Николя, Франц и братья Жаны
26 октября 2015 2160

Все лето мой восьмилетний сын зачитывался историями Рене Госсини про Николя и Жана-Филиппа Арру-Виньо про братьев Жанов. На даче у Лёни есть специальное место для уединенного чтения – кресло-качалка на цветочном балконе. Ему нравится подолгу сидеть там, читать и думать о чем-то своем. Но вечерами мы непременно читаем вслух. Обычно читаю я, но иногда Лёня приносил со своего балкона книги и читал мне и младшему брату те истории, которыми хотел поделиться.
Историй про Николя и братьев Жанов много, но настал момент, когда он прочел и ту и другую серию до конца. И тогда я предложила ему нового героя – Франца. На мой «взрослый» взгляд, все эти книги были чем-то похожи. Везде главным героем является мальчик, ему примерно столько же лет, сколько Лёне, и во всех книгах речь идет об отношениях ребенка с членами семьи, сверстниками, другими взрослыми.

Когда Лёне было 6 лет, я уже пыталась читать ему истории про Франца – ведь в начале книги Францу тоже шесть, и мне казалось, что Лёня заинтересуется. Я ошиблась, попытка оказалась неудачной. Лёня, конечно, вежливо выслушал, но обсуждения не вышло, никакой заинтересованности он не проявил. Я отложила книгу «до лучших времен». Может быть, сейчас, после Жанов и Николя, настали эти времена?

Лёня взял книгу на балкон, начал читать, но вечером принес ее обратно. И вовсе не потому, что успел прочесть всё за один день.

– В чем дело, Лёнечка? Тебе не понравилась книга?

– Я пока не понял. Но я не хочу ее сам читать. Прочти ты. Это книжка не для меня.

Я удивилась.

За несколько вечеров я прочитала детям две первых книги про Франца. И опять – никакого результата. Дети слушают, но понимают ли? Я попробовала поговорить о рассказе «Как Франц сделал маме сюрприз»: Франц дарит маме самодельную шляпу, носить которую она не хочет, но и показать свое нежелание Францу мама тоже не может.

«Папа сел на кровати и засмеялся. Очень громко. А в двери спальни возник Йозеф. Он тоже засмеялся. Тоже очень громко. И оба, папа и Йозеф, показывали на маму и взвизгивали».

– А почему они засмеялись? – я спрашиваю у Лёни и Платона.

– Не знаю. Не понимаю, ‒ говорит Лёня. ‒ Может быть, шляпа была смешная? Или они над Францем смеялись?

Мама и Франц пошли гулять одни, потому что папа и Йозеф под разными причинами отказались идти рядом с мамой в шляпе. Потом и у мамы «заболела нога».

– Как вы думаете, почему семейная прогулка не состоялась?

– Потому что у всех что-то заболело.

– По-настоящему заболело? Или, может, «по-игрушечному»? Может, они просто не хотели идти гулять?

– Не знаю. Если не хотели – могли бы прямо так и сказать. Наверное, по-настоящему заболели.

– А тебе понравился рассказ?

– Не очень.

– Почему?

– Не знаю. Мне не нравится, что над Францем все время смеются.

Это «не знаю» – верный признак того, что Лёня не хочет говорить, не хочет читать, не хочет думать об этом. По каким-то причинам ему некомфортно в этой книге.

Я задумалась: чем истории про Франца отличаются от историй про Николя и Жанов, хотя, казалось бы, в них так много похожего? Основное отличие – в повествователе. Госсини и Арру-Виньо пишут от первого лица. Они разговаривают со своим юным читателем на равных. Нет взгляда с «высоты прожитых лет», нет «тайного знания», нет десятых и двадцатых смыслов, о которых писатель знает, но сказать ребенку напрямую почему-то не может.

И тут, кажется, я поняла, почему Лёня не хотел сам читать эту книгу. И почему он не попросил купить продолжения. И почему в очередной раз провалилась попытка обсуждения. Потому, что эта книга – не только и не столько для детей. Это прекрасное и очень поучительное чтение для родителей – про детей, про их чувства, про их поступки. Но самим детям (не берусь судить за всех, говорю только о своих) книга может показаться жестокой. Рассказ про шляпу Лёня не понял (Платон, впрочем, тоже). Он не понял, почему маме было стыдно гулять в этой шляпе. Не понял, почему смеялись отец и брат, почему оглядывались прохожие. И, честно говоря, я была очень рада, что он этого не понял. Я не испытывала ни малейшего желания объяснять ему смысл. Цинизм и лицемерие – это для нас, для взрослых. Не для детей.

Кстати, мои сыновья часто дарят мне самодельные украшения – да, кривые-косые, но мне они очень дороги. Я храню эти украшения в специальной шкатулке, тоже сделанной мальчиками, и иногда действительно одеваю на работу – мальчиков это очень радует. Конечно, там я их снимаю и вновь одеваю, уходя вечером домой. Но зачем об этом знать детям?

Анна Рапопорт

Иллюстрация Кати Толстой к книге Кристине Нестлингер «Рассказы про Франца»

Подробнее о книге Кристине Нестлингер «Рассказы про Франца» можно прочитать в статье «Искусство говорить о сложном».

Все книги серии «Рассказы про Франца»

Послушать рассказ «Как Франц сделал маме сюрприз»

О книге Жана-Филиппа Арру-Виньо «Омлет с сахаром. Приключения семейки из Шербура» можно прочитать в статье «Рецепт настоящей любви»

О книге «Вишенка на торте. Приключения семейки из Шербура» можно прочитать в статье «Остаться в живых и продолжать радоваться жизни»

Интервью с Жаном-Филиппом Арру-Виньо

Понравилось! 9
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.