Детские книги в пространстве воображения
25 февраля 2014 1774

Зачем нужны детские книжки? Чтобы их читать, вслух или про себя. А еще – чтобы разглядывать картинки. Дети об этом прекрасно знают. Но чтобы напомнить о детских книжках взрослым, Нью-йоркская публичная библиотека организовала специальную выставку под названием «Самые азы – зачем нам детская литература». Выставка, по словам ее куратора, известного детского писателя и критика Леонарда Маркуса, «позволяет посмотреть на детскую книгу в широком ракурсе культуры, истории и искусства и не воспринимать ее в качестве некого изолированного феномена, очень приятного, но никак не связанного с общей картиной жизни».

Почти все экспонаты выставки – из фондов самой Нью-Йоркской публичной библиотеки, которая располагает отличными коллекциями не только книг, журналов и рукописей, но и фильмов, рисунков и фотографий.

Среди экспонатов есть раритеты, переносящие нас в давние времена. Вот маленькая книжечка, напечатанная в Бостоне в 1727 году. Это самое старое издание знаменитого «The New England Primer», букваря, в буквальном смысле начинающегося с Адама. На букву «А» – «Адамов грех на нас на всех». На букву «Б», конечно же, Библия – «Библейский свет – и смерти нет». Многие поколения детей учились читать по этой книге. Рядом, наверно, самая старая книга на выставке – «Басни Эзопа» 1666 года.

Куратор выставки Леонард Маркус«Старинные книги для детей не самый благоприятный выставочный материал, – объясняет Леонард Маркус, куратор выставки. – Они не очень красивые, в них нет ярких красок. Легко не заметить маленькую книжечку, в которую вклеено бумажное платьице. Можно подумать, что это книжка с одежками для кукол, которую могли бы купить детям из обеспеченных семей, но нет, это руководство по шитью и вязанию для бедных детей, она должна была помочь им приобрести профессию». Мне тоже сначала показалось, что это платьице для кукол (у меня в детстве были такие книжечки), но оказалось, что первое впечатление, как часто бывает, обманчиво.

Руководство по шитью и вязанию для бедных детей

Леонард рассказал, что когда он задумал выставку, самым главным для него было показать: детские книги служат не только для развлечения. Многие считают, что детская книга только для этого и нужна. Нет, подчеркивает Леонард, «детская книга исторически играла очень важную роль в формировании национальной идентичности». Для подтверждения этого тезиса он включил в экспозицию книги, написанные не только по-английски.

В многоцветье книжек на разных языках не забыт и русский. Нью-Йоркская публичная библиотека вообще знаменита своей славянской коллекцией. Знакомая книжка Самуила Маршака с иллюстрациями Владимира Лебедева «Цирк» открыта на знакомом развороте: «Спиридон Кузьмич – коренной москвич, а его супруга Дарья – из другого полушарья» слева и «Мамзель Фрикасе на одном колесе» справа. Я спросила Леонарда, почему он выбрал именно эту книгу. Он объяснил, что остановился на «Цирке» потому, что эта книга хорошо известна и оказала немалое влияние на художников во многих странах. «Конечно, это прекрасная книга, – добавил Леонард. – Кроме того, мне был интересен ее политический контекст. Например, художник двадцатых годов включил изображения людей с черной кожей, подчеркивая, что революция – для всех. Даже слон – часть циркового коллектива».

Разворот из книги Самуили Маршака «Цирк» Иллюстрации Владимира Лебедева

В той же витрине и книжка детских стихов Маяковского, раскрытая на стихотворении «Мы вас ждем, товарищ птица, отчего вам не летится». Рядом с Маяковским две книги с китайскими иероглифами. Леонард рассказал, что ему хотелось найти какую-нибудь детскую книгу, относящуюся к периоду китайской культурной революции: «Выбор пал на книжку о девочке, которая героически помогает всем вокруг, например, носит на руках больного одноклассника, который не может ходить из-за полиомиелита. Но вторая китайская книга совсем другая. Ее автор – известный китайский писатель и художник Фэн Цзыкай. В иллюстрациях к книге изображен счастливый ребенок в домашней обстановке. В период культурной революции эту книжку, как противоречащую идеям коллективизма, не издавали, но теперь Фэн Цзыкай – признанный автор, и в его честь установлена премия за лучшую иллюстрированную книжку для детей».

Есть на выставке не только книжки, но и предметы, например, зонтик Мэри Поппинс (вернее, Памелы Трэверс). Леонард рассказал его историю. Родившая в Австралии Трэверс какое-то время жила в Нью-Йорке, а потом переехала в Англию. Когда интерес к ее книгам с США немного поугас, она решила подхлестнуть его, подарив Нью-Йоркской библиотеке разные предметы, связанные со знаменитой книгой. В прессе появились хвалебные статьи, и это снова вызвало волну интереса к творчеству писательницы. Был даже снят фильм Уолта Диснея по книге «Мэри Поппинс», но, по словам Леонарда, отношения писательницы с Голливудом были совсем не такими безоблачными, как показано в недавнем фильме «Спасти мистера Бэнкса». Тем не менее, на выставке можно увидеть кадры из получившего пять «Оскаров» фильма «Мэри Поппинс» с Джули Эндрюс в главной роли.

Зонтик Мэри Поппинс (Памелы Трэверс)

И, конечно, гвоздь программы – Винни-Пух и его друзья, малюсенький Пятачок, Кенга, Тигра и ослик Иа-Иа – игрушки Кристофера Робина Милна. Английская детская литература, естественно, представлена на выставке очень широко. В разделе, посвященном Льюису Кэрроллу, можно увидеть не только разные издания «Алисы» и фотографию девочки, сделанную Кэрроллом, но и ее саму, картонную, размером в человеческий рост. И пока ты ее разглядываешь, шея Алисы, как в книжке, вдруг приходит в движение и начинает расти, удлиняться все больше и больше, уходить в потолок. И это не просто шея, а множество книжных страничек.

Винни-Пух и Алиса

Как объяснил Леонард, он работал вместе с дизайнерами выставки, постоянно обсуждая, как лучше всего представить каждый экспонат. Задача была – придумать, как поместить детские книги в пространство воображения. Так, в книге «Баю-баюшки, луна» Маргарет Уайз Браун (у нас она вышла в издательстве «Розовый жираф» в переводе Марины Бородицкой) пространство воображения – это уютная комната ребенка, где все на месте, никогда никуда не двигается – окно, стол, камин, картина на стене. Молодая женщина за моей спиной, увидев экспозицию, посвященную этой книжке – а ее знает каждый американский ребенок, – благоговейно прошептала: «Любимая книжка моей мамы…» В книге Мориса Сендака «Where the Wild Things Are» (которая скоро выйдет и у нас в том же издательстве) детская превращается в волшебный и опасный остров, поросший дремучим лесом.

Уютная комната ребенка из книги «Баю-баюшки Луна»

В библиотеке хранится рукопись книги Френсис Бернетт «Таинственный сад», которую тоже можно увидеть на выставке. Но, как заметил Леонард, «не хочется просто смотреть на стопку пожелтевших листков бумаги в стеклянной витрине». Поэтому с обратной стороны витрины устроена зеленая беседка, где можно удобно устроиться, почитать приглянувшуюся книжку и даже спрятать ее в таинственном саду – на маленькой полочке, скрытой в зелени.

Пожалуй, самое интересное – то, как организовано пространство выставки. Оно напоминает лабиринт, в котором так и хочется навсегда потеряться в окружении хороших книжек. А уж выбор книжек, которые здесь можно почитать, воистину велик. Пока взрослые и дети постарше разглядывают экспонаты, читают подписи, узнают знакомые книжки, малыши уютно устраиваются на полу с книжкой в руках. Повсюду стоят удобные кубы, заваленные книжками. Книги лежат повсюду, на диванчиках, на подушках. Как приятно, когда книжки не только на витринах под стеклом. В стопке книг обнаружилось много уже изданных по-русски – от маленьких книжечек Беатрис Поттер, историй о Мадлен Людвига Бемельманса и «Любопытного Джорджа» до многочисленных книжек Роальда Даля, романа Э.Л. Конигсбург «Из архива миссис Базиль Э. Франквайлер, самого запутанного в мире» и книг австралийского писателя и художника-иллюстратора Шона Тана. И еще больше радости, чем встречи со старыми друзьями, доставляют новые книжки, которых раньше не знал, например, чудесная история о мышином семействе, которое отправилось в оперный театр «Метрополитен». Она так и называется «Pet of the Met», а написал ее Дон Фридман.

Большинство экспонатов, как я уже говорила, нашлось в самой библиотечной коллекции, но некоторые пришлось поискать в других местах. Например, в библиотеке не было старых изданий книжки Астрид Линдгрен «Пеппи Длинныйчулок», и Леонард убедил библиотеку купить такое издание на распродаже редких книг. И еще одну книжку купили специально для выставки. У нее удивительная форма: не квадрат или прямоугольник, а параллелограмм! А друг Леонарда, который живет в Дании, одолжил ему книжку сказок с иллюстрациями самой датской королевы. Леонард добавил и свои собственные книжки к представленной на выставке коллекции, например, присланный ему, как критику, предварительный экземпляр «Гарри Поттера» и журналы, посвященные феномену этого популярнейшего героя.

Я спросила Леонарда, какая его самая любимая книжка из тех, что находятся на выставке, и он сказал, что выбрать совершенно невозможно. «Но если все-таки выделить одну, то очень интересным экспонатом является экземпляр “Сказок Матушки Гусыни”, принадлежавший семье Натаниэля Готорна, одного из самых известных американских писателей, автора знаменитого романа “Алая буква”. В книге сказок вычеркнуты отдельные строки, которые писатель и его жена посчитали слишком страшными для детей. Готорн, чьи предки были суровыми протестантами-пуританами, писал свои романы в совершенно другом ключе, и его отношение к детству и детям проникнуто не пуританизмом предыдущих эпох, а романтизмом девятнадцатого века. И эта книга сказок – свидетельство того, что Готорн и его жена серьезно задумывались о том, каково их отношение к детским книгам и какие книги они хотят читать своим детям».

Ольга Бухина

Фото автора

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.