Один в поле не воин
21 мая 2018 685

Никак не могу привыкнуть к тому, что мой сын уже первоклассник. А первоклассники вроде как начинают читать серьезную литературу, выбирают книжки потолще и с глубоким смыслом … Только вот я по старой памяти смотрю на книжки попроще, где текста зачастую меньше, чем картинок, и набран он крупно. Надо сказать, что Матвей нисколько не против. Он как раз предпочитает именно такие истории – короткие, емкие, чтобы сопровождались многочисленными иллюстрациями и были предельно понятны. Себя я оправдываю тем, что сын может читать такие книги сам, что он и делает с превеликим удовольствием. Матвей в свои 7 лет читает бойко, без запинок и с выражением. «А как иначе?» – говорит он. Вот и я думаю – а как иначе? Тем более, когда сам текст тебе помогает, направляет и подсказывает: оборотами, знаками препинания, расставленными в нужных местах и с правильными акцентами. Подобные книги мы читаем и перечитываем по многу раз, и «Палле один на свете» ‒ именно из таких.

К немалому своему удивлению я обнаружила, что история эта была написана Йенсом Сигсгордом и проиллюстрирована Арне Унгерманном аж в 1942 году! Тут надо сказать, что я предпочитаю книги современных авторов. Но когда я взяла в руки «Палле», мне и в голову не пришло, что эта книга написана 75 лет назад. Да она выглядит современнее современных! Конечно, во многом это заслуга издательства, выпустившего ее в твердом переплете, с хорошим оформлением и удачной версткой: страница с картинкой, страница с текстом – ничего лишнего.

Матвей тоже был по-своему удивлен:

‒ Неужели тогда все выглядело так же, как сейчас? И самолеты? И детские площадки? И магазины?..

Естественно, в понимании семилетнего ребенка 75 лет – срок огромный, на грани фантастики. Но я, в свою очередь, только согласно кивала головой. И дело тут не столько в схожести города, окружающего Палле, с городом нашего времени. Дело, наверное, в том, что история, рассказанная в книге – вне времени.

Матвей начал читать книгу, пока я готовила обед. Он читал вслух, иногда демонстрируя мне развороты, чтобы я могла посмотреть иллюстрации.

Мальчик Палле проснулся один, ни мамы, ни папы дома нет…

– Я бы испугался, – сказал Матвей.

Но Палле не из таких. Наоборот, он даже рад – можно не умываться! Но что такое? Оказывается, и на улице тоже ни души… Вот это раздолье! Палле волен делать все, что хочется: кататься на трамвае, управляя им вместо вагоновожатого, брать в магазинах все, что захочется, потому что… – Он остался один во всем мире… – говорит Матвей.

И я замечаю, что ему немного не по себе. Он явно поставил себя на место Палле. Я решила воспользоваться заминкой и спросила:

– А ты бы хотел так же, как Палле, остаться один и делать все, что захочется?

Матвей не спешил с ответом.

– Ну да, наверное… – отозвался он наконец. – Но только совсем ненадолго. Минут на пять.

– Но ведь ты бы мог делать все, что угодно! – не отставала я. – Есть мороженое, брать игрушки в магазинах, кричать на всю улицу, водить машины – и тебе бы никто ничего не сказал.

И в моем воображении тут же появилась картинка: я в супермаркете, беспорядочно хватаю все, что только попадется под руки…
Матвей вернул меня к реальности.

– Потому что никого бы не было… – сказал он. – И тебя бы не было, и папы… И бабушки Юли. И некому было бы со мной играть. И готовить я не умею, так же, как этот Палле.

Он посмотрел на меня, готовящую котлеты, и показал иллюстрацию, где Палле безуспешно пытается сварить себе кашу.

А потом еще одну, где Палле грустит один на пустой детской площадке.

Illustr 1

– Я бы по тебе соскучился, мама – говорит Матвей.

И я понимаю, что он это говорит искренне, с каким-то даже небольшим внутренним страхом того, что такая история может случиться и с ним.

Я поцеловала сына в макушку и попросила читать дальше.

«Палле забрался в кабину пилота и полетел высоко-высоко. Самолет поднялся до самых звезд. Вдруг он обо что-то ударился. Это, конечно же, был месяц. Бедный Палле полетел вниз головой…»

Матвей перевел дыхание и прежде чем перевернуть страницу посмотрел на меня. Я подбадривающе кивнула.

«Палле закричал во все горло и проснулся.»

Матвей вздохнул, улыбнулся, а потом посмотрел не меня скептически, как он это умеет: – Так это был сон, мам! Не было этого на самом деле! Я сразу понял, как только он в месяц врезался!

Illustr 2

Я видела: на самом деле сын очень рад, что все это было не по-настоящему. Он получил подтверждение, что такого не бывает, что один на свете он никогда не проснется. И я вспомнила, что у меня тоже был такой страх., Есть он и сейчас. И, наверное, не у меня одной, так как об этом и книжки пишут, и фильмы снимают…

Но одно дело, когда мы это себе только представляем – ах, сколько всего было бы можно! И совсем другое ‒ когда нам напоминают, что эйфория вседозволенности прошла бы очень быстро. А что дальше? Одиночество – не слишком приятная перспектива, даже для таких не слишком социальных детей, как мой сын.

«Как весело играть всем вместе!»

Матвей прочитал последнее предложение особенно торжественно.

– В школе мне тоже нравится играть с ребятами, – сказал он, закрывая книжку.

И мне показалось, что его «асоциальная позиция», которая иногда просвечивает в рассказах о том, как прошел день, немного пошатнулась.

Вот и глубинный смысл, вот и мораль! Один в поле не воин!

Нет, мой сын определенно не вырос из таких книжек. И я не выросла.

Проверим еще через 75 лет?

Ирина Зартайская

_______________________________

Постушать книгу Йенса Сисгорда «Палле один на свете»

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.