторг переселяться»…

Во время учёбы в училище Галина много размышляла над образом, импровизировала… Невыносимая боль, растянутые и разорванные связки – вот что скрывается под изящным и невероятно тонким искусством. Но Галина, превозмогая боль, продолжала совершенствовать актёрское мастерство и технику.

Первые профессиональные выступления принесли Улановой большой успех. Образ Одетты – Одиллии в «Лебедином озере» улучшался от спектакля к спектаклю. В этом танцовщице помогли не только регулярные тренировки. Юная балерина успевала ещё и рыться в книгах, читать стихи, узнавать что-то новое из истории музыки. Ведь «музыка, как и её искусство, говорила без слов. И музыку она не могла отделить от движений. Каждое музыкальное произведение вызывало в ней непреодолимое желание передать его жестом, движением – танцем».

Галина задумывалась о том, какой она видит себя в танцевальном искусстве: «Изменятся причёска, грим и костюм, но эта внешняя часть сценического образа должна отвечать его внутреннему характеру». Именно этот внутренний характер и интересовал её, «но самым замечательным и самым важным было то, что Галя начинала теперь сознавать и чувствовать свою собственную художественную личность». «Она думала не о том, как она танцует, а о том, кого танцует». В балете «Ромео и Джульетта» «из радостной девочки, пробегающей по сцене не то играя, не то танцуя, Джульетта-Уланова вырастает в девушку, несущую свою любовь с предельной чистотой навстречу судьбе. И из девочки, прыгающей на колени к своей няньке, она превращается в женщину, сражённую горем и любовью, бесстрашно вонзающую нож в своё полудетское сердце».

Галина Сергеевна Уланова отдавала всю себя балету, даже находясь на заслуженном отдыхе. До конца своей жизни она работала балетмейстером-репетитором, воспитывая юных артистов балета. У Галины Улановой было невероятное желание оживить танец, она всегда думала об одухотворённости труда, стремлении во все вложить душу. Все балерины работали до седьмого пота, но великой стала лишь Уланова благодаря безжалостной работе над собой.

«Прочтите жизнь на кончике пуантов:
На краткий миг она остановилась,
Чтобы измерить интервалом такта
Любовь».
                         (Т. Сергеева)

Всего лишь на несколько секунд замерла балерина в своем танце, чтобы вновь продолжить кружиться под звуки вечной музыки…

Мария Горбунцова, 14 лет, г. Пенза

Понравилось! 9
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.