Праздничные будни
20 декабря 2018 1055

Любители книг Маури Куннаса, похожих одновременно и на виммельбухи, и на комиксы, азартно ищут на их страницах козлика-лунатика и паучка Хейкки, но еще совсем недавно они с неменьшим азартом повсюду искали сами книги Куннаса, который прославился как популяризатор эпоса разных времен и народов. Десять лет назад в издательский доме Мещерякова вышли «В гостях у Санта-Клауса» и «Викинги идут!», и тираж разошелся очень быстро. C недавних пор Куннаса на русском очень активно издает «Речь», книги про Санта-Клауса стали новогодним подарком к 2017 году, а сейчас все три истории о нем (первая вышла почти сорок лет назад, вторая – в 1987 году, а третья ‒ в 1995-м) переизданы под одной обложкой.

Самое забавное, что «легендарный сантавед», как называют Куннаса, никогда не писал о Санта-Клаусе. Он писал про Йолупукки – финского рождественского деда. Переводы его книг на европейские языки «локализованы»: в Италии читают истории Куннаса про Баббо Натале, во Франции – про Пера Ноэля. В Германии он просто рождественский дед, а в русском переводе стал Санта-Клаусом, как в англоязычных странах, и это тоже понятно: он выглядит иначе, чем наш Дед Мороз, и связан с другим праздником. Йолопукки для нас все-таки экзотика, а Санта-Клаус, давно превратившийся в героя анимационных фильмов и персонажа массовой культуры, знаком многим.

В переводах локализовано не только имя главного героя, но и отдельные шутки автора. Например, названия книг на полках мастерских. А вот маленькие «приветы» друзьям и знакомым Куннаса, спрятанные на картинках, передать практически невозможно. Как и шутку, касающуюся прозвища Санты: русскому читателю непонятно, почему жена ласково зовет его «козликом». Собственно, с Санта-Клаусом это прозвище и не связано, зато слово Йолупукки дословно переводится с финского как «рождественский козел» – традиционный персонаж, сопровождающий рождественские праздники в Скандинавии и Финляндии. Это сейчас Йолупукки внешне не отличается от Санта-Клауса, а в позапрошлом веке его атрибутами были рожки и козлиная шкура.

Из года в год новые поколения детей, которые впервые слышат про Деда Мороза, Санта Клауса или Йолупукки, спрашивают: где он живет? Что делает летом (и весной, и осенью)? Есть ли у него семья? Как он проникает в дом? Как узнает, кому что дарить? И как успевает объехать весь мир за одну ночь? Последнее так и остается тайной, признается Маури Куннас, но об остальном рассказывает обстоятельно.

Финский Дед Мороз живет в деревеньке Корватунтури – далеко-далеко, но место вполне реальное, его можно найти на карте. (Это, впрочем, не Куннас придумал ‒ еще в конце 1920-х годов гору Корватунтури объявили резиденцией Йолупукки.) У Санты есть и аэродром, и стадо оленей, и дом, и мастерские, и множество волшебных помощников, которые прежде были домовыми. Мир людей так разросся, что домовым места не осталось, вот они и перебрались далеко на север. Третья книга цикла – «Санта-Клаус и барабан» – как раз и рассказывает о появлении еще одного гнома-помощника. У них много работы, и надо сказать, что, кроме искусных мастеров, среди них есть и отличные организаторы, и счетоводы. Все они не только заботятся о том, чтобы все дети в мире получили подарки, но и сами празднуют Рождество. Если всерьез задуматься, это выглядит довольно странно: гномы, бывшие домовые, идут в церковь на рождественскую службу. Но в современной массовой культуре Рождество празднует весь мир: и звери, и деревья, и люди, и звезды, и гномы, и феи.

В описаниях мастерских гномов отражаются воспоминания Маури Куннаса о его собственном детстве и о мастерской его отца. Первая книга, «В гостях у Санта-Клауса», по словам автора, «наполнена духом финской старины». Санта у Куннаса стар, но не архаичен, в его доме появляются разные новшества современного цивилизованного мира. Если в первой книге (написанной, напомню, сорок лет назад) в кабинете Санта-Клауса на полу лежит удлинитель с тройником, то в третьей истории (1995 года) его помощники пользуются компьютером. Правда, на мониторе, рядом с большими дискетами, стоит горящая свеча. Так и устроен дом Санты: от привычного он и его помощники не отказываются, просто дополняют его новым, удобным и полезным: машиной для карамели, компьютерами, самолетами...

Illustr 1

И то, что многие родители сегодня сами покупают своим детям подарки, – такое же полезное «новшество»: «Это хорошо, потому что даже Санте не выполнить все желания на свете». Не новый, но очень действенный художественный прием: Санта-Клаус не всесилен, он тоже может уставать, простужаться, ходить в спортзал… Это важно, чтобы он перестал быть функцией, живым мешком с подарками. Принимать их, не задумываясь, как что-то само собой разумеющееся, дети умеют с младенчества, а научиться думать о тех, кто рядом, – отдельное непростое действие.

Illustr 2

Вторая книга цикла ‒ «Двенадцать подарков для Санта-Клауса» ‒ как раз о такой попытке научиться. Эта книга еще и подарок Куннаса самому себе, оставшемуся в 1985 году на зиму в Калифорнии: «Сан-Франциско – один из самых любимых мною городов мира, но в праздник всегда тянет домой». Правда, придуманный дом оказался наполнен новыми деталями и мотивами, и вторая книжка не очень похожа на первую. Вспомнив любимые в детстве книжки-картинки Карла Ларссона, Куннас насытил иллюстрации к новой истории шведской темой и вплел туда отголоски Рождества в Сан-Франциско.

Итак, один из младших гномов хочет что-нибудь подарить Санта-Клаусу. До Рождества осталось двенадцать дней, и он придумывает что-то вроде небольшого адвентовского календаря: по одному сюрпризу на каждый день. Нетрудно догадаться, что будет дальше: и один-то сюрприз иногда нелегко пережить, а тут двенадцать подряд… Можно только восхищаться терпением и спокойствием Санты, который демонстрирует чудеса позитивного мышления, например, взлетев с перепугу на каминную полку: «Это не могло его не порадовать: оказывается, он был в отличной форме, если мог туда забраться!»

Illustr 3

Конечно, тут много взрослой иронии, которая помогает принять подобные сюрпризы (мне волей-неволей вспоминается бада, которому зоки преподнесли фанерные штанишки и фанерный же платочек, пуховый, «мягонький – страсть!»), но я думаю о том, что в реальности многие из таких подарков мы бы восприняли в лучшем случае стоически, а в худшем… Поддержка нужна и дарителю, и одариваемому. Потому что если первого отвергли, как ему научиться дарить? Как сохранить желание радовать другого? С другой стороны, для ребенка не менее важно однажды научиться замечать: а что действительно происходит? Это правда была удачная мысль – залить каток перед выходом из сауны?..

«Санта-Клаус и волшебный барабан» сильно отличается от двух предыдущих книг. В первую очередь, наличием сюжета. И в данном случае без него было не обойтись, потому что в основе этой книги – сценарий сказки, который Куннас написал для венгерской студии анимационных фильмов.

Как в настоящей пьесе, Куннас сначала приводит список действующих лиц и дает краткую характеристику персонажам ‒ настоящее предуведомление для тех, которые пожелали бы сыграть как следует историю про саамского шамана, твердо решившего испортить праздник в деревне Санты. После этого Куннас расставляет декорации: перед нами план рождественской деревни. (на нем отмечено даже слуховое окно, из которого ближе к концу сказки выпал шаман).

История подчеркнуто кинематографична: сцена, диалог или яркое событие (или их сочетание), смена сцены. По ходу действия герои переходят из одной мастерской в другую, что дает возможность еще раз показать рождественскую деревню и ее мастеров. Герои пытаются понять, какой подарок просит мальчик Векара – что нарисовано на пожелтевшем листочке бумаги, полученном среди других писем. Естественно, каждый видит в рисунке свое (свитер, книгу, самолет, комплект ударных музыкальных инструментов и т.д.). А в деревеньке параллельно начинают происходить неприятные недоразумения. Да, еще на протяжении всей этой истории Санта простужен, и жена пытается срочно вылечить его до Рождества.

Хороший конец предопределен: сварливый старикашка станет рождественским гномом, как и мечтал с детства, на радостях вылечит Санта-Клауса и отправится вместе с ним дарить подарки детям. Эти подарки вполне материальны и осязаемы, как те, что пытались подобрать для Векары, ‒ ведь при рассматривании его странной картинки никому и в голову не пришло, что он ничего не просит у Санта-Клауса. Он просто хотел стать помощником Санты, и ему необходим был ответ.

Illustr 4

Книги Куннаса про рождественскую деревню и ее обитателей – тоже ответ. Ответ на множество заданных и незаданных детских вопросов про рождественского деда, как бы его ни звали. А еще это приглашение придумывать дальше‒ ведь столько еще тем осталось за кадром!

Американский психолог Эда Ле Шан, автор популярной книги «Когда ваш ребенок сводит вас с ума», считает, что «если мы хотим лишить миф о Санта Клаусе оттенка манипуляции, то важно будет не только позволить детям сочинить свою собственную сказку, но и самим стать участниками – со-творцами ее». У Куннаса такими соучастниками, со-творцами становятся маленький Вилле со своим стремлением радовать Санту, ворчливый шаман, который хотел стать рождественским гномом, а вместе с ними – читатели.

Дарья Маркова

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.