Воспитание чувств, или Как понять девочек
21 сентября 2018 1217

Когда дети вырастают и становятся активными самостоятельными читателями, вечернее чтение вслух, как правило, постепенно отмирает. Наша семья – не исключение. Даже если я очень стараюсь сохранить эту прекрасную привычку, обстоятельства часто против. В течение учебного года у каждого из детей свой ритм жизни и чтения, свои интересы. Регулярно читать вслух получается только летом, на даче, когда нет ни школы, ни кружков, ни домашних заданий. Иногда вслух читают дети, желая поделиться смешным или интересным для всех текстом. Иногда почитать удается и мне ‒ тогда я выбираю те книги, которые без меня наверняка пройдут мимо мальчиков. А еще я давно знаю, что книги – отличный посредник в разговоре с ребенком на сложные темы морали. В некоторых случаях мне кажется правильным «рассказать» (с помощью книги) занимательную историю «со смыслом», а не произносить нравоучительные нотации.

Вот, например, мой сын Платон почему-то не любит девочек. Понятия не имею, в чем причина. Он избегает совместных игр и компаний, никак не может запомнить имена своих одноклассниц и говорит, что девочки не очень умны и всё время заняты какими-то глупостями. Я пыталась его переубедить: рассказывала, как сама была девочкой второклассницей, как мы с подружками играли, учились, получали тройки и двойки, влюблялись в мальчиков и писали им дурацкие записки, – но всё это Платона не убеждало. Я уговорила его прочесть книжки Тимо Парвела про Эллу и трилогию Русе Лагеркранц про Дюне, всю серию Марии Бершадской про большую маленькую девочку… Поколебавшись, он прочёл, ему очень понравилось – сказал, что, во-первых, это не девочки, а просто люди. А во-вторых, его одноклассницы совсем на них не похожи.

И тут я вспомнила, что многие мои знакомые девочки Платошиного возраста (9 лет) очень любят книжки Ирины Пивоваровой. И стала читать ему вслух – сам он отказался, сказав, что «про девочек он не читает». Чтение оказалась не из лёгких. Мне приходилось останавливаться буквально на каждой странице, чтобы объяснять Платону, о чём речь – в самых, казалось бы, простых случаях.

Сестры Сковородкины пытаются исправить свою внешность: Катя намазывает себе уши клеем и целый день ходит в шапке, чтобы уши не торчали в стороны. Платон считает, что она дурочка – у него в голове вообще не укладывается, что кому-то может не нравиться собственная внешность. В общем-то, Катин поступок умным не назовёшь (в результате уши у нее по-прежнему торчали в стороны, зато шапка приклеилась к голове). Но мне-то важно не просто дать оценку Катиным действиям, а показать своему сыну, что девочки очень переживают относительно собственной внешности, для них очень важны и уши, и волосы, и ноги! Я несколько раз перечитываю Платону этот рассказ, мы проговариваем и обсуждаем все фразы девочек и наконец-то находим логику в их действиях – хотя Платону, с его математическим складом ума, очень сложно согласиться с этой «женской логикой».

Еще труднее ему понять все нюансы отношений между Люсей Синицыной и ее подругой, Люсей Косицыной. Первая Люся сидит на дереве и поёт приятелю Коле красивые песни. Она совершенно счастлива. Вторая Люся слышит эти песни, но не видит исполнителя – и громко говорит:

«‒ Пусть не воображает, что она лучше всех поёт! Подумаешь, певица нашлась!.. Вчера Сергей Федорович приехал. И сегодня мы с ним идем на балет “Доктор Айболит”! Сейчас надену свое синее платье, туфли надену новые – красные, с дырочками – и пойдем».

«И она ушла. Мы с Колей слезли с дерева. Всё обошлось хорошо. Нас никто не видел. Никто не ругал. Я даже почти не поцарапалась. Солнце светило так же ярко. Облака были такие же белые. И было тепло. И было еще утро. И было воскресенье. Но настроение у меня было испорчено».

Illustr_Pivovarova

Платон совершенно не понял, почему у Люси Синицыной испортилось настроение. Что случилось-то? Не мог даже предположить. Эх… Почему-то мне кажется, что девочке любого возраста всё это будет понятно без всяких объяснений. Но как объяснить девятилетнему мальчику этот сложный эмоциональный коктейль из зависти, самоутверждения, желания позлить подружку? И при этом не осудить эту «книжную» девочку, а помочь понять причины такого поведения?

Я перечитываю Платону этот фрагмент еще раз. Мы разбираем буквально каждое предложение и пытаемся вместе назвать то чувство, которое движет Люсей Косицыной, когда она произносит эти обидные слова. Почему она упоминает какого-то Сергея Федоровича? При чём здесь туфли в дырочку? (Это, кстати, требует отдельного объяснения – что такое туфли в дырочку.) Мы даже записываем названия этих чувств: зависть, раздражение, досада, обида, соперничество… И считаем их количество: получается не меньше пяти! И все их Люся испытывает за пару минут! Вот какая эмоциональная буря кипит в ее душе. Мы разговариваем с Платоном о том, доводилось ли ему испытывать так много чувств одновременно – он вспомнить не может. Вроде бы, говорит, обычно я испытываю какое-то одно чувство. А девочки, видимо, чувствуют как то иначе…

Мне кажется, первый шаг к пониманию девочек сделан. В сентябре будем дальше учиться понимать одноклассниц. Зато книжки про девочек теперь Платон читает без всяких сложностей.

Анна Рапопорт

______________________________________

Odnazhdy Katja s Manechkoj
Ирина Пивоварова
«Однажды Катя с Манечкой»
Художник П. Гавин
Издательство «Искатель», 2017

O chem dumaet moya golova
Ирина Пивоварова
«О чём думает моя голова»
Иллюстрации Владимира Долгова
Издательство «Махаон», 2016

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.