Остаться в живых и продолжать радоваться жизни
4 марта 2015 3944

Как это бывает непросто, если один из членов семьи вдруг вошел в переходный возраст! И ведь никуда не денешься, рано или поздно это произойдет даже с самым крохотным, пока еще милым и открытым ребенком. Может быть, именно поэтому стоит хотя бы немного подготовиться – и детям, стоящим на пороге пубертата, и родителям, впервые сталкивающимся с неотвратимыми переменами. Например, года за два до «дня Х» прочитать с девяти-десятилетним ребенком «Вишенку на торте», пятую книгу из серии историй о братьях Жанах из Шербура, вместе попереживать и посмеяться над проделками мальчишек. Чтобы когда тот самый возраст наступит у собственного дитяти, было понятно – ничего страшного не случилось.

«Папмамбук» уже писал о первой повести серии, «Омлет с сахаром». С тех пор в издательстве «КомпасГид» вышло еще четыре. Мальчишки Жаны стремительно растут, их проделки совершенствуются и усложняются, теперь в числе главных действующих лиц даже маленький Жан Е., шестой ребенок, который в самой первой книге только родился. Беря в руки очередной том, мы словно бы возвращаемся к старым знакомым после недолгой отлучки – ну, как у вас тут дела? А жизнь здесь по-прежнему бьет ключом.

Ежедневное общение шести братьев – это само по себе бодрит необычайно, не давая расслабиться ни на минуту. Не говоря уже о том, что у каждого из них свои потребности и проблемы роста. Жить вместе – сложная наука, скольким ссорам и дракам суждено произойти, прежде чем наступят согласие и гармония. Периодически каждый из Жанов мечтает оказаться единственным ребенком в семье, чтобы рядом «не было братьев, которые портят мне субботние вечера своей беспроглядной глупостью». Дом, конечно, ходит ходуном. Даже если это теперь собственный дом в теплом приморском Тулоне, а не маленькая квартирка в дождливом северном Шербуре. А если у одного из братьев еще и начался вдруг переходный возраст, а буквально через пару месяцев у следующего – тут уж просто держись. Младшие и средние дети застыли в изумлении от открывающихся перспектив, а родители штудируют книги по психологии…

Однако, несмотря на бесконечные потасовки и перебранки братьев, этот дом по-прежнему полон любовью. И в критические моменты каждый готов помочь другому. Когда у Жана Б. пропадает наконец-то подаренный на день рождения котенок, вместе с ним на поиски в темноту ночи отправляются, ни секунды не сомневаясь, Жан А. и Жан В. А Жан Б., впервые оказавшись в другой школе, отдельно от Жана А., с которым он всегда учился вместе, вдруг остро чувствует, как ему не хватает брата, которого он частенько именовал выскочкой и занудой. В каждой из пяти книг о семейке из Шербура любовь постоянно проверяется на излом многочисленными проблемами и приключениями, и каждый раз семья справляется с ними и только укрепляется. Но в пятой книге – «Вишенка на торте» – им всем уготовано серьезное испытание – вхождение старших сыновей в подростковый возраст. Отрочество двух первых Жанов получилось у Арру-Виньо совершенно реалистичным, со всеми классическими атрибутами – ломающимся голосом, вихлянием перед зеркалом в модных одеждах, зависанием у телевизора, грубоватыми словечками, поглощением в невероятных количествах шпионских повестей и детективов, нежеланием учиться и бесконечными мыслями о девчонках ‒ этих странных существах с другой планеты. Недоумение, страх, растерянность мальчишек при столкновении с «женским миром» и бравада, долженствующая все это скрыть, мастерски показаны Арру-Виньо. 

Иллюстрация Доминика Корбасона к книге Жана-Филиппа Арру-Виньо «Вишенка на торте»

Родителям Жанов, несмотря на всю их любовь к детям, приходится действительно нелегко. Ведь никто не отменял ежедневной нагрузки общением, которая в многодетной семье в разы больше, чем в обычной, с одним-двумя детьми. Да еще и самый младший ребенок по-прежнему требует к себе повышенного внимания. А тут этот внезапно свалившийся на всех пубертат. Когда тинейджером становится первый ребенок, это превращается в серьезную проблему для всей семьи, точно так же как когда-то было в эпоху младенчества первенца, а потом в его первом классе. Все впервые и потому гораздо неизвестнее и страшнее.

Впрочем, и остальные дети перестают узнавать своих прежних товарищей по играм.

«Я твердо решил никогда не вступать в этот самый подростковый возраст. Чтобы вот так же вырасти из штанов, как Жан А., и иметь такие же проблемы с девчонками и такую же дурацкую галочку из пуха над губой. Спасибо, не надо! Я уж лучше прямиком перемещусь во взрослый возраст, как в игре в “Монополию”, где можно перепрыгнуть через кетку “Тюрьма”». Как будто взросление можно отменить! Жан Б. и не подозревает, что буквально через месяц с ним самим произойдет нечто похожее, а следом и остальные братцы подхватят и новую манеру поведения, и новые словечки. А в довершение всего Жан Б. по-настоящему влюбится впервые в жизни.

Но мама, у которой все всегда под контролем, не теряется и в этой сложной ситуации, интуитивно находя вместе с папой «золотую середину» между «воспитательными принципами семьи», как они это называют, и потребностями растущих старших сыновей, которым , соответственно, четырнадцать и двенадцать. Жан А., мечтающий основать собственную рок-группу, грезит о гитаре, но папа непреклонен – если музыка, то только флейта или гобой, поскольку сам он любит исключительно классику. А несогласных ждет интернат для детей военнослужащих в качестве альтернативы (это такая традиционная, никогда не сбывающаяся папина угроза, которую он приберегает для самых серьезных случаев). Но на самом деле, это только кажется, что папа Жанов сердится и пытается «заточить» детей под себя. Он просто испытывает желания сына на прочность, позволяя ему самому задуматься об их важности. И в конце концов у Жана А. появляется собственная гитара. А на день рождения ему разрешают устроить настоящую вечеринку с танцами, для которой мама сама испечет умопомрачительный торт.

1 Иллюстрация Доминика Корбасона к книге Жана-Филиппа Арру-Виньо «Вишенка на торте»

« ‒ Спасибо, папа! Спасибо, мама! – завопил Жан А. и принялся их обнимать. ‒ Вы у меня самые кул старики из…
‒ Мы у тебя что?.. ‒ не понял папа.
‒ Самые чудесные из всех родителей! ‒ спешно исправился Жан А.
‒ Так-то лучше, ‒ сказал папа.»

И все – никакого классического конфликта «отцов и детей» мы не увидим в этой веселой книжке. Несмотря на громкую музыку во время вечеринки, взлохмаченных девчонок и затоптанную лужайку перед домом. Это был настоящий домашний праздник. Когда ошалевшие гости схлынули, именинник получил от родителей и братьев замечательные подарки, среди которых ‒ огромный садовый настольный футбол, в который тут же все принимаются играть (включая папу, маму и даже крохотного Жана Е.). И сам Жан А. счастлив больше всех, от его занудства и поверхностного подросткового эпатажа не остается и следа. Он счастлив. Он хотел попробовать себя в новой роли, обратить на себя внимание, получить новые привилегии ‒ и родители мягко расширили границы его свободы. Но он по-прежнему чувствует себя временами маленьким и беззащитным, хотя ни за что уже не скажет об этом. И потому многое на этом домашнем празднике как прежде, в детстве – мамины угощения и подарки, которые объединяют всех. Вот о чем на самом деле эта книжка ‒ о тонкой душевной деликатности и о счастье. О том, что, несмотря ни на какие житейские повороты, можно сохранить радостное и светлое настроение. И остаться в живых, хотя, конечно, подростковый возраст – ни для кого не подарок.

Елена Литвяк 

Понравилось! 11
Дискуссия
КатяК
Спасибо, тороплюсь прочитать, отложив книжку по психологии... У нас в семье всего лишь пятеро и старшему скоро 12, но, мне кажется, это то что нужно. И ещё родительская любовь. Спасибо