В стихах Сапгира нет даже намека на нравоучение
28 октября 2016 3513

Можно ли устроить «встречу» современных детей с Генрихом Сапгиром? Ксения Белькевич, руководитель студии «Сказка выходного дня» при Государственном литературном музее в Москве, рассказывает о том, как провести занятие, посвященное Генриху Сапгиру, и как на примере его стихов можно говорить с детьми о творчестве, цензуре и других важных вещах.

Занятие, посвященное творчеству поэта, проводилось в рамках выставки «Чуридилы, смеянцы и Сапгир». Начиналось оно с вопроса: понятно ли вам что-нибудь из названия? Если родители заранее не объяснили детям, к чему нужно приготовиться, дети ничего не понимают, думают, что это какая-то тарабарщина. Но кто-то может вспомнить, что Сапгир – это имя. Чье имя? – Кажется, поэта. А кто такие чуридилы и смеянцы?

Мы с детьми заходим в зал, начинаем смотреть иллюстрации к стихам Сапгира, развешенные на стенах, узнаем стихотворения.

Кто-то из детей знает стихи Сапгира, где-то творчество поэта включено в школьную программу.

Мы сделали хорошую подборку его книг, в ней есть и прижизненные издания, и более новые, которые можно брать в руки. Рядом с книжками-старушками из фондов РГДБ висит табличка с просьбой не нарушать их покой. Я объясняю детям, что эти книжечки старенькие, к ним надо бережно относиться, поэтому мы их спрятали в витрину под стекло. А те, что можно брать, дети, конечно, сразу расхватывают, и мы читаем стихи.

обложка книг Генриха Сапгира

Я читаю стихотворение «Смеянцы», иллюстрации детям не показываю и спрашиваю: «Кто такие смеянцы?» Они: «Это люди, которые любят смеяться». Дети быстро схватывают из сюжета, что у этих персонажей есть какие-то характерные человеческие черты и занятия. Я показываю иллюстрации: это и правда веселый народ, со своими веселыми обычаями и особым поведением. Они, например, любят трудиться, они разумные, они умеют печь вкусности, делать музыкальные инструменты, у них есть воскресенье, выходной день. То есть в стихах очень узнаваемо описывается культура повседневности человека. И дети понимают по этим признакам, что речь именно о людях – хотя нигде в тексте не говорится, что это именно люди.

А есть другое стихотворение, «Чуридило» – тоже очень смешное:

Чуридило, Чурина,
Круглолицый, как луна,
Сорок ручек, сорок ножек.
Он плясать и прыгать может.
И глядят на нас
Сорок синих глаз.

Тут понятно, что речь уже явно не о человеке, и я у детей спрашиваю: «Как вы думаете, какой он, Чуридило?» – «Ну, он какой-то чудаковатый». – «Может быть, он злой?» – «Нет, если бы он был злой, он был бы Чуридилище».

Иллюстрация из книги «Чуридило»

И действительно, это добрый, веселый, симпатичный персонаж. Так мы вместе приходим к тому, что Сапгир придумывал своим персонажам имена, которые подчеркивают их характерные особенности.

Я говорю: «А теперь закройте глаза. Я прочитаю вам стихотворение, которое называется “Ночь и день”, а вы мне расскажете, что вам представлялось».

Косматые Грустилы
Над мостиком грустили.
И тихая Журчала
Под мостиком журчала.
А серое Ухало
Летало и ухало.

Тут начинается хохот: все понимают, что в стихах тарабарщина- небывальщина.

На цветах лежала Мгла ‒
Так и ночь прошла.
Явился красный Веселей
И крикнул: ‒ Ну-ка, веселей!
Запели, заплясали,
Зеленые Плясали.
И желтые Бежали
По лесу побежали.
Заиграли Свет и Тень,
И настал веселый день.

Постепенно дети догадываются, кто прячется под этими названиями, но не все осмеливаются сразу высказать свои предположения. Мы начинаем с самого простого. Я спрашиваю: «Кто такой летающий Ухало?» – «Сова или филин». Это ключ. После этого дети очень быстро разгадывают всех остальных персонажей. Косматые Грустилы – это деревья, говорят они, – наверное, ивы над мостиком стоят. А тихая Журчала под мостиком – это маленькая речушка. Веселей – конечно же, солнце. Зеленые Плясали – дети думают, что это бабочки или птички, потому что они живые. Желтые Бежали – это солнечные лучи, солнечные зайчики.

Когда все стихотворение расшифровано, мы предлагаем детям придумывать собственных персонажей, используя метод Сапгира. Я подсказываю, что можно взять какой-то объект, понять, какие у него характерные черты, и с помощью этих характерных черт придумать ему название. Например, чтобы смешнее получалось, можно соединить два непохожих слова, глагол и прилагательное. Если соединить «прыгать» и «зеленый», то получится Зеленопрыг. Или, к примеру, Полосатобег. И дети придумывают множество фантастических персонажей. С малышами мы на этом останавливаемся. А старших, чтобы усложнить задачу, я прошу взять какое-нибудь реальное животное и назвать его по-другому. Например, не жираф, а Пятнистодлинношей. Крокодил – Зубастозеленохвост. В общем, получаются разные волшебные персонажи. Дети хохочут. Дальше мы скрещиваем ежика с курицей – и получаются совершенные хулиганства. Конечно, все это обязательно надо записывать: встречаются настоящие шедевры.

Потом я предлагаю: «А хотите этих персонажей потрогать?» – «Да, конечно!» – «Пойдемте их поищем». Мы идем по музею и находим огромный, закрытый покрывалом ящик. Это мягкий конструктор (мы сделали его сами), из которого можно собирать некоторых персонажей Сапгира. Например, дракон состоит из таких деталей: три головы, четыре лапы, два крыла. Есть персонажи стихотворения «Полосатые стихи». Есть Кубарик. Есть «дополнительные» хвосты и лапы, чтобы дети фантазировали и собирали своих собственных персонажей. Если на занятии присутствуют пятнадцать детей и пятнадцать родителей, мы делимся на 3–4 команды, и каждая группа создает своего персонажа. Получаются очаровательные чудики. Каждому надо придумать имя и историю: где он живет, что любит, почему он именно такой, почему у него, к примеру, голова пони и крылышки дракона. И дети придумывают историю и представляют ее. Это тоже очень смешно. Такая игра помогает понять, как устроены стихи Сапгира ‒ хулиганские, фантазийные, остроумные. В этом ведь и состоит задача нашего занятия.

Наступает момент, когда чудиков пора прятать в коробку. Детям жалко с ними расставаться, поэтому мы обязательно фотографируем всех на память.

фото 1

Затем мы смотрим мультфильм по сценарию Генриха Сапгира. Я рассказываю, что Сапгир был не только детским поэтом, но еще и сценаристом. Вспоминаем, кто такой сценарист, что такое сценарий и зачем он нужен. По сценариям Сапгира было снято много мультфильмов. Самые знаменитые из них – «Паровозик из Ромашкова» и «Принцесса и людоед». «Принцессу и людоеда» мы смотрим полностью, а «Паровозик из Ромашкова» довольно длинный, поэтому мы смотрим только те фрагменты, где звучит песенка паровозика.

Песенка всем нравится, и я предлагаю ее разучить - раздаю распечатанные слова. Обычно даже малыши, не умеющие читать, очень быстро запоминают текст, и мы все вместе поем эту песню. А если еще остались задор и силы, то мы разучиваем «Принцессу и людоеда». Если песню паровозика мы просто поем, то здесь можно похулиганить, покричать ‒ Градский так здорово, так артистично поет за людоеда, что, подражая ему, дети стоят на ушах.

После того как мы вдоволь навеселимся, можно заняться чем-то серьезным. Мы возвращаемся в зал с иллюстрациями. Задаю вопрос: «Каким человеком был Сапгир?» Конечно, у всех детей уже успел сложиться образ весельчака. Но на самом деле Генрих Сапгир был человеком с непростой судьбой. Он вообще не думал, что будет детским поэтом, начинал как взрослый поэт. Почему же он стал детским поэтом? И вот здесь приходится объяснить детям, что такое цензура. Спрашиваю их: «Как называлась наша страна в 60-х годах прошлого века?» Конечно, многие отвечают «Русь Киевская» – это обычная ситуация среди малышей. Но те, кто постарше, вспоминают – СССР, Советский Союз. Да, в Советском Союзе была сильная цензура. Что это такое? Цензура – это способ государственного управления информацией, литературой и искусством. Государство следит за тем, чтобы искусство занималось только нужными и важными для самого государства темами: на какие-то темы оно разрешает сочинять стихи, делать мультфильмы, рисовать картины, а на некоторые темы запрещает. Цензура может защищать нас от каких-то неприятных вещей. Вы слышали когда-нибудь о нецензурных выражениях? Что это такое? Это очень грубые ругательства. Для большинства из нас они оскорбительны, и мы добровольно соглашаемся на такую цензуру. Но бывает и такая государственная цензура, когда человеку запрещают писать на какие-то темы, которые очень важны не только для него, но и для многих других людей, и очень важно, чтобы эти темы можно было свободно обсуждать. Генрих Сапгир, например, в своих взрослых стихах говорил о том, что в Советском Союзе не всем живется так хорошо и привольно, как об этом, по требованию государства, было принято рассказывать во всех газетах, на радио, в фильмах и литературных произведениях. Именно поэтому его взрослые стихи государство не разрешало печатать. И тогда он начал писать стихи для детей. Только спустя двадцать лет, когда требования государственной цензуры смягчились, его взрослые стихи разрешили печатать. А теперь попробуем понять, как сложно быть писателем и писать, если нельзя говорить на какие-то темы.

Я предлагаю детям самим сыграть в «цензуру» ‒ игру «Да и нет не говорите, черное с белым не носите». Цензура у нас объявляется всего на четыре слова: «да», «нет», «черное» и «белое». Мы задаем детям вопросы, ответы на которые подразумевают использование одного из этих четырех слов. Это очень смешная игра, в нее интересно играть и детям, и взрослым. И чаще всего все «прокалываются» в тот момент, когда начинаешь их спрашивать о каких-то эмоционально значимых вещах. Например, у нас есть мальчик, «болеющий» самолетами. Я его спрашиваю: «Ты хотел бы полетать на самолете?» – «Конечно, я хочу полетать на самолете». – «А какого цвета будут облака?» Он еще держится: «Светлые облака, как молоко». – «А тебе будет хорошо?» Он не выдерживает: «Да!» Тут, конечно, все хохочут, потому что переживают за игрока, всем хочется, чтобы он продержался как можно дольше.

Литературное занятие на этом завершается. Мы даем детям домашнее задание: например, признаться в любви, не используя слово «любовь». Обычно дети сразу решают, кому будут признаваться в любви: маме, подружке, бабушке, любимой игрушке.

Вот так происходит у нас встреча с поэтом Генрихом Сапгиром. Благодаря ей и я открыла для себя Сапгира. В детстве я его не читала, его книжек у нас в семье не было. И только когда мы задумали выставку и занятие, мне пришлось прочитать все, что написал Сапгир. Теперь я могу сказать: Сапгир – мой самый любимый поэт. Очень приятно, что в его стихах нет даже намека на нравоучение, это такое доверие к читателю! Он верит, что все всё поймут, всё будет здорово, и игра в хулиганство никогда не будет лишней.

Записала Алёна Васнецова
Фото Галины Соловьёвой

____________________________

«Папмамбук» уже рассказывал о занятиях Ксении Белькевич, приуроченных к тематическим выставкам московского Государственного литературного музея
«Сказки, которые надо рассказывать шепотом»
«Как становятся сказочниками»
«Волшебник приходит к людям»
«Чтение как способ получения радости от жизни»
«Жизнь Киплинга, Законы Джунглей и 16 мешков, синтепона»
«Петсон и Финдус принимают гостей»

Книги Генриха Сапгира

Звёздная карусель »
Чуридило »
Сказки »
Жили-были книжки. Самокат »
Моториша »
Сорванцы »
Понравилось! 4
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.