Книга по психологии как литературное удовольствие и не только
17 января 2019 1901

Давно я не получала такого удовольствия от книги! Вот честно! Нет слов, насколько меня впечатлило это издание, которое, как я сперва подумала, предназначается для родителей, а на самом деле... Но обо всем по порядку.

Я никогда не была любителем «полезных книг о воспитании». Мне было скучно, грустно и, возможно в какой-то мере страшно: а вдруг я узнаю себя в одной из рассказанных историй и пойму, что я ужасная мать? Нет-нет, подобной литературы я избегала очень старательно, предпочитая полагаться на опыт моих родителей и свои собственные наблюдения. И все же каждый раз, когда мы с Матвеем сцеплялись в словесной перепалке, ругались, а то и кричали друг на друга, я нет-нет да задавалась вопросом: а может, стоит попробовать?.. И каждый раз после того, как ссора утихала, и мы мирно обнимались, лежа на диванчике, я отметала от себя все сомнения. Да нет же, все и так хорошо! Я справлюсь.

А потом все повторялось снова.

И вот появилась она. Книга. Нет, ее появление не сопровождалось торжественной музыкой и неземным свечением. Она просто тихо лежала себе на полке в магазине. Но обложка… Во-первых, название. «Давай договоримся» ‒ это фраза, которую я произношу чуть ли ни каждый день, пока еще стараюсь сохранить спокойствие. Но потом передо мной возникает образ, который изображен на обложке прямо под заглавием. Точка невозврата: Матвей впадает в истерику, а я выхожу из себя. Надпись еще ниже гласит: «В помощь гиперчувствительным детям и их чувствительным родителям». Заглядывая внутрь, я все еще сомневалась: можно ли будет читать эту книгу вместе с ребенком?

Все решилось само собой, когда я увидела картинку, иллюстрирующую нашу с Матвеем ежевечернюю сцену по выполнению домашнего задания. Реплики, написанные рядом с невероятно реалистичными зарисовками общения мамы и сына, почти слово в слово повторяли нас с Матвеем. Ужас, конечно! Но это окончательно убедило меня в том, что эта книга мне просто необходима.

Illustr 1

Повторюсь, я никогда не читала книг по психологии для родителей. Все эти нудные разборы конфликтных ситуаций, длинные списки правильных и неправильных родительских реакций... Но в книге «Давай договоримся» всего этого нет! Советы изложены в комиксах и схемах. Причем сформированы они так, что понятны не только взрослому, но, как оказалось, и ребенку тоже.

Скрывать свою находку от Матвея я не стала. Наоборот, первое, что сделала – открыла на той странице, которую сама увидела в книжном (см. выше), и спросила:

‒ Узнаешь?

Матвей на минуту перестал жевать макароны и уставился в текст. Сглотнул. Расплылся в улыбке.

‒ Ага…

А потом отодвинул тарелку в сторону и выхватил книгу у меня из рук.

Первая мысль, которая пронеслась у меня в этот момент: что бы на это сказал психолог? Во-первых, ребенок бесцеремонно выдернул у меня (взрослого! его мамы!) что-то из рук, даже не спросив разрешения (фу, какая невоспитанность!), во-вторых, я тоже хороша – не дала сыну спокойно поесть (разве так можно?!) и подсунула отвлекающий фактор прямо ему под нос (то есть сама напросилась!).

Вторая мысль, которая пришла мне в голову – это то, что я не возмутилась, а сказала совершенно спокойно:

‒ Да, это очень интересно. Но давай мы сначала поужинаем, а потом вместе посмотрим эту книгу, хорошо?

Надо сказать, к этому моменту я уже успела пролистать примерно половину книги. И, кажется, это начинало сказываться…

С того самого вечера началось наше ежедневное изучение «Давай договоримся». Рассмотрев все картинки и узнав на всех них себя, Матвей сперва просто хохотал, потом показывал особо впечатлившие его сценки всем и каждому, а потом начал применять советы в жизни… Причем совершенно внезапно.

Об одной такой истории не могу не рассказать.

Как-то после школы, перед тем, как сесть за уроки, мы с Матвеем договорились, что если успеем сделать все до 19.30, то я обязательно покажу ему, как работает программа «Фотошоп», и научу простейшим манипуляциям, которые он может делать с фотографиями. Но… Как это часто бывает, по математике все оказалось не так-то просто, по русскому задали два упражнения вместо одного, а в довершение ко всему в середине и без того нелегкого процесса у Матвея разболелся живот. В общем, уроки были сделаны только в начале девятого вечера…

– Ты покажешь мне «Фотошоп»? – спросил Матвей, положив в рюкзак последний учебник и победно застегнув молнию.

– Милый, мы же договаривались, что сядем за компьютер, только если успеем до 19.30… А сейчас сколько времени? Взгляни на часы…

– Но маааам! – сию же секунду заныл Матвей. – Я хочу «Фотошоп»!!!

– Послушай, мы обязательно займемся этим завтра, мне и самой хочется тебя научить чему-то новому, но сейчас уже поздно, а завтра нам с тобой рано вставать…

Примерно на середине моей столь красиво и деликатно построенной фразы сын разразился ревом. Безутешным. Во весь голос.

Слезы градом катились по его щекам, а губы лепетали что-то вроде:

– Так всегда… ты никогда не разрешаешь… мы теперь вообще не сядем…

Все это заглушалось воем.

Ну привет, истерика, ты, как всегда, подкралась незаметно!

Я без остановки повторяла что-то утешительное, по содержанию близкое к тому, с чего начала: «Мы обязательно это сделаем, мне и самой не терпится, это только кажется, что долго ждать…» и т.д. и т.п. Но самым удивительным для меня оказалось не то, что я не «взорвалась», а то, что Матвей в какой-то момент вдруг взглянул на меня и сказал:

– А давай посмотрим, что об этом пишут в книге?

– Э-э-э… Конечно… сейчас… – ответила я, слегка опешив.

Вот так. И что бы вы думали? Мы нашли! Нашли пусть не такую же, но схожую ситуацию: мальчик просит, чтобы его друг пришел к нему в гости, но папа говорит, что сейчас нельзя, зато в следующий раз – обязательно!

Рядом первая, неверная реакция родителей, дальше – разбор и анализ проблемы и варианты ее решения.

Illustr 2

– Да… похоже, – кивает Матвей, все еще всхлипывая. – Только меня такие ответы все равно не успокаивают…

– Разве? А мне кажется, что истерика уже ушла… – отвечаю я, и прощально машу рукой:

– Пока, истерика, надеюсь, мы тебя еще нескоро увидим!

Матвей вытирает нос и улыбается.

– А давай посмотрим, что там еще есть.

И мы смотрим. Смеемся, рассуждаем. Матвей говорит, что мальчик из книги слишком послушный и он сам, например, никогда бы не пошел готовить блины вместо игры в планшет.

– Может быть, стоит разок попробовать? – предлагаю я.

Но сына больше впечатляет идея с фасолинками: сколько раз за неделю ребенок ведет себя хорошо и послушно, столько фасолинок вы кладете в банку. В конце недели ведется подсчет: количество фасоли в банке равняется количеству дополнительных минут, которые ребенок может провести перед компьютером, телевизором или телефоном. ( P.S.: не забыть купить фасоль!)

Не меньшее впечатление произвело на Матвея количество видов интеллекта, т.е. способностей.

– Видишь, здесь говорят о восьми разных видах, – говорю я. – А в школе ценятся только два из них, остальные зачастую просто не учитывают…

– А какие виды у меня? – интересуется Матвея.

– Давай прочитаем, и ты сам поймешь, предлагаю я.

Так и делаем. И знаете, что? Да у него все восемь видов! Мой сын, оказывается, без минуты гений! Ха!

Да нет, про все восемь это я, конечно, смеюсь. Как и любая мама, я всегда смогу найти в своем детище все самое лучшее, что есть на свете. Но если серьезно, то Матвей действительно нахватал чуть-чуть из каждого сектора с перечислением способностей. Чего-то больше, чего-то – меньше. Он сам это увидел, сам узнал, провел параллели, вспомнил то, что ему удается лучше или хуже. И мне кажется, что благодаря этому мой сын чуточку больше поверил в себя. Круто ведь?

Ну и в завершение скажу, что помимо появления настольной книги, спасающей нас от ненужных вспышек гнева и радующей своими невероятно меткими и смешными комментариями к повседневной жизни ребенка и родителя, в словарном запасе моего сына появилось несколько очень классных слов. Одно из них, мое любимое – прокрастинация. Именно его я теперь слышу чаще всего.

– Что-то я опять прокрастинирую, – вздыхает Матвей и слезает с табуретки, возвращаясь к домашнему заданию по окружающему миру. И мое негодование, уже начинающее закипать внутри от очередного отвлекающего маневра моего сына, бесследно улетучивается!

Все хорошо, мы продолжаем учиться.

Учиться договариваться.

Ирина Зартайская

________________________________

Davay dogovorimsya

Анн-Клер Кляйндинст
«Советы в картинках. Давай договоримся. Как повзрослеть вместе с ребенком»
Иллюстрации Линды Коразза
Перевод с французского Александры Васильковой
Издательство «Самокат», 2018

Понравилось! 16
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.