О домашнем задании, о чтении и народных сказках
9 января 2014 2724

Моим детям в школе задали, точнее вот уже целый месяц подряд задают читать русские народные сказки. Не какую-то конкретную сказку, нет. Задание сформулировано именно так: читать русские народные сказки.
За это время я уже не раз возвращалась к своей давней мысли, что народные сказки – это совсем не детские произведения. И что пытаться с детьми в начальной школе обсуждать смысл сказок – довольно сложное, если не сказать неблагодарное занятие. Потому что привычные педагогические формулы «сказка учит добру» и «в сказке добро всегда побеждает зло» нередко оборачиваются для взрослого жестокой ловушкой. Ну вот какому добру учит, например, сказка про Емелю и щуку? И какое зло там наказано?

Я ничего не имею против знакомства моих детей с историями про Бабу Ягу, про Иванов с разной степенью умственных способностей и царского происхождения, про Василис Премудрых и Елен Прекрасных. Причем разговор о композиции сказки (по Проппу), о волшебном помощнике, о своеобразии сказочных законов – дело очень полезное.

Правда, я считаю, что ребенку стоит не столько самому читать сказки в книжке, сколько слушать их. Слушать, как сказка совершенно особым образом исполняется – сказывается. Я обожаю слушать, как читает сказки мой муж. Очень люблю, как сказывает сказки Вениамин Смехов. Поэтому Илья и Ульяна часто и давно слушают сказки. Смеются над непонятными словечками, перенимают манеру воспроизведения образа в звуке при помощи нехитрых уловок (зажать нос, оттопырить губу), изменения тембра голоса, интонации, громкости и четкости произношения.

И вдруг оказалось, что у домашнего задания «читать народные сказки» есть продолжение. Мы принимаем участие в конкурсе «100 сказок о книгах и чтении»: «Для повышения престижа чтения и книги, привлечения детей к творческому чтению в нашей школе проводится конкурс “Сто сказок о книгах и чтении”. Русские народные сказки – это уникальный источник, позволяющий заглянуть в глубинную историческую память нашего народа, понять его ценности. В сказках часто встречается тема грамотности, письменности, чтения. Выражается она, как правило, в образах того или иного письменного источника – надписи, записки, письма, грамоты, указа и т.д., включая, конечно, книгу».

Странный конкурс. Но не о нем речь.

Мы с детьми (именно за счет большого опыта слушания) вспомнили с пяток таких вот – в тему конкурса – сказок. Но тут мне пришлось высвобождаться из очередной ловушки. Народная сказка по определению не может быть носителем «ценности чтения и книги», так как родилась она в дописьменную эпоху. И, что самое главное, бытовала в народной среде в некотором смысле как альтернатива книжной культуре и чтению.

Уж не знаю, как в школе пройдет этот конкурс. Но у нас с детьми появился свой интерес: мы с ними говорим о том, что такое «сказку сказывать». Пытаемся понять, как это – жить без книг, компьютера и фильмов. Читаем сказки других народов и удивляемся им. Но самое главное, у нас очень интересно пошли беседы о фольклоре! Дети сами поддержали тему устного бытования: вспомнили и анекдоты, и загадки, и дразнилки. Теперь вот думаю: то ли сделать вид, что мы забыли про конкурс, то ли предложить детям что-то представить на него. Но только сугубо про ценность устного бытования народной сказки. Ведь в нем-то и заключается ее уникальная ценность.

Катерина Асонова

Понравилось! 4
Дискуссия
Вадим Левин
Спасибо, Екатерина Андреевна! Этот случай – отличный пример того, что школьная методика только декларирует задачу – воспитать читателя, сформировать у ребёнка художественный вкус и привычку читать. Методика совершенно не учитывает, что полноценное восприятие литературы возможно и в дошкольном возрасте, и у младшего школьника, и у подростка, и у взрослого, но в каждом возрасте – это другое восприятие. Читатели разного возраста (и это видно из Ваших зарисовок, опубликованных в «Папмамбуке») вычитывают из одного и того же произведения разное. И ни в коем случае не следует стремиться к тому, чтобы второклассники пытались оценить в сказке или стихотворении то же, что и взрослые. Это насилие и прививка лицемерия, фальши. Малыши не могут увидеть (тем более оценить) в сказке то, что видят и ценят взрослые состоявшиеся читатели.