Сказки про буквы

Содержание

  1. Кит и кот
  2. Криктор
  3. Аля, Кляксич и буква “А”
  4. Букваренок
  5. Пропавшая буква
  6. Приключения Ёженьки и других нарисованных человечков
Кит и кот

Борис Заходер
«Кит и кот»
Художник Евгений Мешков
Издательство «Речь», 2017

Сказка «Кит и кот» Бориса Заходера – самая что ни на есть «буквенная». Ее сюжет строится вокруг перепутанных букв: «кто-то против всяких правил в сказке буквы переставил». В результате кит оказался на месте кита, и наоборот. Возникает веселая путаница. Эта сказка нравилась детям прошлых десятилетий, родителям и бабушкам нынешних детей. И сейчас ее юмор не устарел, а рифмы легко впечатываются в память. За карнавалом с котами и китами детям открывается важное знание: замена одна единственной буквы, маленького значка, совершенно меняет смысл слова.
Поскольку «кит» и «кот» ‒ слова короткие и простые с точки зрения графики, можно предложить ребенку их нарисовать. А можно нарисовать картинки к сказке с «правильными» китом и котом и с «неправильными», а потом подписать, где кто.

Сказка «Кит и кот» есть в разных сборниках Бориса Заходера. В этом ей уделено особое место.

Криктор

Томи Унгерер
«Криктор»
Иллюстрации автора
Перевод с английского Ольги Варшавер
Издательство «Самокат», 2012

Книгу Томи Унгерера нельзя считать «сказкой про буквы» в полном смысле этого слова. Это «экзотическая» история с детективными элементами, главный герой которой – ручной удав Криктер. Но хозяйка Криктора мадам Бодо учит детей в школе. Она считает, что и для Криктора будет полезным побывать на уроках. Поэтому Криктор по ходу сюжета осваивает буквы и цифры. Не все, а только те, которые он может изобразить своим телом и к которым может подобрать понятные для себя образы. Но и это будет полезно для малыша, который осваивает азбуку: два разворота книги посвящены упражнениям удава в «рисовании» букв (и еще один – цифрам). Важно, что при желании упражнения Криктора можно повторить – нарисовать буквы на бумаге или выложить их из длинной пластилиновой колбаски, которая будет играть роль удава.

Аля, Кляксич и буква “А”

Ирина Токмакова
«Аля, Кляксич и буква “А”»
Художник Виктор Чижиков
Издательство «Лабиринт», 2014

Сказочная повесть Ирины Токмаковой может считаться идеальным введением в мир грамоты для малыша четырех-пяти лет (т.е. с того момента, когда ребенок уже способен слушать сказочные повести).
В основе сказки – захватывающий динамичный сюжет с оттенком детектива (похищение злодеем буквы «Я», для спасения которой требуется разгадать загадку), с путешествием и приключениями.
Здесь есть понятное дошкольнику противоборство хороших и плохих персонажей и благополучный конец: все спасены, миссия добрых героев выполнена.
Большая часть сказочных персонажей – буквы. Но это не буквы-знаки, а буквы-существа, художественные образы – буквы. У них свои характеры и манера речи, они совершают поступки. А это как нельзя более соответствует детскому восприятию. То, что буквы выступают здесь в качестве «веселых человечков», мгновенно встраивает их в мир образного измерения ребенка: о них можно думать как о «живых», с ними можно играть, можно сочинять истории.
При этом сказка еще и наполнена звукописью, которая особенно наглядна и различима в «монологах» отдельных букв. Автор показывает малышу, что буква вслух произносится как определенный звук и что звуки при слиянии образуют слово. Но делается это без тени дидактизма, является органичной частью сюжета, который и держит внимание ребенка.

Об этой книге можно также прочитать в статьях «Буквы: приключения и превращения» и «Свет мой, зеркальце, скажи!»

Букваренок

Георгий Юдин
«Букваренок. Волшебная азбука в картинках»
Рисунки автора
Издательство «Игра слов», 2011

Книга Георгия Юдина действительно может заменить собою букварь для дошкольника, поскольку буквы здесь изображены как «слепок» с какого-нибудь предмета или явления, как его трансформированное изображение.
Но, наряду с картинками, важное место в книге занимают сказки. Сказка «вокруг буквы» и рисованный образ буквы составляют здесь неразделимое единство. Ребенок смотрит на картинку, отыскивая в ней букву, а взрослый в это время читает ему текст, в котором используются разные слова, начинающиеся на соответствующий звук.

Об этой книге можно также прочитать в статье «Турецкие трусы, или как нарисовать иероглиф»

Пропавшая буква

Михаил Раскатов
«Пропавшая буква»
Художник Евгений Медведев
Издательство «КомпасГид», 2012

В основе сюжета – таинственное исчезновение из Буквограда (и из речи) буквы Ш, необходимость ее отыскать и освободить. Главные герои – близнецы-первоклассники, Саша и Алеша, имена которых с исчезновением буквы видоизменяются самым плачевным образом.
Принцип построения сюжета, вроде бы, очень похож на тот, что использует Ирина Токмакова в своей сказочной повести «Аля, Кляксич и буква А».
Но книга Михаила Раскатова намного сложнее. Здесь гораздо больше действующих лиц, вступающих между собой в разнообразные отношения. Характеры главных героев развиваются по ходу повествования (а в сказке Токмаковой, которая адресована детям более раннего возраста, характеры героев остаются практически неизменными). Саа и Алеа должны преодолевать себя, чтобы вновь обрести нормальные имена. «Восстановление» имени связано с воцарением порядка в целом.
Кроме того, в «Пропавшей букве» появляются по-настоящему страшные персонажи, которых называют «буквоедами». Они живут в особой стране, где вся жизнь подчинена жестким правилам, малейшее отступление от которых беспощадно карается. Буквоеды противостоят жителям Буквограда, буквам и знакам препинания.
Во время чтения слушателям книги предстоит пережить с героями опасные приключения и принять участие в разгадывании довольно сложного шифра.
Эту сказку хорошо читать детям, которые уже знают буквы и понемногу начинают осваивать навык чтения. Детям, у которых уже есть опыт восприятия сказочных повестей и которые любят «страшные сказки».
К сожалению, эта захватывающая сказочная повесть последний раз издавалась в 1993 году. Но она стоит того, чтобы сходить за ней в библиотеку.

Об этой книге можно также прочитать в статье «Пропавшая буква»: детектив для маленьких»

Приключения Ёженьки и других нарисованных человечков

Александр Шаров
«Приключения Ёженьки и других нарисованных человечков»
Художник Ника Гольц
Издательство «Эксмо», 2014

В основе сказки Александра Шарова лежит противостояние между двумя братьями – Добрым Художником и Злым Художником. Добрый Художник создает образы и свой добрый сказочный мир. Злой Художник тоже видоизменяет мир, но всегда в ущерб Доброму, пытаясь погубить им сотворенное. Это совершенно новый для ребенка взгляд на вещи: оказывается, и творчество может быть разрушительным.
Желая окончательно погубить доброго брата, Злой Художник создает бешеные буквы. Создает он их из нарисованных змей. Главное качество новых букв – жалить и составлять запрещающие слова.
Появление бешеных букв приводит к тому, что все вокруг становится «как мертвое». Черствая буква Ч сторожит попавшего в плен Доброго Художника. Кровожадная, клыкастая, коварная буква К руководит войском, посланным Злым Волшебником. Но в конце концов бешеные буквы лишаются своих ядовитых жал и превращаются в «добрых». Довольно сложный образ, через который ребенку открывается, что уметь писать, уметь управлять буквами – это не безусловное благо. Оказывается, буквы могут нести угрозу всему человечному в мире. Такой вот своеобразный урок философии для детей.
Если думать просто о знакомстве с буквами, то лучше отложить эту книжку на более позднее время.
Пусть ребенок сначала узнает, что такое буквы и зачем они, а уже потом – что они могут быть «бешеными».
Но вообще это невероятно поэтичная и в то же время драматичная сказка с непредсказуемо развивающимся сюжетом, неожиданными образами и неотпускающим напряжением: героям, не успевшим избегнуть одной опасности, уже грозит новая беда. Однако по воле сказочника все злые персонажи непременно превращаются в добрых. Все – кроме главного злодея. Он просто прячется. И это оставляет в глубине души чувство тревоги.
Так как сказка построена на сложной игре значений и непростых образах, ее лучше читать ребенку не раньше пяти лет. А можно предложить для самостоятельного чтения читателю лет восьми: простенькой и неинтересной она не покажется.