Мы читаем о блокаде
2 октября 2014 3108

8 сентября 1941 года вокруг Ленинграда сомкнулось блокадное кольцо. 27 января 1944 блокада была снята. Каждый год в сентябре и январе многие петербургские школьники отправляются в музеи, хранящие память о блокаде. В этом году Детский музейный центр пригласил детей на цикл читательских встреч «Мы читаем о блокаде», организованный в рамках проекта «Луч света в блокадной тьме». И мы поговорили с детьми о том, как они представляют себе блокаду и нужны ли им книги о войне.

Цикл читательских встреч «Мы читаем о блокаде» в Детском музейном центре г. Санкт-Петербурга

«Мне нравится читать про бомбежки…»
Передо мной ученики 2 и 3 класса. «Представьте себе, ребята, такой же теплый сентябрь 1941 года. И тогда, и сейчас в сентябре начинается учебный год. Но если сейчас над нашими головами поют птицы, то семьдесят лет назад с неба падали бомбы. Кто же бомбил Ленинград? С кем тогда воевала наша страна?» – спрашиваю я детей. «Фашисты! Укронацисты! Правый сектор!» – кричат наперебой третьеклассники… Открывая в январе выставку, мы не могли предположить, что всего через полгода нам придется объяснять детям, что украинцы не бомбили Ленинград. Видимо, «борьба с фальсификацией истории» станет теперь одной из наших основных задач.

Встречу с этими детьми ведет Александр Коваленко, редактор издательства «Детгиз», заведующий Домом детской книги, и ему тоже не удается избежать сравнений с современностью. Совершенно неожиданно тема войны, гибели мирных жителей, обстрелов школ и детских садов перестает быть исторической, покрытой «пылью прошлого», и сами дети переносят ее на современность.

Александр Коваленко готовил к переизданию книгу Нисона Ходзы «Дорога жизни», которая в 2013 году была вручена в составе губернаторского подарка всем первоклассникам Петербурга. И я специально пригласила нынешних второклассников на встречу с редактором этой книги – она совершенно точно есть у каждого из них. Прочли ли дети «Дорогу жизни»? Ответы очень показательны. Примерно треть от общего количества книгу прочли (сами или с родителями) и запомнили: об этом свидетельствует и разговор с редактором – дети были готовы обсуждать подробности блокадной жизни, помнили многие фотографии. Я спросила их, что особенно запомнилось в этой книге.

– Мне запомнились фотографии людей в книжке. Они очень худые. Как говорит бабушка, «кожа да кости».

– А мне было интересно читать про корабли на Ладоге, как они перевозили грузы. У меня дача на Ладоге, мы там купаемся и рыбу ловим. И в конце книжки есть цветные фотографии современной Ладоги, мне интересно представлять, как по этим местам когда-то Дорога Жизни проходила. Вообще, мне очень понравилась эта книжка. Я несколько раз ее читал.

– Я не читал книгу, но фотографии смотрел. Я вообще читать не люблю, не очень умею. А из фотографий мне почти все понравились, особенно где заводы, а на них мальчики работают. И еще где дирижабли и самолеты с бомбами.

– Мне тоже очень интересно было про бомбежки читать. Я люблю, когда все рушится. И про бомбежки люблю читать. Мне, конечно, страшно немного, но я знаю, что все закончилось хорошо, фашистов прогнали, город отремонтировали.

– Я прочитал книжку сразу, как нам ее подарили. Я уже много знаю о блокаде. Когда моя мама была маленькая, к ним в школу приходили ветераны и рассказывали истории о блокадной жизни. А эти истории мама передала мне. Одна женщина тяжело болела. Она ослабла от голода. Но ее соседка ухаживала за ней, покупала хлеб по ее карточкам, носила воду. И только благодаря соседке она выжила. Даже в тяжелые дни блокады люди помогали друг другу.

Почти все эти ответы принадлежат мальчикам. За единственным исключением, нынешние второклассницы не стали читать «Дорогу жизни». Почему?

– Я пролистала книжку, мне не хотелось ее читать. Я не люблю страшные книжки. Я сказки люблю, с принцессами, и чтобы свадьба была. Но сегодня мне понравилось на встрече в музее. Очень интересно рассказывали про блокаду. Приду и попробую прочесть книгу.

– Я в первом классе еще читать не умела. Только сейчас научилась. Поэтому книжку не читала. А мама мне вообще не читает, она приходит поздно и очень устает. Я поняла сегодня, что в блокаде было холодно, голодно, страшно. Не знаю еще, буду ли читать книгу. Я даже не знаю, где у нас эта книжка лежит.

Блокадные истории
На встречу с сотрудниками издательства «Речь», посвященную книге Геннадия Черкашина «Кукла», я пригласила семиклассников. Ни один из них эту книгу не читал. Как и у второклассников, у них не было четкого представления, кто же окружил Ленинград блокадным кольцом: то ли шведы, то ли французы, то ли турки, то ли немцы… Некоторые бывали раньше на блокадных мемориалах, но большинство детей лишь в нашем музее впервые познакомились с блокадой. Поэтому разговор с ними мы построили вокруг блокадных историй: на выставке «Луч света в блокадной тьме» я рассказывала детям истории блокадных вещей, в том числе игрушек, кукол, которые обнаружили и принесли в музей другие подростки, ровесники тех, кто пришел на читательскую встречу. А редакторы «Речи», Жанна Романенкова и Бригитта Янковская, рассказывали о кукле из книги Черкашина и несколько других историй, связанных с поведением людей и животных во время блокады. И в конце подарили книгу детям.

Что же запомнилось детям из этой встречи?

– Я почти ничего не знал про блокаду. Не интересовался. А сегодня подумал, что зря не интересовался. Буду и книжку читать, и в интернете посмотрю еще про блокаду. А хорошо бы сделать компьютерную игру про блокаду!

– Я очень люблю котов. Всегда знал, что они необычные животные. И сегодня мне очень понравились все истории с блокадными котами.

– Мне запомнились на выставке сочинения ребят, которые про блокаду писали. И генеалогическое дерево той девочки, которая историю своих предков в блокаду изучала. Я когда-нибудь тоже попробую такое сделать.

– А мне понравились блокадные игрушки и истории про детей, которые в них играли. Ну и книжка про куклу, конечно, тоже очень понравилась. Я даже заплакала. Очень грустно. Не знаю, буду ли читать эту книжку. Но историю я запомнила.

– Я сначала не хотела в музей ехать, ненавижу войну и всё, что про нее – музеи, книжки, памятники. Достали уже этой войной. Поехала потому, что все ребята наши поехали, а учительница сказала, что кто не поедет – будет сочинение писать. А сейчас я рада, что поехала. Потому что вы нам про людей рассказывали, про их вещи, игрушки, а не про трупы. Я прочту эту книжку, «Куклу». А еще есть такие книжки, добрые, про блокаду?

На прощание я рассказала семиклассникам про конкурс «Книжный эксперт XXI века». И мне очень интересно, найдут ли они в себе силы прочесть «Куклу» и написать о ней.

Анна Рапопорт

О проекте «Луч света в блокадной тьме» можно прочитать в статье «Город, который противостоит забвению».

Понравилось! 13
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.