Читать для себя
28 марта 2017 1532

Одну и ту же книгу взрослый и ребенок читают по-разному, испытывая совершенно разные эмоции и заостряя свое внимание на полярных вещах. Когда «Северное сияние» Филипа Пулмана впервые попало в мои руки, мне едва исполнилось девятнадцать. В то время я еще не думала, что когда-нибудь чтение детской художественной литературы будет представлять для меня профессиональный интерес. Я просто стала читать для себя. Без всякой цели, не ожидая от книжки ничего сверхъестественного, а просто чтобы скоротать время в электричке по дороге домой. Читала я запойно, то есть совершенно неправильно: позже я не раз говорила своим ученикам, что запойное чтение препятствует запоминанию всей полученной информации, что время от времени книгу надо откладывать и давать себе возможность проанализировать прочитанное. Как бы там ни было, сидя в электричке, я не отрывала глаз от книги, быстро перелистывая страницы. Мне было безумно интересно. Ничто на свете не волновало меня больше, чем судьба маленькой девочки Лиры.

Десятилетняя Настя, с которой я познакомилась несколько лет спустя, была чем то похожа на Лиру. Вместе с ней и одиннадцатилетней Дашей мы встречались раз в неделю, чтобы обсудить прочитанное и вместе выбрать что-нибудь новенькое. (Я работаю в организации профессиональных наставников по чтению «Книжныйгид.org». Родители, учителя государственных школ или интернатов для детей-сирот приглашают нас, когда хотят, чтобы дети оторвались от компьютеров и начали хоть что-то читать. А мы, книжные гиды, в свою очередь, стараемся показать детям, что чтение может стать очень интересным процессом.) Девочки читали много и быстро, но лишь потому, что это было нашей общей договоренностью, а они всегда выполняли все, что от них требовалось. Из школы они приносили пятерки, потому что так было нужно. Настя учила французский, Даша играла в шахматы и частенько занимала призовые места на разных соревнованиях. Но я видела, что обо всем этом они рассказывают без капли интереса.

Вскоре к нам присоединился Артем. Он любил компьютерные игры и молчал, если его ни о чем не спрашивали. Читал Артем по две-четыре страницы в неделю и считал себя героем. С Настей и Дашей они сразу нашли общий язык: девочкам нравилось, что в нашей слаженной команде появился новичок, к тому же не особо разговорчивый. Возможно, из за этого Тема казался каким-то загадочным и взрослым. Мы много общались, читали, успевали справляться со всеми планами. И все таки чего-то нам не хватало. Не было какой-то увлеченности ‒ когда быстро перелистываешь страницы, когда не хочешь отрывать от книги взгляд и когда больше всего на свете хочется узнать, что будет дальше.

К «Северному сиянию» мы подходили долго и осторожно. С одной стороны, у этой книги неоднозначная репутация: в среде религиозных активистов ее называли богоборческой, пропагандирующей атеистический взгляд на мир. С другой стороны, я вовсе не была уверена, что книга, в которую я влюбилась, будучи уже далеко не ребенком, так же понравится моим ученикам. И очень боялась, что не понравится. Но герои Пулмана (и маленькие дети, и бронированные северные медведи, и красивые ведьмы, и свободолюбивые цыгане) всегда отличались особой храбростью, и я брала с них пример.

Узнав, о чем книга, Артем сразу же заявил, что фантастику не любит и читать «Северное сияние» не собирается. После недолгого разговора он отвоевал свое право читать что-то другое, но от встречи к встрече все внимательнее слушал рассказы Насти и Даши, которые наперебой делились своими впечатлениями.

– Это такой мир. Кажется, он параллельный, или это далекое будущее. Хотя на будущее не очень похоже.

– А еще у каждого в этом мире есть деймон…

(«Деймон» у Пулмана – это живое, осязаемое воплощение человеческой души. В его трилогии «Темные начала» все обитатели параллельного мира, из которого пришла главная героиня Лира, рождались со своими деймонами. Деймоны имеют вид животных, умеют разговаривать и всем своим видом и поведением показывают, как выглядит внутренний мир человека. Деймоны детей умеют менять форму, превращаясь то в одно животное, то в другое. Но когда ребенок начинает взрослеть, деймон принимает окончательную форму.)

Однажды, когда мы уже собираемся расходиться, я как бы между прочим спрашиваю:

– А если бы у вас были деймоны, какими бы были они?

Настя долго и мучительно выбирает между котом и зайцем. Даша ей подсказывает, и вместе они решают, что ни кот, ни заяц на самом деле не похожи на настоящую Настю. Останавливаются на попугайчике, и все мы понимающе киваем и переглядываемся. Даша выбирает пони.

– А мой деймон был бы пандой, – говорит Тема.

– Почему пандой?

– Потому что. Панда добрая. И мягкая. Смешная.

С минуту мы молчим и улыбаемся. Мы давно знакомы, но как будто впервые познакомились по-настоящему, узнали друг о друге что-то такое, о чем раньше и не подозревали. Пока что я не признаю́сь, что моим деймоном совершенно точно был бы дельфин. Об этом я рассказываю детям чуть позже, когда они сами задают мне этот вопрос. (Раньше они редко задавали мне свои вопросы, а теперь – постоянно. Вопросы – верный признак интереса.)

После этого Артем начинает читать «Северное сияние» и быстро нагоняет девочек.

Каждый из этой тройки по очереди рассказывает о прочитанном за неделю, и я словно слушаю о трех совершенно разных книгах. Настю интересует линия с похищенным мальчиком Роджером, Тема все-все знает о деймонах, а Даша мечтает, что родители Лиры в конце помирятся, и все у них будет хорошо. С тех пор, как мы узнали своих деймонов, стало проще находить в книге что-то свое, представлять себя одним из героев и переживать за любимого героя как за самого себя.

Больше всех переживала Даша. Когда Настя и Артем уже дочитывали последние страницы романа, она попросила сделать паузу: ей было страшно читать дальше, было страшно узнать, чем закончится пугающее и опасное приключение Лиры, и ей просто хотелось на какое-то время отложить роман в сторону. Конечно, это было совершенно нормально. На несколько недель мы как будто забыли о «Северном сиянии», вместе читали короткие рассказы и увлеченно их обсуждали. Несколько недель спустя Даша вернулась к книге и дочитала ее. А после этого мои трое отважных сами захотели читать продолжение. Все-таки здорово, что это история «в трех томах».

Вот так с помощью знаменитого английского фэнтези мои ученики разучились скучать. Но вовсе не потому, что это какая-то универсальная история, которая нравится абсолютно всем. Просто именно в этом романе они впервые увидели себя, впервые книга помогла им узнать о себе что-то новое и неожиданное. Они впервые поняли, что читать можно для себя ‒ чтобы сердце бешено билось, чтобы больше всего на свете хотелось узнать, что дальше, и чтобы книга становилась честным ответом на твой собственный вопрос, очень личный и сокровенный.

И возраст здесь совершенно ни при чем.

В феврале стало известно, что в этом году в свет выйдет долгожданное продолжение «Темных начал», над которым Филип Пулман трудился долгие годы. Первым делом я сообщила об этом своей читающей троице. И я точно знала, что для нас четверых это не просто интересная светская новость. Это напоминание о том, что наша дружба началась с книги. А значит, фантастические истории могут стать началом для многих совершенно потрясающих вещей. Надо просто искать и интересоваться.

Мария Хмара

__________________________

Северное сияние-обложка в статью
Филип Пулман
«Северное сияние»
Перевод с английского Виктора Голышева
Издательство «АСТ», 2016

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.