Другими глазами
26 марта 2014 1815

Сегодня в библиотеке опять собралась разновозрастная группа от четырех до десяти лет, и мы собираемся читать «Невидимого слона» Анны Анисимовой. Мало кто из ребят видел слонов живьем, но все хорошо себе их представляют. А вот с «невидимым» сложнее: как это? Тревожусь, всем ли слушателям будет понятно, о чем эта книга?

Начинаем читать. Мы вместе с героиней книжки проживаем несколько эпизодов из ее повседневной жизни. Домашние прятки, поход в музей, приготовление торта, прием гостей... Все буднично и знакомо, но дети слушают очень внимательно, улыбаются, часто хихикают. Всех очень смешит идея «слонотрясения», которое могло бы случиться, если бы слоны умели прыгать.

По ходу текста разъясняются те или иные особенности слонов. Ребята у меня собрались образованные, они могут показать, какого слон роста, и знают, что это травоядное животное. Правда, про бивни они полагают, что это рога, а не зубы, – тут автор устами папы главной героини поправляет слушателей. А потом мы все, так же как она, делаем из кулачков хобот, чтоб трубить «Бу-бу-бу!». Когда доходим до эпизода, где девочке в глаз попадает мячик, многие понимающе морщатся.

У моих сегодняшних слушателей находится много общего с героиней: занятия рисованием, совместная выпечка с мамой, колыбельные на ночь, путанье правого и левого ботинка, даже зеленое пальто – что-то из этого бывало у каждого.

Спрашиваю ребят, чем они отличаются от девочки из книжки. Неожиданно для меня аудитория буксует. Когда я читала «Невидимого слона» дома, старшая дочка догадалась о том, что героиня незрячая, уже на второй странице. Мне удивительно, что в библиотеке эта гипотеза вообще не звучит: дети называют какие-то формальные отличия, вроде цвета пальто. Раздается даже немного заносчивое: «Я смотрю, куда иду, и не попаду туда, где в меня могут попасть мячиком!»

Возвращаю слушателей к тексту, ведь по нему так щедро рассыпаны подсказки:

«Я дохожу до стола и шарю под ним рукой – пусто...»

«В музеях нам разрешают трогать любое чучело, разные камни и вещи. Другим нельзя, а нам можно...»

«Я вытягиваю руки, мама перехватывает их и подводит меня к теплому противню. Ага, эти бугорки, должно быть, печенье...»

«Я жду на балконе, когда Тайка появится у нашего подъезда. Я узнаю ее по запаху...»

«Папа говорил, что слоны серого цвета. Наверное, серый – это как морковный...»

«Все рисуют по заданию учительницы натюрморт, а я – слона. Все рисуют кисточками, а я – пальцами...»

«Папа смотрит на небо и рассказывает, на что похожи облака...»

Иллюстрации Дианы Лапшиной к книге Анны Анисимовой «Невидимый слон»

Дети нахмуренно молчат: думают. Действительно, странно как-то выходит. Наконец, одна из старших девочек робко предполагает: «Может, она... не видит?»

Это чтение было посвящено Паралимпиаде. Старшие с готовностью ответили на вопрос о том, что это за соревнования, «политкорректно» назвав участников людьми с ограниченными возможностями. Правда, людей с безграничными возможностями среди присутствующих и их знакомых не нашлось. Тогда ребята дали другое определение: «Инвалиды – те, у кого не работают какие-то органы или их нет».

Потом мы долго играли, по-разному примеряя на себя слепоту или ограничения зрения, даже рисовали слонов с закрытыми глазами. А я мечтала, чтобы эти дети запомнили, как много общего может оказаться у них даже с тем человеком, у которого совсем другой взгляд на вещи...

Мария Климова

Рисунки детей

Понравилось! 14
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.