Сойти с ума, чтобы повзрослеть, или Безумное путешествие обычного немецкого подростка
6 марта 2018 936

Трудно спорить с утверждением, что подростковый возраст – один из самых сложных периодов в жизни человека. В это время он из ребёнка превращается во взрослого, сталкивается с множеством трудностей, стремится доказать, что он уже может считаться полноценным членом общества, всячески отстаивая свою «взрослость». Поэтому один из самых очевидных и, тем не менее, действенных способов привлечь внимание подростка к книге – подчеркнуть, что книга ориентирована на взрослую аудиторию. Неудивительно, что при взгляде на книгу «Гуд бай, Берлин!» (именно так, раздельно) сразу бросается в глаза выделенное на обложке три раза (!)указание, что книга предназначена для взрослой аудитории: возрастной ценз «16+», название серии «Недетские книжки» и крупная зазывающая надпись «Есть 16? Открывай!». Аннотация же обещает нам «роман о взрослении и роуд-муви одновременно» про двух четырнадцатилетних мальчишек, которые, «спасаясь от одиночества, безответной любви и семейных “радостей”, отправляются на чужой “Ниве” в путешествие по Германии». Удалось ли автору сделать приключение героев достаточно захватывающим? Смог ли Вольфганг Херрндорф показать взросление достаточно реалистично, и что именно он понимает под этим словом?

Главного героя зовут Майк Клингенберг, он Обычный Немецкий Подросток, и именно от его лица ведётся повествование. Он живёт совершенно обычной для Обычного Немецкого Подростка жизнью, а именно: ходит в школу, в которой у него, конечно, нет друзей и в которой учатся и работают все, кто угодно, кроме этнических немцев; влюблен в девочку из класса, которая, конечно, не отвечает ему взаимностью; его родители, конечно, друг с другом не ладят, а отец изменяет матери со своей секретаршей. Ещё он живёт в доме с бассейном и играет в GTA. Второй по списку, но не по значению персонаж – внезапно обнаружившийся друг Майка, сомнительный русский эмигрант Андрей Чихачёв, или просто Чик (именно по его прозвищу ‒ «Tschick» ‒ и называется книга в оригинале.). Про него мы узнаём только то, что он алкоголик (при этом за всё путешествие он ни разу не напивается), обладает монголоидной внешностью и тягой к приключениям. Он служит эдаким антиподом главного героя, контрастируя своей необычностью с Обычным Немецким Подростком.

В один чудесный день Чик приезжает на угнанной неясно у кого «Ниве» к дому Майка и предлагает ему прокатиться. Вместе эти два товарища отправляются в увлекательное и полное неожиданностей путешествие...

По идее, по ходу путешествия герой должен освобождаться от гнетущих его проблем, которые постепенно отходят на второй план благодаря новым удивительным впечатлениям (по крайней мере, я так себе это представлял, опираясь на аннотацию и вступление, повествующее о многочисленных трудностях жизни Обычного Немецкого Подростка). Но вместо этого главный герой просто забывает о них, он вообще не размышляет на эту тему, предпочитая сухо описывать происходящие с ним события.

В этой истории лишь немногие из сюжетных линий находят свою развязку, как, например, линия родителей Майка. Некоторые так и не вплетаются в основную историю. Например, сошедший с ума друг детства главного героя… Я не говорил, что у главного героя был сошедший с ума друг детства? В таком случае прошу прощения, что забыл сказать о нём, хотя автор, похоже, тоже о нём забывает и после рассказа в начале книги ни разу даже не упоминает. Или вот «разные, слегка “чокнутые”, но удивительно добрые люди», которых герои встречают по ходу путешествия. Всего таких встреч происходит аж целых три: странная семейка умников и умниц, дед-ветеран Второй мировой и женщина, представившаяся речевым терапевтом и сломавшая ногу Чику огнетушителем. Все они, безусловно, личности довольно интересные, но все же недостаточно интересные, чтобы заставить героя вспомнить о себе после расставания. Видимо, подобные встречи – обычное дело для Обычного Немецкого Подростка.

Надо сказать, что Майк обладает прямо-таки стальными нервами, и впечатлить его чем-то крайне сложно. К примеру, в какой-то момент он и Иза (эта девочка, которую герои находят буквально в мусорной куче, обладает бойким характером и находчивостью, но исчезает в неизвестном направлении, оставляя намёк на дальнейшие отношения с главным героем где-то там, в будущем) обсуждают и чуть было не занимаются ЭТИМ (ну, вы понимаете, у нас же тут взрослая книга). Для любого другого подростка это был бы крайне волнующий и важный момент, но поскольку Майк не просто подросток, а Обычный Немецкий Подросток, он позволяет себе немножечко покраснеть и ляпнуть глупость, после чего оперативно берёт себя в руки и больше не вспоминает об этом.

Кстати, а как там поживает Чик, который своей необычностью вырвал Майка из его зоны комфорта и благодаря которому, собственно, и произошли все основные события? Да никак. Он не делает и не говорит ничего выдающегося, никак не раскрывается, а завеса тайны над его личностью развеивается, естественно, только в финале (и ничего шокирующего или хотя бы просто удивительного под ней не оказывается). Ближе к концу книги Чик признаётся Майку в своей нетрадиционной ориентации. Угадайте, какие эмоции проявляет главный герой, как он вспоминает и размышляет об этом впоследствии? Никак, ведь тот факт, что ты несколько дней ездил в машине, спал и постоянно находился рядом с геем, не способен впечатлить Обычного Немецкого Подростка.

«Гуд бай, Берлин!» разочаровывает. Истории про отступающие перед уникальными впечатлениями проблемы не получается, потому что главный герой попросту не способен в полной мере прочувствовать и осознать эти впечатления. Майк – это почти бревно, обладающее эмоциональным спектром бревна и не способное рассуждать и анализировать. Лишь изредка он позволяет себе непозволительную для Обычного Немецкого Подростка человеческую реакцию, вроде обморока при виде серьёзной раны. Он спокойно воспринимает любые странности, даже поведение его матери-алкоголички не удивляет Майка. И только когда он в конце присоединяется к Безумному выбросу вещей в бассейн, то становится «безумно счастлив». Неужели автор так пытается донести нам посыл о том, что нужно быть терпимее и толерантнее? Что нужно спокойно относиться ко всем людям (геям, алкоголикам и т.д.), какими бы странными они ни были, и не удивляться ничему? Или скорее автору близка позиция, что все интересные и самобытные (а соответственно, и счастливые) люди должны быть «немного не в своём уме», ведь недаром и первый друг детства, и Чик, и мать, и новые знакомые главного героя ‒ слегка сумасшедшие, и прозвище самого Майка – «Псих», по которому он так тосковал, быть может, вернётся к нему после этого абсолютно безумного, с точки зрения Обычного Немецкого Подростка, приключения?

Получается, чтобы повзрослеть, по мнению автора, нужно перестать удивляться странностям других людей? Или немного сойти с ума?

Евгений Жербин, 14 лет

__________________________________

Gud bay Berlin
Вольфганг Херрндорф
«Гуд бай, Берлин!»
Перевод с немецкого Александры Горбовой
Издательство «Самокат», 2017

Другую точку зрения на книгу «Гуд бай, Берлин» высказала Варя Петрова в статье «Чик».  
Два автора подросткового возраста – два разных взгляда на одну и ту же книгу.

Понравилось! 8
Дискуссия
Елена Соковенина
Евгений, понимаете, когда у вас начнутся какие-то события, вы обнаружите, что вас просто уносит. И нет, ну нет никакого времени рефлексировать. Дело тут не в немецких, русских или ещё каких-то подростках, а в скорости, в ритме жизни. Он у вас пока довольно медленный, видимо, раз появляются такие вопросы. Но то, что вы их задаёте, очень здорово!
Ольга
Спасибо! Меня удивила мысль о толерантности. Она мне не приходила в голову. Мне кажется, что Майк познал эту самую толерантность, так как сам является весьма странным с точки зрения нормального взрослого - отца или учителя. Тем летом он стал намного взрослее, чем они - не лгал, хотя ему угрожал отец, не воспринял унижение учителя и т.д. Майк настоящий и он толерантен с другими такими же странными, но настоящими.
Александра Горбова
Евгений, спасибо за интересный отзыв. Хотелось бы узнать, как, по вашему мнению, ведет себя человек, который в эмоциональном плане не бревно. И сделать маленькое замечание: в большинстве случаев книги пишут одни люди, аннотации к ним - другие, а обложки делают - третьи.