Издательство начинается с хулиганского желания придумывать
9 июля 2012 2123

Современная детская книга существует в перенасыщенной визуальной среде. Ей приходится вступать в жесточайшую конкуренцию с другими источниками впечатлений за внимание детей. Поэтому современная книга вынужденно отличается от книг сравнительно недавней советской эпохи.
Каким должно быть современное издательство, выпускающее такие книги?
Об этом ПАПМАМБУКУ рассказывает Вадим Мещеряков, глава Издательского дома Мещерякова.

– Вадим! Вы согласны с тем, что в современном книгоиздательском мире появляются новые тенденции? Например, современная детская книга уже не может быть некрасивой. А современному издательству непременно должны быть свойственны эстетические амбиции.

– Так и напишите. А я под этими словами подпишусь. А вообще я о тенденциях говорить не готов. Я о себе, о своих задачах могу рассказать.

– Это и требуется. Личный путь современного книгоиздателя – это интересно. Вы ведь стали издателем после довольно длительной жизни в бизнесе?

– Я был очень успешным в бизнесе. Я, знаете ли, юристом был. Юридические услуги оказывал людям с деньгами. И этот статус, это занятие долгое время были для меня предметом гордости. Я ведь, как говорится, сам себя сделал. Папа – военный, мама – врач. Мотался с ними по всей стране. Потом они осели в Подмосковье. Последний раз я взял у них деньги перед уходом в армию. А дальше – ни копейки. Отслужил, поступил в институт на юридический. На жизнь чем только не зарабатывал: и витрины мыл, и газеты в электричках продавал, и дома красил. Поначалу, когда в институт поступал (без всякой помощи, кстати), был выбор между журфаком и юридическим. Я подумал-подумал и решил: не хочу быть журналистом. Стал юристом. Отработал 17 лет в банке. Потом решил, что и юристом быть не хочу. Не получаю я кайфа от этой работы. От этого всего – от неудовлетворенности, от ощущения, что все это лабуда какая-то, – у меня полное истощение наступило. Какие-то боли вдруг начались в самых разных местах. К одному врачу пошел – ничего не находит. К другому – ничего. В результате лечился от депрессии. У психолога, у психоаналитика. А лекарство сам для себя нашел: решил реальным делом заняться. Таким, чтобы видеть результат своих усилий. Я всегда книги любил. Читать в детстве любил. И творческие амбиции у меня есть. Плюс организационный опыт. Я решил, что все это нужно как-то соединить в одно. То есть создать издательство. Сначала я думал просто книги выпускать. Но так вышло, что первой книжкой, выпущенной моим издательством, стала книжка детская. Том Тит.

– Эта книжка ведь не была случайной? Это детская любовь?

– Детская любовь. Я про нее вспомнил. Вспомнил, что она должна у родителей на даче где-то быть. Поехал туда, все перерыл, нашел: издание 1937 года. Все изрисованное моей рукой. Мы ее пересняли, перепечатали, издали. Мне тогда психоаналитик сказал: ты, Вадим, никаких маркетинговых исследований не проводи. Доверяй своему внутреннему ребенку. И не ошибешься.

– Вы доверяете?

– А как же! Я довольно быстро понял, что хочу издавать хорошие книги – не только с точки зрения содержания, но и с точки зрения полиграфии. Чтобы их приятно было в руках держать. Но тут хитрости есть. Знаете, мало сделать книгу глянцевую и в золотом обрезе. Можно в кожу ее обернуть. Она от этого хорошей не станет. Книга впитывает в себя флюиды тех, кто над ней работает. Тогда получается книга с душой. Это хорошая книга. Если не делать книги с душой, издательство не состоится.

– В последнее время появилось много маленьких издательств, которые тоже претендуют на издание хороших книг.

– Вот именно, претендуют! Но в половине случаев движет этими издателями не любовь к книге, а любовь к себе в книге. Они себя особо не утруждают: гонят переводное, с чужими макетами.

– А ваше издательство не гонит?

– Я от лицензионных книг полностью отказался. Зачем мне издавать написанное на другом языке? Пусть даже талантливое? Зачем вкладываться в переводчика, пусть талантливого?

– Но ведь это тоже миссия – открывать отечественному читателю еще неизвестную западную классику.

– Только не надо думать, что если ты издал пару-тройку переводных книг, то у тебя уже издательство. Настоящий издатель, прежде всего, о последствиях думает.

– О каких последствиях?

– О своей ответственности перед этими самыми книгами. Книги же мало издать – их еще и реализовать нужно. Кроме того, издательство, если это настоящее издательство, должно развиваться все время. Оно все время должно хорошие книжки издавать. И надо очень хорошо понимать, что на рынке происходит. А там такие издательские монстры, как… – не буду их называть, они и так всем известны, – заполняют рынок дерьмом откровенным. Этого дерьма много. Им все завалено. И тебе проталкиваться через него надо будет.

– Знаете, я не смогу отказать себе в удовольствии так и написать: «Рынок завален книжным дерьмом».

– Так и напишите. Они издают дерьмо, товар. А мы издаем книги.

– Только нужно объяснить, чем одно от другого отличается.

– Товар – это то, что приносит деньги и исключительно ради денег делается. А книга – продукт творчества. Коллективного творчества издательской команды. И если ты решился издавать хорошие книги, ты о своих читателях непременно должен думать. А то приучишь их к хорошим книгам и – бах! – нет тебя больше. Денежек не хватило. Пришло АСТ и перекупило у тебя автора. Пришло ЭКСМО и купило тебя самого с потрохами. Ну, и какой же ты после этого издатель? Издатель – тот, кто пришел надолго. Я пришел сюда надолго. Я пришел сюда настоящие книжки делать.

– Не переводные? Говорят, это рискованно. Хотя мне всегда казалось, что настоящее издательство начинается с этакого хулиганского желания придумывать, а не исключительно повторять чужое.

– Вот я и есть такой – с хулиганским желанием придумывать. Я постоянно что-нибудь придумываю. И наших, отечественных авторов издаю. Ольгу Кувыкину издаю. Сергея Георгиева издаю.

– А авторов как отбираете?

– Важно, чтобы человек хороший был.

– То есть по нравственным критериям?

– Детская книжка должна быть написана добрым, светлым человеком. Потому что детские книжки должны нести добро. Но у меня никаких таких специальных критериев нет. Я человека интуитивно чувствую. В тексты Георгиева я просто влюбился. А тексты Кувыкиной – «Письма насекомых»? Вы посмотрите, сколько писем мы получаем! И из Казахстана, и из Германии. Дети пишут насекомым ответы: ответ скоробею из Казахстана. Вот это, я понимаю, книга! Вот что нужно издавать и продавать. Гиваргизова, Нечипоренко… Хотя продавать это трудно. Хорошие книжки трудно продавать.
Это тебе не «книжка про какашку»! Но я про какашки ничего издавать не буду.

– А вдруг Гиваргизов про какашку напишет?

– Тогда его кто-нибудь другой издаст. Не я.

– Но вы же сами сказали, что издательство должно анализировать рынок. Что маленькому издательству надо расти, выживать. И книги отечественных авторов почему-то хуже продаются...
Кстати, почему?

– Это долгая тема. Конечно, легче книжки переводить. Вот у нас и переводят все кому не лень. А государству по барабану. Они только и думают, как бы еще САНПИНы ужесточить. Скоро все книги будем печатать на белой бумаге метровыми буквами. И для государства было бы удобно, чтобы всё это были книжки какого-нибудь Маршака. Одного-единственного. Ну, и еще кого-нибудь из «тех». А новое нам зачем? Когда об этом думаешь, даже «какашки» прощаешь. Надо же как-то «тех» разбавлять! Надо же рынку детской книги развиваться! Мы даже не можем сейчас думать, как до ребенка достучаться. Мы все свои силы направляем на то, чтобы издательскую площадку спасти. Везде в мире находят способы детское книгоиздание поддержать. От налогов освобождают. А у нас...
У нас хорошей книге к читателю не пробиться. Система реализации так выстроена, что книжку в лучшем случае в Москве прочитают. А разве цель в этом? Но в системе реализации работают люди, которые не любят книги. Им все равно, что продавать. Хорошие книжные магазины можно по пальцам пересчитать: «Москва», «Молодая гвардия», «Московский Дом книги». Ну, и «Библио-Глобус». Хотя он гораздо больше может, чем делает. Но этого мало, мало. А специализированных магазинов детской книги вообще нет. То есть не было – до появления «Лавочки детских книг». Я открыл две «Лавочки» – в Москве и Петербурге. И создал интернет-магазин с таким же названием. Знаете, у меня не было проблем с реализацией наших книг. Но я хочу учиться книги продавать и хочу учить людей их покупать. Специальный интернет-магазин детской книги – это не только место, где книгу заказать можно. Там еще и пообщаться можно на волнующую тебя книжную тему. И блоги критиков, писателей, художников почитать. Это средство массовой информации. И основной тренд – книги маленьких издательств. Я же им хочу помогать. Чтобы они развивались. А их развитие напрямую связано с развитием культуры продаж.
Поэтому «Лавочка детских книг» – это большой проект. Я рассчитываю превратить его в сеть магазинов, которые будут во всех крупных городах России.

Беседу вела Марина Аромштам

Понравилось! 0
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.