Заглядывая в чужие окна
29 сентября 2016 3101

Во времена наших прапрапрабабушек девушкам жилось очень непросто. Чтобы понравиться какому-нибудь молодому человеку, нужно было пройти целый «курс молодого бойца». Выучить несколько иностранных языков, исследовать тайный язык цветов и движений веера. Надо было суметь во время тайца незаметно передать записку или оставить шифрованное послание в альбоме. Во времена наших бабушек любовный язык изменился. Если кто-то кого-то дергал за косички, отбирал портфель или бил учебником по голове, можно было брать мел и смело писать на стене пример на сложение с двумя очень даже известными. Об этой любви, непонятной и таинственной, будоражащей, как пузырьки «кока-колы» в носу, написана книга Марии Бершадской «Море, которого нет на карте».

О той любви, когда еще сам не знаешь, что с тобой происходит, но почему-то начинаешь улыбаться в самых неподходящих местах; о той любви, когда вдруг перестаешь раздражаться на соседа, который постоянно толкает тебя локтем. «Море, которого нет на карте» ‒ это такая ностальгия о тех проявлениях влюбленности, которых сейчас уже почти не осталось, ‒ когда любовь еще была загадкой. Сейчас представления о любви изменились: любовь ‒ вполне обычная себе химическая реакция, взаимодействие химических веществ. Стоит ли по этому поводу переживать и беспокоиться? В нашем классе девчонки уже давно определили, кто с кем должен встречаться, кто кому больше подходит. За нарушение распорядка ‒ бойкот. И самое интересное, мальчишки даже не думали сопротивляться. Видимо, так действительно проще. Не нужно переживать и стараться понравиться, за тебя уже всё решили. И почему-то в шахматах мальчишке сейчас проще сказать, что он проиграл, потому что влюбился, чем признаться, что проиграл просто потому, что соперница оказалась ничуть не слабее.

От первой части книги «Море, которого нет на карте» мне стало немного грустно. Жалко, что наш класс оказался уже «привитым» и в нем никогда не случится эпидемии любви. Но было бы интересно.

Во второй части книги, в «Окнах», Мария Бершадская признается, что она любит заглядывать в окна больших домов, чтобы краем глаза увидеть кусочек чужой жизни и дофантазировать остальное. Такое происходит только тогда, когда ты очень любишь людей. Наверное, так же чувствует себя Господь Бог, когда, устав от дневных трудов, откуда-нибудь с дождевой тучи взирает на землю. Когда я была маленькой, мне очень хотелось стать водителем троллейбуса. Каждый день всегда в одно и то же время ездить по одному и тому же маршруту и наблюдать. Вот мама ведет дочку в садик. Девочка не выспалась и капризничает. А вот за углом дома спрятался парень, он ждет, когда к остановке подойдет девушка, чтобы как бы случайно выбежать ей навстречу. Я хотела, оставаясь незаметной, смотреть, как меняются люди, как меняется город. Мария Бершадская во многом права: в каждом, даже самом противном взрослом живет отчаявшийся маленький ребенок со своим коротеньким смешным стишком. Нужно только уметь увидеть. Заглядывать в чужие окна неприлично, но если ты очень любишь людей…

В книге «Море, которого нет на карте» мне очень понравились сами стихи. Короткие, живые, остроумные, с неожиданными метафорами и неточными рифмами, которые придают им особое настроение. Почему-то образы в стихотворениях более выпуклые, яркие, заметные, чем в прозе. В них соединяется самое несоединимое. Никогда нельзя догадаться, что будет в следующей строчке. Ждешь одной рифмы, а выскакивает совсем другая.

Я попыталась написать что-то в подражание Марии Бершадской, у меня не получилось. Наверное потому, что для того чтобы придумать такие стихотворения нужно уметь видеть в обычном и обыденном необыкновенное.

Ксения Барышева

____________________

Еще о книге стихов Марии Бершадской «Море, которого нет на карте» рассказала Арина Мишак в статье «Окна с видом на море»

Понравилось! 10
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.