История про человека, у которого, как у многих из нас, ничего не было
14 декабря 2012 1212

«Новогодняя сказка» Хельги Патаки (это псевдоним автора, так что книжка не переводная, она написана по-русски) начинается просто: «Жил-был Человек. И ничего у него не было. И картошки у него не было, и пожарить ее было некому».
Существует давняя, идущая еще от Диккенса традиция рождественских сказок-притч. Как всякую притчу, эту историю читать надо медленно и не один раз – отличное занятие на сон грядущий, тем более, что она про одиночество, а именно оно подстерегает ребенка ночной порой, гнездится под подушкой, выглядывает из-за занавески. Наверно, ничего на свете нет страшнее, чем остаться совсем-совсем одному. Но пугает не столько одиночество, сколько страх одиночества.

И хотя герой книжки – взрослый, мне кажется, маленькому читателю там все будет понятно, у ребенка чувство оставленности еще острее и еще страшнее. Одиноко бывает любому ребенку и, читая (или слушая) эту книжку, он узнает, что такая беда не только с ним одним приключается. А то страшно ведь – проснешься утром, а ты вдруг один остался, даже если вокруг тебя куча народу, включая папу и маму.

Это, конечно, детская книжка, но кое-что в ней написано для пап и мам, читающих ее вслух. Вот человек влез в троллейбус, а «талончик не пробил, потому что совести у него тоже не было». Вообще-то говоря, всяким разным взрослым неплохо бы ее прочесть, и может быть, прочти они такую книжку в детстве, легче было бы потом справляться с то и дело настигающим одиночеством. У человека-то ничего не было, а в книжке много что есть – и собака, потерянная и найденная, и человек, потерянный и найденный.

Медленно, бережно, буквально взяв за руку, ведет нас автор по жизни этого одинокого и бессовестного бедолаги, от одной моральной дилеммы к другой. Вот он находит чужую собаку, вернее, она сама к нему пристала, ей, небось, тоже одиноко, она же потерялась, «и так смотрит на Человека, и так глядит, будто ищет что-то, словно в душу заглядывает».

Может, теперь собака сумеет скрасить его одиночество? Будет с ним жить-поживать, хотя, конечно, картошку она жарить не умеет. Но «тут у Человека совесть появилась», и он понимает – кому-то другому без этой собаки, наверно, еще более одиноко, чем ему самому. Так сделан первый шаг из эгоистического кокона, в который он плотно укутался.

И вернув собаку законным владельцам, он – отдав что-то, что так хотелось оставить себе – получает несравненно большее. Он не просто встречает с новыми друзьями Новый год, он встречает свою судьбу – находит девушку, на которой ему хочется жениться.

А там и дети пошли, и рассказ снова пускается в путь по кругу, когда сын спрашивает отца, что же такое – ничего. И тот начинает: «Жил-был Человек, и ничего у него не было». Тут-то маленький слушатель попросит снова почитать сказку – с самого начала. Снова и снова, по кругу.

Мы никогда даже не узнаем, как его звали, этого человека, но папе с мамой не скучно будет читать эту книжку ребенку на ночь. Потому что она, и словами, и такими новогодними рисунками Александры Фоминой, разговаривает с маленьким и с взрослым.

Ольга Бухина

Иллюстрация Александры Фоминой к книге Хельги Патаки «Новогодняя сказка»

Понравилось! 1
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.