Между небом и землей
3 ноября 2015 2083

Единственный недостаток книги Тимоте де Фомбеля «Ванго. Книга первая. Между небом и землей» состоит в том, что вторая книга пока еще не издана. Закрыв последнюю страницу первой книги, я очень долго возвращалась в реальность, не могла найти себе место. Как будто это я, а не Ванго, осталась у жерла потухшего вулкана на острове Салина группы Липарских островов в первый день весны 1936 года с горой золота в перепачканных землей руках и разрывающими горло немыми вопросами. И рядом нет никого, кому можно их задать. И наверное до тех пор, пока все тайны первой книги не будут раскрыты, какая-то часть меня останется неприкаянной на Липарских островах.

Книга начинается обманчиво спокойно. Звонарь собора Парижской Богоматери Симон варит яйца всмятку (самое будничное, ничем не примечательное дело), дожидаясь прихода подружки Клары и гадая, придет она, как обещала, или нет. Ему нет ровно никакого дела до того, что внизу, перед собором, прильнув лбами к камням, словно заснеженное поле лежит сотня молодых людей, готовящихся к принятию сана.

«Кто бы мог предсказать, что произойдет за те три минуты, пока будут вариться яйца? Ровно три минуты, но за это время судьба изменит свой ход», ‒ пожимает плечами автор и вбрасывает мяч в игру. Через мгновение все преображается. В толпе возникает смятение, появляются полицейские, которые ищут одного из тех молодых людей, кто, склонившись перед собором, готовится к посвящению в сан. Ванго. Ванго Романо. И здесь начинается безумная гонка, на земле и под облаками, между небом и землей. Безумная, потому что Ванго не знает, кто за ним охотится и почему. Что нужно от него комиссару французской полиции Булару, нарушившему церемонию посвящения? Кем был тот странный человек с восково-бледным лицом, который стрелял в него, когда Ванго, уходя от преследования, карабкался по стенам собора на звонницу?

«Бывают на земле такие люди, о которых никогда ничего неизвестно, ни откуда они пришли, ни куда они идут», ‒ думал о Ванго немецкий инженер Хуго Эккенер, укрывший его под куполом направляющегося в Латинскую Америку цеппелина. Вся жизнь Ванго окутана тайной. Он вырос на маленьком острове Салина, возле северного побережья Италии. Рыбаки подобрали его, выброшенного морем, на берегу. Вместе с ним была женщина, Мадемуазель, которая, не раскрывая тайну его происхождения, вырастила его. Но тот, кто от природы обладает беспокойным характером, найдет себе достаточно приключений даже на уединенном островке в Тирренском море.

Однажды, спасая застрявшего в лодке между скал рыбака, Ванго оказывается на соседнем острове, который из-за отсутствия на нем пресной воды считается необитаемым. И там обнаруживает спрятанный от посторонних глаз монастырь и его обитателей, о чьем существовании знают лишь немногие посвященные. Тайна монастыря заставляет Ванго возвращаться на остров вновь и вновь. Отсюда, по благословлению настоятеля монастыря Зефиро, и начинается путешествие Ванго вокруг света, приведшее его сперва на площадь к Собору Парижской Богоматери, где выстрелом неизвестного и был дан старт этому марафонскому забегу.

Книга настолько насыщена событиями, что читается на одном дыхании. Я стала тенью Ванго, замерев у него за спиной и боясь выдохнуть, чтобы не выдать его преследователям. Ванго бежит, у нег нет времени на раздумья, он в тревоге, растерянности, смятении. Единственный человек может ответить на его вопросы ‒ Мадемуазель, но она похищена. Кем и зачем? Куда ее увезли?

Но эта книга не только о Ванго. Эта книга о двадцатом веке. Веке, когда по планете пронеслись вихри двух мировых войн. Веке технической революции (привет тебе, цеппелин), когда стали возможны полеты в космос и спуски на дно океана. Веке, когда ломались судьбы миллионов. Неслучайно на обнаруженном Ванго острове собрались люди, история которых была своего рода «хроникой двадцатого века». Некоторые из них бежали из Италии, спасаясь от фашистского режима Муссолини, другие бежали от Гитлера или от Сталина.

Этим летом я ходила на экскурсии по истории Ярославля. Особенно меня поразил один рассказ ‒ о князе Иване Анатольевиче Куракине, который родился в богатой дворянской семье, закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, служил в Кавалергардском полку, после революции, в годы Гражданской войны, стал министром финансов Северной области, затем эмигрировал и закончил свои дни епископом Мессинским в Италии. Судьба этого человека, так же как и судьба Ванго, изменилась в одночасье. А сколько было таких людей, семей, народов?

Мой прадедушка рассказывал, как во время Великой Отечественной войны отбирали курсантов в летные части. Просили курсанта пройти в какой-нибудь кабинет на медосмотр. Идет курсант по узкому коридору, и неожиданно под ним проваливается пол. Курсант падает вниз на маты, где его уже ждут врачи с секундомером и тонометром, измеряют пульс и давление. Тот, кто был способен мгновенно прийти в себя, допускался до полетов. И я задаю себе вопрос, а смогла бы я, как Ванго, выжить, когда подо мной провалился бы пол, когда в одну секунду рухнуло все, к чему так стремилась? Когда минуту назад ты был послушником, готовящимся к принятию сана, а теперь тебя ищет вся полиция Франции по обвинению в убийстве…

Вчера утром я шла в городской лагерь. Около дома в импровизированной песочнице наклонялись еще не рассыпавшиеся форпосты, укрепленные ветками и палками. Дворники еще не засыпали прочерченные рвы. Где-то угадывались очертания кораблей. И я подумала, пока компании мальчишек будут играть во дворе в войну и в пиратов, у книги Тимоте де Фомбеля «Ванго. Книга первая. Между небом и землей» всегда найдется читатель.

Ксения Барышева, 11 лет

________________________________

Еще о книге Тимоте де Фомбеля «Ванго. Книга первая. Между небом и землей» рассказали Арина Мишак в статье «История, которая заставляет задуматься о будущем» и Александра Дворецкая в статье «Наследник рухнувшего мира» 

Интервью с Тимоте де Фомбелем

Понравилось! 11
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.