Папмамбуковская «финдусиана»
23 октября 2018 999

Сегодня, наверное, уже можно сказать, что те, кто были маленькими детьми в нулевых, выросли в компании старика Петсона и его котенка-ребенка Финдуса. По своей популярности Петсон и Финдус вполне сопоставимы с такими литературными персонажами советских времен, как Незнайка, Карлсон и Чебурашка. Ну и с муми-троллями, конечно.

В круг чтения дошкольников книги попадают разными путями. Многие из них сначала предназначались читателям более старшего возраста. К примеру, дети, родившиеся в 60-х, читали «Незнайку» самостоятельно, в начальной школе. И эпос Волкова – тоже. Но сказка про Буратино, написанная в 1930-х годах, к этому времени уже спустилась на возрастной «этаж» ниже. Ее брали в библиотеке (а если повезет – покупали) родители дошкольников – то есть те, для кого «Золотой ключик» был «любимой книгой детства».

Слава книг и известность персонажей в советские времена нарастала и уплотнялась от поколения к поколению. Сюжеты и персонажи переходили из книг в другие виды искусства, их фразы становились «крылатыми выражениями», а их образы активно использовались в разного рода педагогической и нравоучительной литературе, даже в школьных учебниках.

Но «жизнь» Петсона и Финдуса в России, как мне кажется, складывается по каким-то другим законам.

Их полюбили, в первую очередь, никакие не дети, а поколение тридцатилетних хипстеров двух столиц (можно добавить сюда еще Красноярск), которые в нулевых стали обзаводиться семьями. Сами они росли в 90-е, в эпоху глобальных перемен. А тут им вдруг показали абсолютно устойчивый мир, не обремененный проблемами выживания.

У Петсона, правда, то и дело что то болит. Но в целом мир, выстроенный вокруг Финдуса, совершенно устойчив, и в нем нет никаких врагов. (Какое же это счастье, когда в твоем мире нет врагов! Когда у тебя нет даже недоброжелателей. И главной твоей заботой является устроить кому-нибудь праздник.)

Мне кажется, что родители нового поколения не стеснялись признаваться в любви к книжкам Нурдквиста. И в том, что общаться с ребенком по поводу этих книг для них одно удовольствие. Собственно, это тот случай, когда тебе нравится книжка, и ты – вот удача! – можешь спокойно изображать, что читаешь ее не себе, а ребенку.

Правда, язык в книгах о Петсоне и Финдусе совершенно лапидарный ‒ никаких ярких словечек, никаких, выражаясь советским слогом, «крылатых выражений» из них не вылетело (разве что слово «мюкла»). Но зато картинки – с их сумасшедшей динамикой и передачей движений! И сами образы – трогательные и яркие в своей индивидуальности и в своей победе над временем: Петсон – старик «навсегда» и Финдус – вечный ребенок. Ты в их компании тоже как будто «навсегда».

И еще эта личная, теплая интонация. Представить, что Финдус используется в учебнике математики как образ неудачника (дети, давайте-ка объясним ему, как правильно делить в столбик) довольно сложно. Финдус в силу его обаятельного эгоцентризма может быть только главным, и мир как-то сам собой подлаживается под его логику. В общем, при всей своей эмоциональной насыщенности, истории Нурдквиста совершенно вываливаются из привычного педагогического морализма.

Трудно судить, как поведут себя дети тех взрослых-хипстеров, которые в первые пятнадцать лет наступления нового века обеспечили книгам Нурдквиста тиражи и читательскую любовь. В советские застойные времена любовь к книгам передавалась из поколения в поколения. А теперь законы существования книг и книжных героев изменились. В том числе – и законы существования бестселлеров.

Но пока Петсон с Финдусом «живы-здоровы». И книги о них – тоже.

Об этих книгах мы и предлагаем читателям «Папмамбука» подборку материалов.

Книги о Петсоне и Финдусе

Марина Аромштам «Обыденное волшебство Свена Нурдквиста» – о книге «Рождество в домике Петсона» 
«Финдус по-детски эгоистичен в своих эмоциях: как это так – его желания не исполняются? И по-детски выражает протест “судьбе”: горячо возмущается возможным отсутствием традиционных яств на рождественском столе и сердито набивает морковками пустующую подставку для так и не срубленной елки. Настроения и реакции, абсолютно типичные для большинства детей в такой ситуации…»

1

Марина Аромштам «Увидеть праздник глазами Финдуса (или ребенка)» – о книге «Механический Дед Мороз» 
«Истории про Петсона и Финдуса мы называем именно историями, а не сказками. Там так много точно описанных и узнаваемых, типичных “бытовых ситуаций”, так много о взаимоотношениях взрослого и ребенка, что волшебное воспринимается не то чтобы как фон, но как нечто само собой разумеющееся. Как неотъемлемая часть жизни… Это одна из важнейших особенностей книг Свена Нурдквиста – органичность волшебного…»

Mekhanichesky Ded Moroz_illustr

1

Мария Климова «Праздник в домике Петсона» ‒ идеи для организаторов детских праздников
«К нам в библиотеку обратилась мама одной из читательниц с просьбой придумать что нибудь новогоднее по книжкам о Петсоне и Финдусе. Соединив фрагменты нескольких историй про старика и котенка, мы с коллегой, Ольгой Гапоновой, придумали “анти-елку” ‒ без Деда Мороза и Снегурочки, зато с мюклами и котятами. Получился праздник для небольшой группы детей 4‒6 лет…»

1

Наталья Клевушкина «Именинный пирог с Петсоном и Финдусом» ‒ идеи детского квеста с элементами кулинарии
«Почему бы не попробовать самим немного побыть в шкуре Финдуса и отведать его именинного пирога? Этот мини-квест прекрасно подойдет для тематического дня рождения или просто занятия с юными финдусоманами…»

Photo 2

1

Ксения Белькевич «Петсон и Финдус принимают гостей» ‒ об интерактивной выставке в Государственном литературном музее в Москве
«Каждый ребенок хотел бы настоящего Финдуса. Вот книжка, которая называется “Как Финдус потерялся”. Я даю каждому из детей воображаемую картонную коробку, спрашиваю: “А что там внутри?” Дети, которые помнят сюжет книги, начинают тихонечко мяукать, а остальные присоединяются. Потом каждый аккуратно просовывает руку в коробку (все это мы изображаем без использования предметов), и кто-то вскрикивает: “Ай!” Вспоминаем, что Финдус вцепился Петсону в палец! Так началось их знакомство…»

Photo 1

1

Мария Климова «Весенний переполох» ‒ о книге «Переполох в огороде» (из опыта чтения вслух в библиотеке)
«Хотя сюжет очень динамичный и долго удерживал внимание детей, некоторые из них устали: рассматривать иллюстрации им уже интереснее, чем слушать. На помощь приходит “настоящий” Финдус – мягкая игрушка, которая сопровождает наше чтение. Сегодня мы читаем вместе с моей 12-летней дочкой, которая в нужный момент надевает на “живого” котенка точно такой же бумажный пакетик с прорезями для глаз, как у книжного. Этот трюк срабатывает не только с литературными коровами, но и с детьми, пришедшими в библиотеку: и те и другие начинают пристально следить за перемещениями загадочного пакетика…»

1

Мария Климова «Привет, грусть» ‒ о книге «Петсон грустит» (опыт чтения детям вслух)
«Мы рассматриваем обложку, на которой изображен грустный Петсон, и вспоминаем, отчего вообще люди грустят. О причинах грусти своих сверстников дети говорят так: “Грустят ‒ когда грустно… Если болит что-то… Когда обиделся…” У взрослых они видят другие причины: “Если поругались друг с другом. Тоже когда болит что-то. Если их дети расстроили…” А причины огорчений взрослых могут оставаться за пределами понимания ребенка.
Так и с Петсоном в этой книжке: мы вместе с Финдусом не знаем, почему он с самого начала такой грустный…»

Petson grustit_illustr

1

Мария Климова «Финдус приехал!» ‒ о книге «Финдус переезжает» (опыт чтения детям вслух)
«Героям книги приходит идея переселить непоседу-Финдуса в “старый сортир”. Кажется, мои библиотечные слушатели только благодаря книжке узнают о существовании этого синонима слова “туалет”. Как и котенка, их смущает такое жилище: “Там воняет и темно!”»

Подготовила Марина Аромштам

____________________________________________

Книги о Петсоне и Финдусе:

Петсон идёт в поход »
Рождество в домике Петсона »
История о том как Финдус потерялся, когда был маленьким »
Именинный пирог »
Финдус переезжает »
Механический Дед Мороз »
Петсон грустит »
Переполох в огороде »
Охота на лис »

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.