Другой, недруг, друг
28 августа 2018 718

Средневековье – один из моих любимых периодов в истории. Я стараюсь читать разные книги об этой эпохе, энциклопедии, исторические романы. Обычно они очень гладкие, повествование разворачивается постепенно, как клубок. Но недавно мне в руки попала книга, которая несколько изменила мои представления о том, как может выглядеть исторический роман. Это книга Адама Гидвица «Рассказ инквизитора, или Трое удивительных детей и их святая собака». «Ничего себе! – подумала я. ‒ Разве собаки бывают святыми?» Сразу захотелось узнать, в чем там дело.

Чтение этого романа похоже на распутывание детективной истории. Каждая глава ‒ это рассказ одного из постояльцев трактира «Святой перекресток», которые коротают дождливую ночь за кружкой эля. Перед нами проходят рыцари, монахи, бродячие актеры, студенты, друзья самого короля Франции и, наконец, инквизитор. Все они в разное время видели троих удивительных детей с собакой, но каждому известна только небольшая часть их приключений и поэтому рассказ всякий раз обрывается на самом интересном месте. Кто-то считает этих детей святыми, а кто-то – еретиками, которых нужно поймать и убить, потому что они ведут себя странно, необычно. С каждым новым поворотом сюжета мы все глубже погружаемся в пестрый средневековый мир. И никогда не угадать, что ждет тебя в следующей главе. Этому помогает и иллюстратор книги, который назван здесь средневековым словом «иллюминатор». Раньше я думала, что это слово обозначает только окошко в корабле. Тут тоже открывается окошко ‒ в целую эпоху.

1242 год, Франция, король Луи объявляет войну. Но не какой-нибудь вражеской армии, а трем детям и их собаке. Враги французского короля ‒ юный чернокожий послушник бенедиктинского монастыря Вильям, сын рыцаря и прекрасной африканки, который разбирается в латыни и богословии; маленький еврей Якоб, который умеет лечить смертельные раны и спасает из костра священный Талмуд; юная крестьянка Жанна, которую посещают странные видения, и ее белоснежная собака по кличке Гвенфорт. Довольно неожиданные герои для средневекового романа, правда? Из других книг я уже знала, что к чернокожим в то время относились со страхом и предубеждением, евреев презирали или ненавидели, считая, что именно они убили Христа, а те, кого посещали видения, могли быть объявлены ведьмами или колдунами и сожжены. Так что с самого начала эти трое детей были обречены. Они случайно встречаются на дорогах Франции, спасаясь от преследователей, и становятся верными друзьями. Они очень любят книги, даже неграмотная Жанна. И однажды узнают, что король приказал сжечь на площади все священные еврейские книги, которые найдутся в Париже. «Но ведь каждая книга ‒ это целая жизнь! ‒ закричал Вильям. ‒ Сколько же жизней они собираются уничтожить?!» И они решаются бросить вызов самому королю...

Вот это, по-моему, странно. Если для средневекового европейца христианская вера была центром его жизни, то как можно было при этом ненавидеть, уничтожать, убивать? Автор книги Адам Гидвиц, похоже, тоже задался целью ответить на этот вопрос. Он пытается реконструировать средневековую психологию и показывает, что для той эпохи, с одной стороны, была совершенно естественна вера в драконов и великанов (с одним из них приходится сразиться Якобу) и в то, что убитая собака может воскреснуть и вернуться к своей маленькой хозяйке. А с другой стороны, людей просто распирал страх перед новым и неведомым, и они защищались от него изо всех сил. Может быть, именно поэтому люди Средневековья жестко делили всех на «своих» и «чужаков». Своим помогали, поддерживали их, а чужаков прогоняли или преследовали. Чужак для них был как бы и не человек. Значит, на него не распространялись христианские законы милосердия. Так мир становился для людей Средневековья безопасным и предсказуемым. Выходит, для них не было проблемы: служить мессу, носить крест на рыцарском плаще ‒ и устраивать гонения на тех, кто не такой, как ты.

К счастью, Вильям, Якоб и Жанна оказались совсем не похожи на тех твердолобых взрослых, которые их окружали. Они сумели преодолеть стереотипы, которые жили в головах тогдашних людей, и с радостью помогали друг другу. Для них не существовало ни религиозных, ни национальных перегородок. Они просто жили и радовались, хотя все время находились в отчаянном положении. Не так-то просто жить, когда за тобой охотится сам король. Но при этом они смогли найти в себе силы спасти не только древние книги, но и своих преследователей, когда тем грозила смертельная опасность. Получается, что дети в этой истории проявили себя более мудрыми и милосердными, чем окружавшие их взрослые.

Анна Семерикова, 12 лет

____________________________________

Rasskaz inkvizitora

Адам Гидвиц
«Рассказ инквизитора, или Трое удивительных детей и их святая собака»
Художник Хатем Али
Перевод с английского Марии Галиной
Издательство «Карьера Пресс», 2018

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.