Книжные хвори
17 декабря 2013 1605 1

Осенью болеют многие, причем не только реальные люди, но и литературные герои. Наше сегодняшнее чтение ‒ «Мышь Гликерия. Цветные и полосатые дни» Дины Сабитовой. Глава, с которой мы начинаем, открывается констатацией: «Мышь Гликерия совсем не любила болеть». А как к этому делу относятся мои слушатели? В библиотеке, как всегда, разновозрастная компания. Те, кто постарше, воспринимают «больничные» как возможность отдохнуть от школы, дорваться до чего-то, недоступного в обычной жизни («Схожу в магазин, куплю кока-колу!»). Дошколята слушают это в ужасе: «Во время болезни нельзя гулять! Не люблю болеть!» Старшие соглашаются: «Плохо себя чувствуешь... И друзьям нельзя в гости, чтоб не заразиться. Скучно…» Самое время вернуться к героине истории.

Хотя во время болезни ее и навещают друзья и знакомые, все равно рано или поздно «закрывается за ними дверь, и Гликерия снова одна. Неинтересно болеть». Дети сочувственно кивают.

Но дальше тема болезней в тексте разворачивается в неожиданную сторону. Кажется, никому из ребят до этого не приходило в голову любоваться лекарствами, хотя пузырящиеся белые таблетины тоже не оставляют их равнодушными (одобрительный ропот: да-да, знаем такие!). Но ложечки к сиропам в исполнении иллюстратора книги явно всех привлекают и завораживают. Пока я показываю разворот, девчонки начинают шушукаться, какая из нарисованных ложечек милее («Я бы такую хотела, крайнюю: желтенькую с узорами!»). У меня тоже припасены цветные ложечки – мерные, кулинарные (но в данном случае это не важно). Дети непроизвольно к ним тянутся, но я не даю: для героини это была бы ценная коллекция, а для меня – необходимый реквизит. В общем, историю слушают с уважительным интересом, но немного настороженно: ну аптека, ну ложечки – дальше-то что?

Ложки

А дальше вот что: после похода в черничник (дети знают это слово: «Это где черники много») у Гликерии случается «ужасно серьезная болезнь» – посинявка: «И пятки синие, и ладошки синие, и язык – Гликерия специально к зеркалу сбегала проверить – тоже синий-пресиний. И кончик хвоста, который всю жизнь был розовый, – тоже какой-то стал синеватый». Комичность ситуации нарастает; слушатели сначала робко, а потом все громче начинают хихикать. Кто-то из старших не выдерживает наивности доверчивых аптекарей, которые «как Гликерину посинявку увидели, так и обомлели», и говорит, обращаясь то ли к ним, то ли к соседям: «Это же у нее просто от черники!» И все равно ребята радуются привалившему Гликерии «болезненному» счастью в виде целого ящика цветных ложечек (увидев «стр-р-рашную посинявку», аптекари от неожиданности уронили коробку с сиропами, и все пузырьки разбились).

Но потом дети хмурятся: они обратили внимание на иллюстрации и просят показать еще раз. Всматриваются, спрашивают: «А почему коробку несет заяц? А это кто, в аптеке, – собака?» Тщательно прорисованный мир героев книги, антропоморфных животных разных видов, притягивает взгляд и завораживает. Неслучайно на обложке указано два имени: «Написала Дина Сабитова, нарисовала Алика Калайда» – даже не зная этого, читатели оценили роль художника-соавтора.

Иллюстрации Алики Калайды к книге Дины Сабитовой «Мышь Гликерия. Цветные и полосатые дни»

В завершение занятия мы мастерим оригами-мышек, которые смешно раскрывают рты, как и говорящая Гликерия. То у одной, то у другой бумажной мышки возникают синие пятнышки – та самая посинявка, о которой мы только что читали.

Болеть-то, может, и неинтересно. Но читать об этом все-таки очень увлекательно!

Мария Климова

Таблетки

Понравилось! 3
Дискуссия
Людмила
Благодарю, Марина, за прекрасные рекомендации. Непременно приобрету книгу и поработаю.