Бесконечные дни приключений
9 августа 2019 840

Забавно звучит: «Ана-Ана»! По-русски в этом имени надо писать удвоенное «н». Но «ошибочное» написание почему-то не раздражает, а наоборот – за счет удвоения самого имени помогает настроить детский «окуляр» восприятия. Это ведь очень характерно для детской речи в момент ее зарождения: «ма-ма», «па-па», «ба-ба». И взрослые добавляют в эту копилку, предлагая ребенку звукоподражания, построенные по этой же схеме: «кис-кис», «гав-гав», «хрю-хрю»…
В общем, «Ана-Ана» звучит симпатично и «убедительно». Так назвали героиню своих книжек-картинок французские авторы и художники Алексис Дормаль и Доминик Рок.

Сериалы книжек-картинок с персонажами, кочующими из истории в историю, в последнее время стали чуть ли не основным трендом в современном книгоиздании для дошкольников. Они если и не пришли на смену текстовым историям с продолжениями ‒ вроде историй про Франца, Фридера или Сашу и Машу, ‒ то заметно их потеснили. Кроме наступления «эры новой визуальности», на книжках подобного рода сильно сказывается и влияние практической психологии: ребенку нужно что-то вроде «социального зеркала», в котором он сможет узнать самого себя и то, что с ним происходит. Книжка-картинка – очень хороший вариант и с точки зрения убедительной наглядности, и с точки зрения ослабления давящего морализма. Так что с ее помощью вполне возможно «отрабатывать» разного рода жизненные ситуации: вот так бывает, и так, и так. Это и есть «непрямое» обучение дошкольника, стимулирующее развитие его эмоционального интеллекта.

Понятно, что каждый книжный сериал претендует на роль главного, а лучше (с коммерческой точки зрения) – и единственного «художественного воспитателя», сопровождающего малыша на некотором отрезке его жизни. И конкуренция тут острейшая. Ведь ситуаций, которые можно «обсуждать» с малышом, не безграничное количество: потерялся, не хочет спать, не хочет есть, заболел, чего-то боится, клянчит сладости и игрушки, жадничает, в семье «неожиданно» появляется конкурент вроде новорожденного…

Каждый малыш, конечно, существо индивидуальное. Но в раннем детстве типичного и узнаваемого больше, чем на других этапах жизни: каждый учится ходить и говорить, каждый впервые заболевает, теряет игрушку, гладит кошку, впервые едет в общественном транспорте…

Поэтому для подобных книг очень важно, как нарисовано то, что предлагается в качестве «зеркальных ситуаций». И главный герой очень важен – точнее, то, как явлена читателям зрителям его детскость.

В Ане-Ане в глаза бросается, прежде всего, ее большущая лохматая головенка, которая перевешивает все другие части тела вместе взятые. Ручки-ножки у нее есть, но в целом этот образ внутренне стремится стать колобком – тем самым, который убежал-покатился из привычного мира в мир неожиданностей.

Правда, судя по всему, в отличие от колобка, источником разного рода событий и неожиданностей для Аны-Аны является как раз эта самая «головенка». Это она придумывает, что бы такое устроить, куда бы направиться, чем бы заняться.

В книге есть еще и разношерстная и разномастная компания других персонажей – «друзья» Аны-Аны, точнее – ее игрушки. А игрушки – и это знает каждый малыш – «приводятся в действие» тем, кто в них играет.

Каждый член разноцветной и разношерстной игрушечной компании («шерсткой» тут обладают не только те, кому это положено «по природе», но даже и китенок. Почему? Да потому, что он тоже «мягкий»!) – это своего рода ипостась Аны-Аны, материализованная частичка ее существа. Неслучайно все они одинаково «головастые», всегда заняты «общим делом», и все с огромной скоростью перемещаются на малюсеньких ножках.

Ana-Ana_illustr 1

Собственно, ножки – это всего лишь обозначение «средства передвижения». А двигаются персонажи «сами по себе», чувство притяжения к земле у них явно ослаблено. И если они вдруг подпрыгивают, то прыжок получается «лунный». Иными словами, «тяготы жизни» их еще не сковали. И эта общая для всех персонажей «прыгучесть», способность подлетать и перелетать с места на место выдает их «единую природу» и принадлежность к особой реальности.

Конечно, случается, что кто-то из этой не разлей водой компании выразительных головастиков вдруг начинает вести себя непредсказуемо и откалывается от «коллектива». Это всегда маленькая драма, которая и создает сюжетное напряжение. А разрешение конфликта заключается в том, что компания снова дружно «празднует» свое единство.

Если хотите, единство личности ребенка!

Можно в связи с этим вспомнить немаловажную психологическую максиму: «Никогда не говорите ребенку, что он плохой. Подчерните, что его плохое поведение ситуативно: “Как же ты плохо себя сегодня вел!”»

Конечно, в сравнении с динамичными, полными эмоций и «взлетов» историями про Ану Ану любое психологическое высказывание звучит плосковато и скучно и напоминает нотацию, только прочитанную взрослому.

Но взрослые ведь привыкли?

А книжки про компанию Аны-Аны помогут им лишний раз избежать необходимости читать нотации ребенку.

 

Даже трудно решить, для чего книги про Ану-Ану подходят больше: для чтения-общения взрослого и дошкольника? Для легкого книжного старта первоклассника? Или пусть малыш при случае просто самостоятельно рассматривает картинки, а история сложится у него в голове и без слов?

Видимо, все зависит от того, в какой момент жизни попадут в семью эти книжки картинки.

На мой взгляд – замечательные.

Марина Аромшта

Понравилось! 3
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.