Ежик Серёжик и страшный Дракон
6 мая 2013 6332 3

Волшебная сказка Елены Ракитиной «Серёжик» – идеальная метафора взросления. Она строится вокруг образа одинокого Ребенка, идущего по трудной и опасной Дороге к страшной Горе Дракона. С помощью волшебных помощников Ребенок побеждает Дракона и получает награду. Точнее, несколько наград, и освобожденная мама – лишь одна из них. Гораздо важнее победы над Драконом оказывается победа над самим собой.

Что самое главное
Маленький ежик Сережик, можно сказать, дошкольник: «Он знал все буквы и цифры, и книжку про динозавров, любимую, читал сам».

Однажды с ним произошла жуткая история. У него пропала мама. Вот только что была на кухне, пекла мандариновое печенье… И вдруг исчезла!

Нет, такого не может быть. Мамы не исчезают просто так, бросив своих любимых малышей. Она сейчас вернется, ведь давно пора завтракать, умываться, причесывать иголки!

Но проходит час, другой, третий. Вот уже настает вечер… А мамы-то все нет!

И тут Сережик получает телеграмму: «Уведомление о похищении… 12 июня сего года мною, Драконом Драконов, сеющим ужас, похищена Ежиха Серёжиха».
Маленькому ежику остается только одно: отправиться на поиски мамы. На протяжении всей книги он будет идти, бежать, лететь к своей Мажусе, самой замечательной маме на свете. И чтобы победить дракона, Сережику придется многократно отвечать на ключевой вопрос: «Что самое главное?»

Как ответить на этот вопрос? Спросите у своих детей. Спросите у стариков. Задайте его невесте. Или жителю хосписа. Ответы у всех будут разные. Более того, один и тот же человек может по-разному отвечать на этот вопрос в зависимости от ситуации или настроения. Наверное, ответа на этот вопрос нет. И вообще кажется, что он какой-то такой… глупый, в общем, вопрос. Какой-то слишком пафосный. Прямолинейный. Ведь всё так относительно… И вообще жизнь очень сложна, в ней нет черного и белого, можно так поступить, а можно иначе, – в общем, сплошной моральный релятивизм…

Для Елены Ракитиной всё наоборот: нет никакой относительности и релятивизма. Она написала сказку о том, что такое хорошо и что такое плохо. О моральных нормах и нравственных ценностях. И в этом она нисколько не отступила от законов сказочного жанра. Ведь именно об этом говорят почти все сказки, и фольклорные, и авторские: «Властелин колец», «Гарри Поттер», «Хроники Нарнии» и даже «Аленький цветочек» – разве они не про поиск истины, не про добро и зло?

Но найти ответ на вопрос «что самое главное?» совсем непросто. Сережик пытается сделать это на протяжении всей книги. В одной ситуации «главным» окажутся знания, в другой – «мама». Орел Гэйдл скажет, что «главное для всех разное. Для Королевы Лебедь главное – богатство, для меня – мудрость… Много нас на земле. У каждого зверя, у каждой птицы, у каждой самой маленькой мушки есть что-то свое главное».

Иллюстрации Виктории Кирдий к книге Елены Ракитиной «Серёжик»

Но ведь должно быть что-то самое-самое главное – общее для всех? Да, конечно, должно. И Сережик находит «последний ответ» на главный вопрос возле логовища дракона. Что же это такое, самое главное для всех? «Мама! Помощь! Доброта! И еще это… Никогда не делай того, что не хочешь получить сам!»

Читатель, который долго-долго искал вместе с героем ответ на ключевой вопрос, поначалу чувствует себя несколько обманутым. Как, и это все? Не делай того, что не хочешь получить сам… Всего-то?

В этой фразе – ключ ко всей книге. «Серёжик» – это сказка об ответственности. И размышляя над этим последним ответом, сопоставляя его с историей Сережика, читатель постепенно приходит к пониманию того, что даже от самого маленького действия каждого конкретного человека зависит состояние всего, что тебя окружает. То, что ты посылаешь в мир, так или иначе возвращается к тебе.

Герои и подвиги
Ответственность – вещь тяжелая. Настоящий груз. И чтобы нести его, требуются недюжинные силы. Нет таких сил у обычного слабого дошкольника. Как же быть?

Сказка о том, как Сережик ищет Мажусю – это история становления героя. История о том, как маленький безответственный «дошкольник» принимает первое в своей жизни решение – отправляться на поиски мамы, а не идти в сиротский приют. И как много соблазнов возникает на его пути: Сережику хочется остаться в теплом и сытном царстве птиц, отложив поиски «на потом». Он встречает на своем пути немало опасностей, и совсем не легко справляется с ними. Но все-таки раз за разом он находит в себе силы идти дальше, не останавливаться.

Елена Ракитина предлагает читателю непростые, но действенные рецепты работы со своими страхами: нужно увидеть свой страх, назвать его, поговорить с ним и в конечном итоге превратить врага в друга – ведь в страшной опасности таится возможность роста. «Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее».

Иллюстрации Виктории Кирдий к книге Елены Ракитиной «Серёжик»

Писатель говорит с читателем о самых важных, базовых ценностных координатах человеческого бытия. И делает это честно. Героизм – это не триумфы, фанфары и почести. Быть героем – значит совершать ежедневный подвиг победы над своим страхом. Это значит принимать ответственность. Думать, пробовать разные варианты, ошибаться и снова думать. И идти к своей цели.

А что будет в конце дороги? Ежик Сережик, победив дракона, не только вернул себе маму. Он еще и стал взрослым. Вернувшись домой, он достает из почтового ящика письмо. В нем всего семь слов. «Принят в первый класс. Завтра в школу». А это значит, что всё только начинается. И достигнув одной вершины, ты уже видишь следующую — и снова отправляешься в путь.

***
На детей какого возраста рассчитан «Серёжик»? У меня нет однозначного ответа на этот вопрос. Мне кажется, дело тут не в возрасте, а в психологическом опыте ребенка и его личностных особенностях. Я наблюдала реакцию четверых детей на эту книгу. Мой шестилетний сын, эмоциональный и впечатлительный мальчик с подвижной психикой, после прочтения первой главы впервые в жизни «увидел» в своей постели чудовищ. Мысль о внезапном и необъяснимом исчезновении мамы оказалась для Лёни совершенно непереносима. Он наотрез отказался слушать эту историю. (Хотя, замечу в скобках, если бы пропала не мама, а кто-то другой, Лёня наверняка захотел бы читать дальше.)

Лёнина подруга и ровесница Алина, которая по стечению обстоятельств несколько дней жила в нашем доме, слушала историю про Сережика, затаив дыхание. Она живет вдвоем с мамой, много болеет, а маме надо работать – поэтому с Алиной часто сидят всевозможные родственники, знакомые, а иногда ей приходится оставаться дома одной. Вероятно, для нее чтение «Серёжика» – психотерапия, возможность победить и приручить свои страхи, научиться принимать ответственность и не бояться ее.

Мой младший сын, четырехлетний Платон, мало что понял в самой истории, но в его поварских играх появились мандариновые печенья. А девятилетний сосед Семён, которого я в один из дней попросила вместо меня прочитать Алине «Серёжика», сначала презрительно морщился – «Ну что за малышовские сказки? Ежики какие-то зеленые!» – а потом так увлекся, что мне пришлось подарить ему эту книгу. «О чем эта книга?» – спросила я Семёна. «Обо мне», – ответил мальчик.

Так они и читали втроем: третьеклассник Семён, фанат звездных войн, динозавров и неандертальцев; шестилетняя Алина, любительница фей и бабочек, и малыш Платон, ценитель «Федорина горя». И каждый находил в этой истории взросления что-то очень важное для себя.

Анна Рапопорт

Иллюстрации Виктории Кирдий к книге Елены Ракитиной «Серёжик»

Понравилось! 14
Дискуссия
Мария К.
Спасибо за статью. В "Лабиринте" на Сережика преогромное колличество отзывов, причем часть читателей в неописуемом восхищении, а часть в жутком разочаровании. Иллюстрации не в моем вкусе (ну это мои личные капризы), а вот свое мнение на текст хочется узнать (тем более, что я в восхищении от книги Е.Ракитиной "Приключения новогодних игрушек").
Кирилл Уткин
нармальна
Ляэль Пери
спасибо большое. замечательная рецензия. я купила эту книгу в основном из-за иллюстраций Виктории Кирдий. от текста ничего особенного не ожидала. и тем замечательней было обнаружить именно то, что вы описываете. мы читали с моей 5летней дочкой, и обе получили удовольствие. мне очень понравилось то, что автор смогла не скатиться в морализаторство.