Поэтика грамматики
10 января 2012 3784

Александр Шибаев учит детей родной речи с помощью речи поэтической.
Он опоэтизировал школьную грамматику. Загадки, скороговорки, перевертыши, небольшие сюжетные истории про звуки, буквы, слова и знаки препинания – возможно, впервые в поле зрения детского поэта попала столь обширная область практического языка.C Сделав язык главным персонажем стихов, А. Шибаев показал, что игра – когда она существует ради учения и постижения культуры, – в высшей степени необходима детской поэзии.

Взялись за руки друзья-обложкаАлександр Александрович Шибаев (1923–1979) не вошел, как еще недавно говорили, «в обойму», в первый ряд послевоенной детской поэзии. Ленинградец, а не москвич, человек скромный, домашний, а не публичный, – он и не претендовал на роль литературной звезды. Полтора десятка книжек для детей, вышедших при его жизни; итоговая, как оказалось, книга «Взялись за руки друзья» (1977) и появившаяся уже посмертно еще одна большая книга «Язык родной, дружи со мной» (1981), которую он дописывал на больничной койке, – вот, собственно, и все его литературное наследие.
Во второй половине 60-х, в 70-е годы, когда наша поэзия для маленьких нередко ограничивалась описанием детского быта или шла на поводу у «барабанного» оптимизма, Шибаев обратился к основам культуры – к языку как таковому, его законам, его богатству. Он стал последовательно учить детей родной, обыкновенной речи посредством речи поэтической. Он опоэтизировал школьную грамматику и для каждого урока нашел точный, познавательный, занятный ход, открывая в стихах и волшебство языка, и одновременно методику обучения. Загадки, скороговорки, перевертыши, небольшие сюжетные истории про звуки, буквы, слова и знаки препинания – Шибаев пошел в этой игре дальше многих: возможно, впервые в поле зрения детского поэта попала столь обширная область практического языка.  

– Читаешь?..
– Читаю.
Не шибко пока...
– А ну-ка, прочти это слово.
– Сейчас прочитаю.
ТЫ-Е-ЛЫ-КЫ-А.
– И что получилось?
– КОРОВА!

Кому в детстве не приходилось, быстро повторяя какое-либо особое слово, «вылущивать» из его звуков другое, схожее с ним по звучанию? Шибаев доводит эту игру до поэтического совершенства, подталкивая читателя на поиск таких «двойных» слов, раскрывая их внутренние связи:

– Зверек, зверек, куда бежишь?
Как звать тебя, малышка?
– Бегу в камыш-камыш-камыш,
Я – мышка-мышка-мышка.

На эвфонической стороне языка Шибаев особенно заострял внимание. Это и понятно: со звука начинается постижение речи, один-единственный звук, одна буква часто становятся главным различием совершенно чуждых друг другу слов. Поэт подчеркивает это различие весело и остроумно:

Букву «Д» на дне пруда
Отыскали раки.
С той поры у них беда:
То и дело Драки.

Переходя от звука к слову, Шибаев и здесь демонстрирует меткость глаза и остроту слуха. То он заставляет прислушаться к самим словам, в их звучании обнажая смысл:

О твердом камне говорит
И слово твердое ГРАНИТ.
А для вещей, что мягче всех,
Слова – помягче:
ПУХ, МОХ, МЕХ.

иллюстрация Вадима Гусева иллюстрация Вадима Гуева-1

То, отталкиваясь от смысла – через звук, – показывает удивительную многогранность, неожиданность родной речи:

Я шел по лужайке.
Гляжу – АДМИРАЛ...
Я тихо подкрался к нему
И – поймал!
Поймал!
Наконец-то поймал адмирала!..
Богатой
Коллекция бабочек
Стала!

Слова-близнецы и знаки препинания, слоги и предлоги, правила чтения и навыки культурной речи – все становится объектом внимания. И в стихах, посвященных более сложным законам языка, Шибаев всегда ищет способ растормошить ученика своей поэтической школы, заставить его правильно ответить на вопрос, а то и выставить самому себе заслуженную отметку:

Мы изучаем перенос.
Вот как слова я перенес.
«Едва» я перенес «е-два»
И получил за это «два».
«Укол» я перенес «у-кол»
И получил за это «кол».
«Опять» я перенес «о-пять».
Теперь, надеюсь, будет «пять»?!

Эти строки хороши тем, что играют в рифменное ожидание: прочитав слово, читатель уже догадывается, какую оценку заслужил герой, и, смеясь, может легко восстановить правильное написание при переносе.
Конечно, стихи Александра Шибаева стали прямым развитием уже существовавшей традиции. Это школа Маршака и творчество ее создателя. Это перевертыши и загадки Хармса. Это ассоциативные связи с современниками – Борисом Заходером, Генрихом Сапгиром, Вадимом Левиным. В этом ряду место Шибаева весомо и оригинально: сделав язык главным персонажем стихов, он показал, что игра – когда она существует не ради незамысловатой забавы, а ради учения и постижения культуры, – в высшей степени необходима детской поэзии.
«Занимательная азбука» А. Шибаева, вышедшая нынче в «Махаоне», представляет творчество поэта полнокровно и целенаправленно. Целенаправленно – поскольку это действительно, как указано на обложке, настоящие уроки чтения и грамотной речи. А полнокровно, потому что помимо большого поэтического (и прозаического, и – дополнительно – игрового) материала книга представляет Александра Шибаева как блистательного поэта, для которого педагогика – только особая форма передачи читателю всего богатства своего внутреннего поэтического мира.

Михаил Яснов

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.