Так вот он какой – виммельбух!
10 апреля 2017 1801

Мой юный читатель в силу обстоятельств часто вынужден передвигаться на метро – музыкальная школа у него в центре города, а живем мы на окраине. Благодаря этим 45 минутам поездки под землей у нас появляется еще 45 минут чтения.

Зная, что у меня в рюкзаке на этот случай всегда припрятана книжка, Матвей спрашивает:

– А что там у тебя сегодня?

Обычно это что-то небольшое и легкое, чтобы удобнее было читать, находясь будучи зажатыми между сидящими рядом бабушками. Но сегодня…

– Сегодня у меня там виммельбух!

Секундное замешательство сына объяснить легко: хотя подобные книги, уже давно есть в нашей домашней библиотеке, такое название я произнесла впервые. А поскольку на слух оно звучит как название какого-то животного, Матвей сразу кинулся исследовать недра ручной клади, уверенный, что этот самый Виммельбух того и гляди выскочит ему навстречу.

– Где он? Как он выглядит? Он большой? – сыпались на меня вопросы.

– Большой, – кивнула я. – Еще какой большой!

И, подумав, что хватит уже мучить своего ребенка неизвестностью, извлекла из рюкзака книжку. Нет, не книжку.

Книжищу!

– Вот! – с каким-то непроизвольным придыханием произнесла я.

– Ого! – выдохнул Матвей. – Это он?

– Виммельбух! – подтвердила я.

Картонный виммельбух «Год в Санкт-Петербурге», выпущенный издательством «Речь», действительно не маленький: формат почти А3, 12 разворотов, толстые плотные страницы… Так что когда Матвей приступил к изучению этого сокровища, бабушки по соседству взволнованно заерзали на своих местах.

– Это же то, что я люблю! – вопил Матвей, то и дело тыкая в бедных старушек углами книжки. – Да еще и Санкт-Петербург!

Рассматривать карту города ‒ действительно, одно из любимых его занятий. А неожиданный подход, который выбрал автор и художник Александр Голубев, поразил нас обоих. Каждый разворот виммельбуха посвящен одному месяцу года, а заодно и тем событиям, которые в это время в нем происходят. Сколько раз в течение года мы путаемся в датах, числах, праздниках и городских фестивалях?! Родители, вы точно забудете об этом, если у вас дома появится эта книга. Теперь нужно просто открыть книжку на последних страницах и «считать» все праздники в сводном календаре, как в годовой «афише». Вуаля!

Но это я забегаю вперед. Пока что мы с Матвеем только-только ступили на заснеженные тротуары январского Петербурга. Маленький пальчик ведет по линии Невского проспекта, то и дело останавливаясь на знакомых местах:

– «Теремок»! Мы там борщ кушали! «Дом книги»! Там паровозики деревянные! Казанский! Там пахнет по-особенному и свечи внутри горят!..

Я сама удивилась, сколько названий помнит Матвей. Но не только архитектура привлекает его внимание. Развороты пестрят многочисленными деталями, персонажами городского фольклора, истории, литературы и искусства, даже кино! Пусть Матвей еще не знаком с фильмом «Приключение итальянцев в России», но любого взрослого точно повеселит кадр с телефонной будкой!

1 Иллюстрация из книги

Кстати, вопреки моим опасениям (думаю, все петербуржцы меня поймут), пасмурный разворот с дождем и серостью оказался в книге всего один! Месяц за месяцем перелистывая год, мы с Матвеем убедились, что у нас тоже бывает солнце летом и весной, а зимой идет белый и пушистый снег!

– Смотри! Вот Дед Мороз! А вот ледяные скульптуры, бабушка Юля на них ходила смотреть! Пойдем тоже в следующем году?

– Пойдем! – обещаю я.

Иллюстрация из книги

Помимо того, что читатель находит сам на знакомых улочках, автор предлагает находить и постоянных персонажей. Это такие ребята, знакомые всем и каждому, которые встречаются на каждом развороте, но каждый раз в разных местах. Например, пара неразлучных «друзей»: Пушкин и Гоголь, Петр I с Екатериной (сколько раз мне предлагали с ними сфотографироваться!), Человек рассеянный, Почтальон и даже Боярский с гитарой – куда же без него?! К ним присоединяются «сезонные» герои: зимой нужно сосчитать снеговиков, весной ‒ найти масленичные гуляния, и т.д.

2 Иллюстрации из книги

Как и в любом другом виммельбухе, здесь есть простор для фантазии. Можно придумывать истории про людей, встречающихся на каждом развороте. Что с ними произошло летом, как изменилась их жизнь осенью и не примерзли ли они к асфальту зимой. Можно даже представить, что это ты сам вон там, в красной шапочке с помпоном!

Эта параллель с собственными изменениями в течение года, между прочим, в результате навела Матвея на мысль создать собственный «Виммельбух Матвея».! Оказывается, мой сын тоже каждый месяц разный: в январе по колено в сугробе ловит языком снежинки, в марте дарит подарок маме в международный женский день, в июле копается в песке, а в ноябре, само собой, болеет.

Матвей круглый год

Но пока он ехал в метро, мысли его были поглощены только Петербургом. Любимым и неповторимым. И машины-то в нем прекрасны, и вертолет ‒ особенный!

– Смотри-смотри! А здесь я на музыку хожу!

Прищуривая глаза, чтобы рассмотреть сверху место, куда указывает Матвей, я заметила, что не мы одни заинтересовались содержанием нашего виммельбуха. Соседские бабушки уже вовсю поддерживают краешки книги и с интересом всматриваются в иллюстрации, глядя поверх очков и то и дело улыбаясь.

Вот он какой – Виммельбух. Наш любимый, домашний. По кличке Петербург.

Ирина Зартайская

_______________________________

Год в Санкт-Петербурге-обложка в статью
Александр Голубев
«Год в Санкт-Петербурге»
Иллюстрации автора
Издательство «Речь», 2017

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.