«Репка»: революция
21 июня 2012 4023

«Посадил дед репку…» – это как пароль, накрепко заученный каждым из нас в раннем детстве. Чего только с этой коротенькой сказкой не делали! И читали ее тысячу раз в детском саду и школе. И лепили, и рисовали, и инсценировали. Каждому было известно, как выглядит дед (седой, с бородой) и как он одет (рубаха с вышивкой, пояс, штаны с заплатами, лапти. И про бабку все знали, и про внучку с Жучкой, и про остальных. Эта репка «вросла» в нашу память, в сознание и подсознание своими клишированными, почти железобетонными, застывшими во времени образами и интонациями. Разбуди любого из нас ночью, произнеси начало «пароля» – и мы через секунду продолжим: «Выросла репка большая…»

Существует вероятность, что современные молодые родители попытаются всеми силами избежать испытания «Репкой» в своей родительской жизни – такую скуку она у них вызывает.
Но вдруг появляется «Репка» с иллюстрациями Евгения Антоненкова– и происходит сбой «автоматизированных программ». Новое прочтение старого текста. «Реповая» революция в головах.
Эта книжка с рисунками Антоненкова побудила нас провести маленький эксперимент. Мы принесли на фестиваль «Старт Ап» несколько разных изданий сказки и предложили случайным посетителям, пожелавшим поиграть с нами в «литературную игру», с одной стороны, выбрать книгу, которая им нравится, с другой – назвать то издание, которое они не купили бы никогда в жизни. Мы хотели посмотреть, что будет с антоненковской «Репкой», которая явно выбивается из традиционного иллюстративного ряда.

Выбирать нужно было из таких книг:
«Репка» издания 1975 года с рисунками Т. Шеваревой;
«Репка» издания 1988 года с рисунками С. Антиповой;
«Репка» издания 1985 года с рисунками В. Лосина;
«Репка» издательства «Самокат» 2007 года с рисунками Н. Петровой;
«Репка» издательства «Махаон» 2010 года с рисунками Е. Антоненкова.

Разные издания сказки «Репка»

Настя, 39 лет, мама троих детей (пять, семь и одиннадцать лет):
Из всех «Репок» я бы выбрала самокатовское издание. Мне нравится минимализм иллюстраций. Нравится, как репка все больше и больше наклоняется с появлением нового персонажа. А пятилетка, думаю, мог бы сам эту книжку прочитать. Цветные слова мне нравятся.
А вот книгу с рисунками Антоненкова я бы никогда не купила. Маленькому ребенку – никогда!

Иллюстрация Натальи Петровой к сказке «Репка»

Кристина, 33 года, мама двое детей (двух и пяти лет):
Для начального знакомства с книгой, для малыша полутора-двух лет, я бы выбрала самокатовскую «Репку». Тут на рисунках ничего лишнего нет. Легко описать словами все, что на картинках изображено. В то же время видно, что герой чувствует. Например, понятно, что вот тут дедушка задумался – это с помощью жеста показано.
Для трехлетнего я бы выбрала «Репку» с иллюстрациями Шеваревой. Это, мне кажется, классическое изображение сюжета. На большой картинке нарисовано то, о чем говорится в тексте. А на белом поле изображен персонаж, которого зовут на помощь. И, что важно, картинки не перегружены деталями. Ну а для пятилетнего я бы выбрала Антоненкова. Прикольно. Весело. И если ребенок читающий, он может сам прочитать сказку.

Владимир, 23 года. Детей нет. («Это неважно, – заметил Владимир. – Я сам как ребенок!»):
Выбрал бы книгу с иллюстрациями Шеваревой. Тут все такое душевное. От персонажей мудростью веет. Сосредоточенностью. А у внучки какое лицо, вы посмотрите!
А вот Антоненкова я бы никогда не выбрал. Нет – Антоненкову!

Иллюстрация Т Шеваревой к сказке «Репка»

Евгения, 37 лет, двое детей (12 и 14 лет):
Я бы выбрала книгу с рисунками Антиповой. Вы посмотрите, как тут подробно изображены все действия. На одном развороте персонажи зовут на помощь. На другом – тянут репку. Как много тут подробностей деревенского быта изображено. Сколько поводов поговорить с ребенком о сельской жизни.
А вот книгу с рисунками Антоненкова я бы не выбрала ни под каким видом.

Иллюстрация С Антиповой к сказке «Репка»

Юля, 28 лет, сын (2 года семь месяцев):
Я бы выбрала книгу с рисунками Антоненкова. Картинки такие неожиданные и интересные. Тут ведь про каждого персонажа можно отдельную историю рассказать.
А вот что бы я никогда не купила, так это самокатовскую «Репку». Скучные, однообразные картинки, цвета бледные.

Иллюстрация Евгения Антоненкова к сказке «Репка»

* * *Тихон, человек десяти лет
Так объясняли свой выбор участники нашего эксперимента. И вдруг появился Тихон, человек десяти лет.
Он подошел к нашему столу и тут же приметил антоненковскую «Репку».
– Ой, – сказал Тихон, открыв первую страницу. – Дедушка! Смешной какой!
– Ой, – снова сказал Тихон, перевернув страницу. – Ма, да ты посмотри, какая бабушка! – и покатился от смеха. – Это же не бабушка, это француженка какая-то. У нее очки и зонтик. Мам, ты когда-нибудь такую бабушку видела? Это что – «Репка»? Это не «Репка»! – в голосе Тихона сквозили восторженные интонации.
– Мам, а это-то кто?! Взгляни! Да это ж Сашка, сестра моя! Да точная копия! Ты гляди, мам, мам, она же в кроссовках! Ну точно Сашка. И щеки надула. Ну и ну! – Тут Тихон просто осел от смеха на пол.
– Нет, а мышка-то, мышка! Ботаник. (Ликование.) В очках и с книжкой. Ненормальная семейка какая! Ой, не могу!.. Да эта ненормальная семейка, она что угодно вытащит!..
И пока Тихон, вцепившись в книгу, листал ее туда-сюда, то и дело хохоча, его мама с некоторой грустью сказала:
– Я бы купила Тихону эту «Репку», – хотя ему уже десять лет.
– Книжка не продается, – ответили мы, чувствую себя разрушителями человеческого счастья. – Это экспериментальный материал.

***
Я подозреваю, что была очень похожа на десятилетнего Тихона, когда впервые рассматривала антоненковскую «Репку».
Конечно же, я знаю, что «Репка», русская народная сказка в обработке К. Ушинского, включена в программу детского сада. Я знаю и то, что изначально эта сказка вовсе не предназначалась детям раннего возраста: из фольклорных текстов Ушинский подбирал материал для самостоятельного чтения школьников.
Но возрастная адресация сказки со временем изменилась: в послевоенные годы прошлого века сказка «спустилась вниз», к детям полутора-двух лет. И совершенно понятно, чем она привлекательна для маленького ребенка: дедушка, бабушка (не родители, заметьте, а те, кто сидит с ребенком, пока родители на работе), зверушки, их последовательное появление «на сцене». Повторяемость реплик (малыш-то только начинает говорить). Понятные малышу действия персонажей (тянет-потянет), которые легко изобразить. Их общее усилие, которое требует крепкого объятия. Именно так – через общее объятие, через слияние всех в одно – всегда и изображается «победа» над репкой.

Посадил дед репку. Иллюстрация Евгения Антоненкова        Прибежала мышка. Иллюстрация Евгения Антоненкова

Антоненковские иллюстрации создали совершенно иное прочтение сказки.
События происходят вовсе не в деревне, а, очевидно, на дачном участке. И дом, в котором проживает «ненормальная семейка», – не изба, а коттедж. И дед – вовсе не лаптях. Это совершенно современный, интеллигентный дед. Его принадлежность к «образованному классу» юмористически обозначена не только карандашами и бумагой, которые торчат из карманов его брюк, и чертежами, на которых обозначено место посадки репки, но и его тщедушным городским видом – тоненькими ручками и ножками. Собственно, в этом, по-видимому, и кроется одна из причин неудачи с вытягиванием репки. Бабка, как уже было сказано, – истинная «француженка». Дед своими криками оторвал ее от чашечки кофе. Ей совершенно не интересна дедова репка. Но врожденная интеллигентность не позволяет отказать ему в помощи... И так можно рассказывать про каждого персонажа. За каждым стоит его личная история. У каждого – это легко считывается с картинок – свой характер, свое поведение, особенности которого подчеркнуты разными «говорящими» деталями. Иными словами, все персонажи сказки – яркие индивидуальности, ценящие свою отдельность.
Да, они объединяются в общем усилии. Но никакого общего объятия, никакого слияния в единое целое здесь нет. И эмоции у каждого по поводу происходящего разные. И границы индивидуального пространства каждого персонажа сохраняются. А решающая роль мышки в вытягивании репки – это чистая случайность, происходящая без всякой на то мышиной воли. Мышке вообще нет дела ни до чего, кроме… чтения! Парадокс в том, что репку удается вытащить только благодаря тому, что мышка твердо следует принципу «проклятого индивидуализма» и пристрастия к книгам.

 Позвала Жучка кошку. Иллюстрация Евгения Антоненкова к сказке «Репка»             

Антоненковские иллюстрации – это веселая пародия на современное культурное сообщество.
По его «Репке» действительно можно придумывать разные истории – настолько емкими оказываются здесь картинки. Они не покрываются текстом. В них создается совершенно новый мир, задается новое измерение повествования.
Это набор психологических этюдов, и это, конечно же, разрушение фольклорного мироощущения.
В интерпретации Антоненкова сказка становится авторской.
И потому эта книжка приводит в восторг подростка – человека, который переживает медленный и мучительный процесс автономизации и для которого так важно ощущение своей отдельности, непохожести, индивидуальности.
Может, антоненковскую «Репку» и не надо читать с малюсенькими детьми, которые еще не умеют говорить о себе «я» и для которых, как уже говорилось, еще очень ценно время от времени ощущать себя включенным в общее объятие.
Но для каких-нибудь крутых игроманов лет восьми-девяти от роду, и даже для развитого, уже научившегося читать шестилетки эта книга – самое то.
Да, сказка опять изменила свою возрастную адресацию.
Но это нормально – такая мобильность.
Это лишь симптом ее гениальности.
«Репка» – гениальная сказка.

Марина Аромштам

Вытянули репку. Иллюстрация Евгения Антоненкова к сказке «Репка»

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.