«Всегда проверяй, нет ли ловушек…»
20 февраля 2018 617

На мой взгляд, зима – не самое лучшее время года. Очень уж она холодная и мрачная. Конечно, только зимой можно кататься на коньках и лыжах, строить из снега крепости, швыряться снежками и вытаптывать на белом одеяле путаные лабиринты. Но все эти занятия требуют хорошей погоды. А зимой обычно не так уж и много тихих солнечных деньков. Куда чаще стоят колючие морозы или, наоборот, оттепели, когда под ногами оказывается хлюпающая каша из мокрого снега, талой воды и грязи, а небо круглосуточно обложено серыми облаками. В отличие от лета, когда так и тянет гулять, зима загоняет людей в жилища и заставляет отсиживаться там. Зато именно в это время замечаешь, какой у тебя уютный дом. Он начинает казаться единственным тёплым уголком в застывшем чёрно-белом мире. Неожиданно ценными и важными делаются вещи, которым в остальное время не уделяешь должного внимания: горячие напитки, шерстяные носки, тёплые пледы и надежные батареи отопления. Да и долгие каникулы вместе с главным праздником в году тоже случаются зимой. Вот так и получается, что самое угрюмое время года дарит неожиданно уютное настроение и ни с чем несравнимое ощущение близкого чуда.

Автор детективного романа «Дом из зелёного стекла» Кейт Милфорд старается как можно точнее запечатлеть маленькие, милые сердцу радости рождественских праздников.

Начинается история в первый день зимних каникул, в старинном особняке, построенном на холме близ города Нагспик. В этом огромном здании расположена гостиница «Дом из зелёного стекла», которой владеют Бен и Нора Пайны. Их приёмный сын Майло Пайн надеялся как обычно провести все каникулы и Рождество в тишине вместе с семьёй, так как в это время года гостиница обычно пустует. Но, к неудовольствию Майло, в Дом неожиданно прибывает гость. А следом ещё один. А затем ‒ сразу двое... К концу дня вместо трёх человек в Доме оказывается одиннадцать – и он наполняется шумом, говором, переругиваниями, звоном посуды, табачным дымом и запахом духов. Выйдя на улицу за забытой вещью, Майло находит в снегу бумажник, в который вложена морская навигационная карта с загадочными знаками и пометками. На следующий день кто-то крадёт эту карту из комнаты мальчика, подменяя её фальшивкой. Это происшествие и последовавшая за ним цепь странных событий побуждают Майло и его новую знакомую Мэдди попробовать разобраться во всём самостоятельно.

Illustr 1

Мэдди подаёт Майло немного странную идею (почему она это сделала, становится понятнее ближе к концу романа) – превратить всё расследование в ролевую игру. В смысле, делать-то они всё будут в реальном мире, а не за столом с бумажками и игральными костями, но при этом притворятся вымышленными персонажами, частично скопированными из вселенной настольной ролевой игры «Странные следы» (судя по времени выпуска и широкой известности, это аналог настольной игры Dungeons & Dragons, хотя по стилистике напоминает скорее 7th Sea). Майло становится верхолазом Негретом, изворотливым плутом и искусным вором, а Мэдди принимает на себя роль бестелесного духа по имени Сирин.

Начав игру довольно вяло, ребята вскоре уходят в неё с головой. Это особенно касается Майло. Как уже упоминалось, он неродной сын Пайнов, да ещё и азиат, и поэтому совсем не похож на своих приёмных родителей. Ещё задолго до описанных в романе событий он тайком воображал себе другую семью и другой дом, а уж когда началась игра, он немедленно выдумал Негрету отца – знаменитого верхолаза, обучившего сына всем премудростям этого нелёгкого занятия. Все эти мысли приятны и даже вроде бы оправданы ‒ ведь в ролевых играх поощряется придумывание своему персонажу подробной биографии. И всё же Майло стыдится их, считает, что ими он оскорбляет заботливых приёмных родителей. Этот внутренний спор тянется на протяжении всего романа и разрешается лишь в самом конце. Но новая личность помимо всего прочего помогает Майло поверить в свои силы. Ведь Негрет уже решил не одну зубодробительную загадку ‒ справится и с этой!

Почему одна из гостей, рыжеволосая Клем, называет себя воровкой? Зачем доктор Гауэрвайн тайком пробирался в её комнату? Почему на сумке миссис Геревард вышито изображение Дома? С каждым днём тайн становится всё больше и больше, и ответы на них часто кроются в мелочах, обнаружить которые чрезвычайно трудно. Тут Майло выручают природные внимательность и тяга к порядку, ещё более обострённые его «перевоплощением» в Негрета. Он замечает малейшие зацепки и несоответствия столь тонкие, что их даже можно сперва принять за ошибки автора или неточности перевода. К примеру, в одной сцене мельком упоминается сладковатый аромат, исходящий от молочая. Казалось бы, что с того? История движется дальше как ни в чём не бывало... И только позже до героев доходит – молочай ведь ничем не пахнет! Это оказывается ключом к разгадке одной из тайн, точно так же, как и неровно висящая ленточка, распакованный пакетик мыла в свободной от постояльцев комнате, сдвинутая куча парусины на чердаке и многое другое...

Illustr 2

Но далеко не во всём Майло и Мэдди разбираются сами. Они ведь расследуют только происшествия настоящего времени. А сюжет «Дома из зелёного стекла» ими не ограничивается: события, побудившие гостей приехать в гостиницу, уходят корнями на десятилетия в прошлое, и даже дальше, вглубь веков, и все они так или иначе связаны между собой. Вряд ли герои смогли бы когда-нибудь узнать об этом, но им везёт – гости не слишком-то хранят свои секреты и раскрывают их при первом же удобном случае. Такими откровениями постояльцев отмечено несколько важнейших сюжетных поворотов. Всякий раз они дают ответы на некоторые вопросы, ставят ещё больше новых и подталкивают историю к новому витку.

Пересматривая отдельные главы уже после прочтения романа, я обнаружил, что текст просто напичкан подсказками и отсылками к будущим событиям. А стало быть, наблюдательный и вдумчивый читатель способен в какой-то степени предугадать дальнейший ход истории. До всего додуматься не получится – к некоторым событиям ведёт слишком мало зацепок. Но их обычно достаточно, чтобы по крайней мере заставить задуматься: «что-то тут неладно». Жалею, что так и не решился во время чтения вести собственный список всех улик и зацепок. С его помощью, глядишь, и сам сумел бы разгадать какие-нибудь тайны, вместо того чтобы смотреть, как с ними расправляются Майло и Мэдди. Но я и так получил огромное удовольствие, наблюдая, как поначалу разрозненные кусочки сюжета потихоньку раскладывались по своим местам, как между ними намечались связи, и как в итоге они сложились в цельную и стройную историю. Такие сложные сюжеты встречаются мне нечасто, и «Дом из зелёного стекла» – это для меня настоящий подарок.

Illustr 3

В книге постоянно чередуются быстрые и медленные сцены. «Быстрые», как правило, ещё и более напряжённые. Таково, например, самое начало романа, когда один за другим появляются новые персонажи, целая толпа, с ещё нераскрытыми характерами и непонятной ролью в сюжете. В многообразии незнакомых имён теряешься, да и главный герой, Майло, тоже расстроен испорченными каникулами и тем, что родной дом становится все более и более беспокойным по мере прибытия гостей. Таким же настроением проникнуты сцены расследования (где уж тут веселиться, когда преступников вычисляешь) и развязка (в двух главах которой больше действия, чем во всей остальной книге). Но бо́льшая часть романа написана совсем по-другому.

Длинными зимними вечерами Майло и Мэдди беседуют с гостями, слушают их истории, читают книгу о местных городских легендах (очень интересную, кстати), обследуют чердак, составляют план дома, наслаждаются какао со сладостями и просто всячески развлекаются. На мой взгляд, дух книги, её очарование по-настоящему раскрываются именно в такие моменты. В них царит уют и предпраздничное волнение. От каждой страницы веет каминным теплом, ароматами горячего шоколада, корицы, праздничных вкусностей и ёлочной хвои. Это всё, конечно, банальные банальности, но они так здорово обставлены и так метко попадают в цель... В книге, однако же, хватает и оригинальных оживляющих текст деталей, забавных и не очень. К примеру, один из постояльцев – пожилой человек весьма строгой наружности, ежедневно надевающий новую пару носков совершенно нелепых ярких расцветок. Куда более серьёзна история Нагспикской подземной железной дороги. Она была официально закрыта по неизвестным причинам, но на деле до сих пор исправно работает. Одинокий вагоновожатый втайне продолжает разъезжать туда-сюда на единственном уцелевшем составе по рельсам, соединяющим весь город и окрестности... Волшебно, не правда ли?

А над всем этим стоит сам Дом – своеобразный маленький мирок (хотя язык не поворачивается назвать «маленьким» пятиэтажное здание с более чем двадцатью помещениями), отделённый каменными стенами от холодов и бурь внешнего мира. Дом сплачивает и объединяет, и люди, встретившиеся в нём как незнакомцы или даже соперники, покидают его уже друзьями. Дом полон секретов и чудес и хранит в себе совершенно особое тепло. Вся книга, по сути ‒ о попытках это тепло сберечь и сохранить.

Illustr 4

Даниэль Бронский, 14 лет

_________________________________

Dom iz zelenogo stekla
Кейт Милфорд
«Дом из зелёного стекла»
Художник Джейме Золларс
Перевод с английского Натальи Власовой
Издательство «Поляндрия», 2017

Еще о книге Кейт Милфорд «Дом из зелёного стекла» рассказала Полина Зеленова в статье «Идеально сочетается с теплым какао»

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.