О пользе аудиокниг, или Текст как переживание
4 октября 2016 1104

«Я часто слышал, что люди не любят читать, но еще ни разу не сталкивался с теми, кто не любил бы слушать».
Эйдан Чамберс

«Книги из летнего списка прочитать обязательно! И чтобы это были нормальные издания. Никаких аудиоверсий!» – было сказано на родительском собрании в школе. И хотя я не являюсь каким-то особым любителем аудиокниг, мне стало за них обидно. Такой дискриминации они явно не заслужили. Фраза строгого учителя литературы стала для меня поводом задуматься о месте аудиокниг в нашей с детьми жизни.

Из своего детства я отлично помню, насколько популярны были грампластинки фирмы «Мелодия». Целая полка в моей комнате была заставлена детскими сказками в исполнении лучших советских актеров и журналами «Колобок» с гибкими голубыми пластинками внутри. Главные «виниловые» хиты – «Старик Хоттабыч», «Али-Баба и сорок разбойников», «Голубой щенок», «Бременские музыканты» ‒ были обожаемы и заслушаны «до дыр» В то же время Всесоюзное радио порой передавало увлекательные радиоспектакли – чаще для взрослых, но случался и «детский» Киплинг.

В отличие от меня, мои дети не слушали аудиосказки в раннем детстве. Во-первых, я считала, что в интимный процесс знакомства ребенка с новой книгой нельзя вмешивать третьего. А вдруг неизвестный рассказчик не попадет в нужный ритм, настроение и подаст историю под неправильным «соусом»? Во-вторых, как я понимаю сейчас, далеко не все маленькие дети способны слушать сказки на диске: у моих мальчиков нередко возникали вопросы или комментарии по ходу чтения, и остаться один на один с аудиокнигой им было бы по меньшей мере некомфортно.

Однажды зимой мы путешествовали на машине. В автомобильном бардачке лежал CD диск «Суер-Выер» Юрия Коваля. Так получилось, что именно с этого озорного и хулиганского романа, совершенно не рассчитанного на детей, наши сыновья узнали писателя Коваля. Пока за окном машины мелькали заснеженные леса, поля и деревни, а «темный крепдешин ночи окутывал жидкое тело океана», мы всей семьей дружно неслись на фрегате «Лавр Георгиевич», с хохотом покоряя то Остров теплых щенков, то Остров Валерьянов Борисычей, а то и острова «покрепче». В общем, наша первая аудиокнига оказалась запоминающейся и веселой.

Спустя какое-то время в читательский кругозор мальчиков попали – уже в традиционных, бумажных версиях – и «Приключения Васи Куролесова», и уникальное поэтическое издание Коваля «Сколько хочешь крокодилов». Но то первое, самое эмоциональное путешествие с капитаном Суером-Выером и его командой, которое мы прожили вместе, до сих пор вызывает самые теплые воспоминания. И мне кажется, что обаятельный голос актера Малого театра Александра Клюквина, невозмутимый и ироничный, сыграл тут далеко не последнюю роль.

Последующим встречам с аудиокнигами мы обязаны районной детской библиотеке. Примерно год назад мальчиков записали на читательском абонементе в электронный книжный фонд. Виртуальная библиотека оказалась богата не только разнообразными текстами, но и аудиозаписями. В поисковике предусмотрена функция поиска как по автору и названию книги, так и по актеру-чтецу, что, конечно, очень удобно. Прежде чем заказывать книгу, можно прослушать фрагмент произведения.

Так сыновьям открылся и полюбился Джек Лондон – через Виктора Ракова, озвучившего «Белый клык» (Раков читает текст от автора, еще несколько актеров разыгрывают диалоги). Его уверенно-монотонный голос низкого тембра, точно и тонко передающий полную драматизма атмосферу Севера, поздним вечером звучал в детской комнате куда сильнее, чем мой, и, сказать по правде, для этой суровой «мужской» повести подходил гораздо больше.

Довольно быстро у нас выстроился рейтинг популярности того или иного исполнителя, и стало важным при выборе аудиокниг «идти на голос». Так, например, мы нашли коротенькую, на двенадцать минут, инсценировку «Люди сороковой мили» Джека Лондона: вряд ли мы выбрали бы этот рассказ в бумажном варианте, но в виде мини-спектакля он оказался детям понятен и интересен. «Кентервильскому привидению» Оскара Уайльда артистичность Александра Ленькова добавила еще больше эмоциональности и экспрессии. «Ожившее» ехидное и пакостное привидение веселило и пугало нас три вечера подряд.

Голос чтеца в аудиокниге «работает» наравне с иллюстрацией в книге традиционной. Актер способен как украсить текст, сделав его еще более выразительным, образным, вдохнув душу в его героев, так и испортить, сыграв блекло или, наоборот, чересчур ярко, не почувствовав интонацию произведения. Порой нам встречались и такие аудиокнижки. Кстати, классические произведения часто существуют в разных исполнениях, и можно выбрать понравившееся.

В любых рассуждениях о пользе аудиокниг для детского чтения есть один важный аспект: слушание вместе с ребенком. Если мы проживаем историю одновременно, вместе получаем от этого удовольствие, если нам есть что обсудить после того как книга закончится, – ценность процесса увеличивается в разы (собственно, это справедливо для любого вида деятельности, которым мы занимаемся с детьми, будь то рисование или катание на санках).

Известный английский писатель и педагог Эйдан Чамберс воспоминает, как семья повлияла на его формирование как читателя. Вот небольшой отрывок из его книги «Расскажи. Читаем, думаем, обсуждаем» (перевод с англ. Е. Олейниковой и Е. Карпова; издательство «Самокат», 2016), посвященной вопросам детского чтения: «Так получилось, что в моей семье читали мало. Зато много рассказывали. В исполнении отца местные новости и слухи превращались в маленькие сценки, смешные и не очень. Дедушка был кладезем нашего местного фольклора, а мама пересказывала мне басни Эзопа. Я не учился “чтению” до девяти лет. Но в младшей школе у нас был учитель, который читал нам вслух каждый день. Оглядываясь назад, я понимаю, что, прежде чем научиться читать, я постоянно слушал: разные истории дома, книги вслух – в школе. Благодаря этому я стал тем читателем, каким являюсь сейчас: способным услышать каждое прочитанное слово так, как будто кто-то рассказывает».

Учиться слушать зачастую приходится и самим родителям: нередко можно услышать от взрослых людей, что они не воспринимают тексты на слух. И впрямь, переходить на звуковые книги мне поначалу было непросто. Все-таки странно не держать книгу в руках и не переворачивать страницы. Странно ощущать себя большим ребенком, которому читают. Непривычно, что не можешь перечитать какой-то кусочек еще раз (конечно, его можно «перемотать» назад, но это не всегда удобно). А еще однажды было так. Младший сын, заговорившись, произнес: «Мы же эту главу уже смотрели!» И я поймала себя на том, что и правда, внутри себя я, скорее, «смотрела» историю, чем слушала. Без иллюстраций и движущихся на экране картинок!

Легче всего у нас идут не очень длинные книги – такие, чтобы можно было их прослушать хотя бы за неделю. «Хроники Нарнии», занимающие пять с лишним часов, слушались очень долго. Это еще одна особенность аудиокниги: если «зацепившую» на вечернем чтении бумажную книжку дети часто дочитывают в свободное время днем, то с аудиоверсией это не получается: планшет с закачанной книгой доступен детям только вечером перед сном.

Ответ на вопрос, чем им нравятся аудиокниги, мальчики сформулировали так: «Во первых, иногда от чтения устают глаза, и читать уже не можешь, зато можешь слушать. А во-вторых, это бывает интереснее, потому что в аудиокниге можно увидеть историю и ее героев по-другому. Так, как сам бы ты и не подумал».

Еще одна «полезная опция» аудиокниг – правильные ударения. Порой в печатных книгах дети встречают слова, значение которых для них туманно и понятно только из контекста. При чтении «про себя» эти лакуны даже у много читающего ребенка остаются незакрытыми. А вдруг дело всего лишь в ударении? Как-то я случайно услышала от одного младшеклассника рассказ с загадочным названием «Упрек» (с ударением на «у»), а также что-то про странный «хлопόк» на панели стиральной машины. Такие, казалось бы, очевидные и безвариантные для взрослого слова... Переводные имена персонажей иногда тоже вызывают сомнения, и в аудиокниге мы ожидаем увидеть правильный вариант.

Аудиокнига стоит где-то посередине между авторским текстом-первоисточником и вольными интерпретациями книги – такими, как театральные постановки и экранизации. И мне кажется, что все эти формы донесения до ребенка авторской истории одинаково полезны и ценны (конечно, мы говорим о качественных переложениях).

В своей книге Эйдан Чамберс перечисляет множество доводов в пользу чтения вслух и сторителлинга, которые в полной мере справедливы и для аудиокниг. Часто интерпретации помогают тексту ожить, а слушателю – увлечься книгой. К помощи интерпретаторов удобно прибегнуть, чтобы ребенок не боялся сложного текста, внутренне был готов к нему. Чтение вслух помогает понять устройство текста. В этот момент «слушатель перекладывает всю ответственность на того, кто ему читает. Это не мы должны одолеть печатный текст, это он должен удержать наше внимание. Над нами ничто не довлеет, и мы расслабляемся, отдав себя мастерству чтеца. Восприятие текста на слух выстраивает наши отношения с Текстом. Но я говорю не о печатных знаках (“текст” в привычном понимании). Я имею в виду тот опыт переживания рассказа или стихотворения, который совершается у нас в голове (вот что я здесь называю Текстом)…».

При выборе новой аудиокниги мне обычно хочется найти то, что будет интересно и детям, и взрослым – или что-то еще нечитанное, или знакомую вещь в органичном, выразительном актерском исполнении. Последнее наше полюбившееся «приобретение» – гоголевская «Шинель» (запись 1952 г.) в исполнении Алексея Грибова и Георгия Вицина. Надеюсь, что эта вещь станет хорошим дополнением к литературному образу Акакия Акакиевича, которого старший сын еще только будет «проходить» в школе. «…И когда мы сами берем в руки книгу, мы готовы к тому, что она способна нам сообщить. Мы знаем, что за Текст откроется нам в ее языке» (Эйдан Чамберс).

Мария Костюкевич

Расскажи. Читаем, думаем, обсуждаем »
Эйдан Чамберс
Понравилось! 14
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.