14 писем Богу
25 апреля 2016 3400

Эрик-Эмманюэль Шмитт
«Оскар и Розовая Дама»
Художник В. Пожидаев
Перевод с французского Галины Соловьевой
Издательство «Азбука», 2013

14 писем Богу

Оскар и Розовая Дама. Каковы были ваши первые ассоциации?

Я подумала, что это будет веселая история двух неразлучных друзей. Но начав читать, я была поражена. Название книги может быть обманчиво в сравнении с её содержанием.

Книга построена в форме 14 писем десятилетнего мальчика по имени Оскар, который неизлечимо болен раком и находится в больнице. По его ощущениям, химиотерапия не принесла ожидаемого облегчения, а операция по пересадке мозга прошла не самым лучшим образом.

В отличие от родителей, с Оскаром разговаривает сиделка – Розовая Дама. Их беседы ‒ о жизни и смерти. Для принятия неизбежности она убеждает Оскара изложить свои мысли в виде писем к Богу. По условиям игры, каждый прожитый им день ‒ это десятилетие жизни. Оскар идёт на такой эксперимент через неверие в Бога. В четырнадцати письмах Оскар рассказывает о своей юности, первой любви, супружеской жизни, кризисе среднего возраста, старости и подготовке к смерти.

Знаете, во время чтения мне захотелось буквально «залезть» в Оскара и пережить его историю. История эта на самом деле уникальна. Да, вы можете возразить, что очень много людей и детей болеют раком. Но Оскар перестал видеть свою болезнь, он стал жить, как обычный человек. Вы скажете, что многие из детей, болеющих раком, тоже стараются жить, как обычные люди. Но Оскар стал писать письма Богу. И это заслуживает огромного уважения.

Эта книга заставила меня задуматься о значении жизни в моем понимании. Раньше в случае неудачи я на порыве эмоций легко могла произнести: «Зачем мне так жить?», «За что мне это?», «Почему именно я?», «Всё равно ничего не получится!». Сейчас же я осмысленно заставляю себя не произносить такие слова и не думать об этом. Раньше, читая книгу, я не вдумывалась в диалоги, иногда даже пропуская их. Но теперь я хочу поделиться с вами своим любимым диалогом из этой книги.

« – Бабушка Роза, похоже, никто не намерен сообщить мне, что я умираю.

Она посмотрела на меня. Что если она отреагирует как все? Умоляю, Душительница из Лангедока, не сдавайся, не глохни!

– Оскар, а почему ты хочешь, чтобы тебе сказали это, если тебе и так это известно? Уф-ф! Она услышала.

– Мне кажется, Бабушка Роза, что люди изобрели какую-то иную больницу, чем на самом деле. Они ведут себя так, будто в больницу ложатся лишь затем, чтобы выздороветь. Но ведь сюда приходят и умирать.

– Ты прав, Оскар. Думаю, что ту же самую ошибку совершают и по отношению к жизни. Мы забываем, что жизнь – она тонкая, хрупкая, эфемерная. Мы делаем все, чтобы казаться бессмертными.

– С моей операцией ничего не вышло, ведь так, Бабушка Роза?

Бабушка Роза не ответила. Это был ее способ говорить «да». Уверившись, что я ее понял, она склонилась ко мне и умоляюще произнесла:

– Разумеется, я тебе ничего не говорила. Поклянись!

– Клянусь.

Мы ненадолго замолчали, чтобы свыкнуться с новыми соображениями.

– Оскар, – внезапно сказала она, – а что если написать Богу?

– О нет, только не вы, Бабушка Роза!

– Что? Почему не я?

– Не вы! Я-то думал, вы не можете обманывать.

– Но я тебя не обманываю.

– Тогда почему вы заговорили о Боге? Хватит, я уже слышал байку про Деда Мороза. Одного раза достаточно!

– Но Оскар, между Богом и Дедом Морозом нет ничего общего.

– Нет, есть. Это одно и то же. Акционерное общество «Запудривание мозгов и компания»!

– Ты воображаешь себе, что я, проведя тридцать лет на арене, из ста шестидесяти пяти боев выиграв сто шестьдесят, из них сорок три нокаутом, я, Душительница из Лангедока, могу хоть на секунду поверить в Деда Мороза?

– Нет.

– Так вот, в Деда Мороза я не верю, я верю в Бога. Когда так говорят, это точно другое дело.

– А зачем мне писать Богу? – спросил я.

– Тебе будет не так одиноко.

– Не так одиноко с кем-то, кого не существует?

– Сделай, чтобы он существовал.

Она склонилась над моим изголовьем:

– Стоит тебе поверить в него, и он с каждым разом будет становиться чуть более реальным. Прояви упорство, и он действительно будет существовать для тебя. И тогда это принесет тебе благо.

– Что же мне написать ему?

– Поверь ему свои мысли. Невысказанные мысли навязчивы, они тяготят, печалят тебя, лишают подвижности, не дают прорезаться новым мыслям. Если их не высказывать, то мозг превратится в вонючую свалку старых мыслей.

– Ну допустим.

– И потом, учти, Оскар, обращаясь к Богу, можно каждый раз просить лишь что-нибудь одно. Запомни, только одно!

– Бабушка Роза, да он просто слабак, этот ваш Бог. Аладдин с его джинном и лампой и то мог загадать целых три желания.

– Но разве не лучше одно желание в день, чем три за всю жизнь?

– О’кей. Итак, я могу попросить у него что угодно? Игрушки, конфеты, машину…

– Нет, Оскар. Не путай Бога с Дедом Морозом. Ты можешь просить у него только о духовных вещах.

– Например?

– Например, о храбрости, терпении, просветлении.

– Ага, понятно.

– Кроме того, Оскар, ты можешь подсказать ему, чтобы он проявил милосердие к другим.

– Ну уж фигушки, Бабушка Роза, всего одно желание в день – я уж точно приберегу его для себя!»

«Оскар и Розовая Дама» – отличный источник, помогающий разобраться в себе и своих мыслях.

Катя Яранова, 13 лет

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.