Видеть, говорить, писать
16 марта 2017 535

Первая книга Аарона Бекера, «Путешествие», появилась у нас год назад. Мой младший сын (тогда ему было шесть) не проявил к ней особого интереса: посмотрел, послушал придуманную старшим братом историю и оставил на полке. Я была уверена, что он забыл про эту книгу. Но я ошиблась. Увидев две новые книги, он мгновенно вспомнил «Путешествие». Разложив все книги рядом, он занимался ими полдня – причем совершенно самостоятельно, даже «отгоняя» взрослых. Разглядывал, возвращался к началу, перелистывал середину, проговаривал несколько раз истории…

«Путешествие», «Приключение» и «Возвращение» – это не виммельбухи, не комиксы и не книжки-картинки (в привычном нам понимании). В них нет ни одного слова, кроме заглавия. Каждый разворот – словно отдельная глава. Все книги связаны сквозными персонажами, местом действия, общим сюжетом.

Сюжет драматичен. «Путешествие» начинается с того, что главный герой скучает в одиночестве, родителям не до него. Красным мелком он рисует на стене дверь и, открыв ее, оказывается в волшебном саду.

Мои сыновья убеждены, что главный герой – мальчик. Их подружка считает, что это девочка. Ну и хорошо, пусть думают, как хотят.

Иллюстрация из книги «Путешествие»

Этот герой (героиня) есть во всех трех книгах. В «Путешествии» он с помощью своего красного мелка освобождает прекрасную фиолетовую птицу, которая на последней странице книги летит в руки хозяина – такого же скучающего городского мальчика (тут уж сомнений в половой принадлежности не возникает) с фиолетовым мелком в руках.

«Приключение» начинается с того, что оба героя, с красным и фиолетовым мелками, получают от короля загадочную карту, руководствуясь которой им предстоит найти и все остальные мелки. А в «Возвращении» к мальчикам присоединяется папа, на время оторвавшийся от компьютера.

Иллюстрации из книги «Приключение»

Как читать книги без слов? Сам Аарон Бекер дал родителям несколько советов по этому поводу. (Их можно прочесть в переводе Натальи Медведь на сайте «Маленький читатель».) Бекер предлагает обязательно проговаривать историю, сочинять ее вместе. И все это хорошо и правильно – эти советы отлично подходят для малышей. Но как быть с теми, кто старше? Моим сыновьям уже 7 и 10 лет, и они совсем не нуждаются в моей помощи для составления истории по картинкам. Но вот потребность поделиться своей историей у них есть, особенно у младшего. После того как я выслушала и одну, и вторую, и третью историю, после того как мы вместе во всех деталях разглядели карту поисков, вооружение стражников, особенности дирижаблей и кораблей – после всего этого я предложила Платону записать эту историю.

Платон учится в первом классе. Его основное школьное дело – писать. Предмет под названием «письмо» вызывает у него смешанные чувства: с одной стороны, это трудно; к тому же, он левша и работает медленнее остальных. С другой стороны, писать ему очень нравится. Он может подолгу сидеть дома с прописями, его аккуратнейший, почти каллиграфический почерк вызывает заслуженные похвалы учителя. Но пока письмо для него – исключительно школьное дело. Дома он учится печатать на клавиатуре, а для передачи письменных сообщений предпочитает использовать пиктограммы. Даже названия учебных предметов в дневнике он записывает с помощью самостоятельно придуманных значков (к счастью, учитель пока разрешает).

Пока Платон не очень понимает, зачем ему это нужно – уметь писать буквы от руки.

Поэтому поначалу предложение записать историю о мальчиках с разноцветными мелками и их путешествиях вызывало у него недоумение: зачем? Тогда я предложила сделать эту историю основой домашнего спектакля – а спектаклю ведь нужен сценарий.

Платон не раз видел, как я записывала вслед за ним придуманные истории для наших домашних постановок. И теперь его осенило: оказывается, он может делать это сам! Правда, начав писать, он почти сразу устал: слишком много слишком сложных слов. Тогда мы остановились на названиях частей. Он переворачивал книгу и быстро-быстро писал основные идеи.

фото 3

Когда к Платону присоединился старший брат, возникли сложности. У каждого было свое название для разворота. Как назвать эту картинку?

Иллюстрация из книги «Приключение»

– Подводный замок, – утверждает Платон, и все его внимание сосредоточено именно на этой постройке: он уже сосчитал количество этажей в башне, заметил отсутствие и разрушение многих колонн и вовсю пытается отыскать желтый мелок.

– Осьминог, – спорит с ним Лёня. Замок его почти не интересует, куда больше его привлекают мальчики в подводных масках и огромный осьминог.

– Давайте назовем «На осьминоге в подводный замок», – дипломатично предлагаю я. Но Платон не согласен:

– Кто здесь пишет? Чей будет спектакль? Я хочу «замок»! А вы придумывайте и пишите сами!

«Книги без слов – чтобы говорить» – называлась одна из статей на «Папмамбуке». Да, конечно – говорить с малышами. Я бы добавила: «книги без слов – чтобы писать». Для тех, кто старше. Писать можно названия частей, а можно – слова персонажей. Или истории целиком.

Своему старшему сыну, большому ценителю «Приключений Тинтина», я предложила сравнить, как устроены книги про Тинтина и книги Аарона Бекера. Мы провели целый вечер, выясняя, почему Эрже никак не может обойтись в своих книгах без облачков-бабблов со словами – а вот в книгах Бекера любые слова кажутся лишними. И по-моему, Лёня очень точно сказал: «Там, где слов нет, – гораздо больше придумываешь сам».

Анна Рапопорт
Фото автора

___________________________

Путешествие-обложка в статью
Аарон Бекер
«Путешествие»
Иллюстрации автора
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2016

Приключение-обложка в статью
Аарон Бекер
«Приключение»
Иллюстрации автора
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2016

Возвращение-обложка в статью
Аарон Бекер
«Возвращение»
Иллюстрации автора
Издательство «Манн, Иванов и Фербер», 2017

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.