«Я рисую так, чтобы мне самому нравилось»
19 сентября 2018 3167

Игорь Олейников ‒ автор иллюстраций к самым разным по характеру книгам – от «Рабочей азбуки» Иосифа Бродского до сказок Кейт ДиКамилло. Но стиль художника, его творческая манера уникальны и безошибочно узнаются. При этом каждая книга – это отдельный мир, и даже хорошо знакомый текст с иллюстрациями Олейникова воспринимается по-новому.
В 2018 году Международный совет по детской и юношеской литературе наградил Игоря Олейникова медалью и Премией имени Х.К. Андерсена в номинации «лучший иллюстратор».
Корреспондент «Папмамбука» расспросил Игоря Олейникова о принципах его работы, о сотворчестве писателя и иллюстратора, о детстве художника и о будущем бумажной книги.

– Игорь Юльевич, расскажите, как вы стали художником?

– Да, все всегда начинают с этого вопроса… Я сам не знаю как. Все дети рисуют в детстве. Потом у большинства это проходит, а меня мама поддержала, не дала моему желанию угаснуть. Вот и все. Она у меня была художница и увлекла меня всем этим, подсказывала, когда я что-то рисовал, – в общем, интерес развивала. И дальше все уже покатилось само.

– Какие книги вы любили в детстве?

– Ох, какие только не любил. У меня все с фантастики началось. С Беляева. Я очень любил фантастику и приключения. Вся «Библиотека приключений» моя была. Потом Джек Лондон весь, Жюль Верн. Одним словом, мальчишеская литература.

– А на иллюстрации вы в то время обращали внимание?

– Конечно же, обращал. Моими любимыми художниками были Владимирский, Вальк, Огородников.

– Я знаю, что сначала вы были мультипликатором, и только потом стали работать с книгами.

– Сначала я вообще был инженером, химического машиностроения. По истечении трех лет работы по специальности пришел на «Союзмультфильм». А на студии очень многие художники работали с книгой. В те времена было так: выходил фильм, а потом художнику этого фильма заказывали по нему книжку. Поэтому все рисовали книги. Ну а я начинал с журнала «Миша». А потом уже появились книги.

– Какой была ваша первая книга?

– Она называлась «А я был в компьютерном городе». Это был конец 80-х. Компьютер только-только появился в Советском Союзе, и слово-то такое далеко не все знали. Я слово знал, но не знал, как он выглядит. И я такого понарисовал! Нечто вроде пульта управления подводной лодки. Чуть ли не с рычагами вообще. Ужас! И вот это была моя первая книга.

– В чем принципиальная разница для художника между книжной иллюстрацией и рисунками к мультфильму?

– Мультфильм – это вообще отдельное. Это не иллюстрация. Там надо рисовать движение. Придумывать персонажа и рисовать, как он двигается. А в книге такого нет. Там в одной иллюстрации может быть целый рассказ. Если по тексту требуется динамика, нужно изобразить эту динамику в неподвижной картинке, и желательно, чтобы что-то происходило в ней, какая-то история. А еще иллюстрация должна визуально взаимодействовать с текстом.

– Расскажите о принципах работы художника с авторским текстом. Вы, я так понимаю, не сотрудничали с писателями?

– Да, я иллюстрировал уже готовые произведения. И пока что не хочу по-другому. Мне лучше так: дайте текст и отойдите в сторону. А там я уже сам буду все придумывать и делать. Я пытаюсь создать свой мир, отличный от того, что сделал автор, параллельный, чтобы текст был один, а нарисовано при этом было не совсем то. Чтобы человек мог задуматься: а почему это так? То есть, чтобы у ребенка начинали мозги работать: почему именно так, а не как в тексте, положим.

– Вы проиллюстрировали уже три книги Иосифа Бродского. Что заставило вас обратиться к этому во всех смыслах сложному автору?

– Это не я обратился. Меня обратили. По крайней мере, до недавнего времени все мои работы были выполнены на заказ. А если говорить об этих книгах, то труднее всего было, конечно, с «Рабочей азбукой». Текст довольно непростой. Иногда попадались такие места, что я просто не знал, что делать. Как? Что тут можно нарисовать? Приходилось как-то выворачиваться, поскольку нельзя же буквально это иллюстрировать. Потом придумал изображать кучу предметов на каждую букву, это помогло рождать какие-то необычные композиции. Сначала нужно было составить список предметов, а потом их как-то между собой заплести, чтобы на каждой странице получился свой маленький рассказ.

3 Иллюстрация Игоря Олейникова к книге Иосифа Бродского «Рабочая азбука»

– Вы работаете и с нашими, и с иностранными издательствами?

– С иностранными уже не работаю. Очень много сотрудничал в 2000-е годы. Тогда с ними работали многие. Разница в подходе очень чувствуется. Там более жесткие требования. Сначала нужно сделать черно-белый эскиз и послать его на утверждение. Они делают замечания: что-то заменить, что-то убрать, что-то по-другому нарисовать. И только когда они всё утверждают, только тогда можно делать цвет. Хотя и здесь тоже может быть так, просто я с этим не сталкивался. Сейчас мне замечаний уже почти не делают. Но всё, конечно, от издательства зависит. Есть такие, которые говорят: «Нет, ну так это продаваться не будет! Давайте-ка сделаем что-нибудь помилее, посимпатичнее». Вот с такими я точно не работаю. Нет, спасибо.

А вы не хотели бы сделать собственную книгу? Не только иллюстрации, но и текст Игоря Олейникова?

– Нет, текст придумывать я не умею. Хотя многие мне предлагали, говорили сто раз: «Придумай свое! Придумай свое!» Но у меня совсем не получается.

– Какая ваша книга больше всего нравится лично вам?

– Трудно сказать. Наверное та, за которую мне не стыдно. Вот все про «Буксир» говорят, но ее я как-то так сделал, спонтанно. Пожалуй, «Джек и бобовый росток», «Вол и осел при яслях»...

– А взрослые книги вы не хотите иллюстрировать?

– А я сейчас проиллюстрировал «Короля Артура». Не знаю, насколько он взрослый, правда, но точно не детский. «Аэлиту» еще, она тоже не совсем детская. Но все равно больше с детскими книгами сейчас работаю.

– Какая разница между иллюстрацией для детской и для взрослой книги?

– Ну, в «Короле Артуре» я кровищи напустил, конечно, от души, чего нельзя в детской книге... Но технически особой разницы для меня нет. Я рисую так, чтобы мне самому нравилось. И все. Не пытаюсь подстраиваться ни под кого. Как мне кажется правильным, так и рисую.

– Вы никогда не думали о том, чтобы преподавать?

– Нет, у меня ничего не получится. Я буду ломать и гнуть под себя. А это очень плохо, это совершенно ужасно. Буду судить по тому, нравится или не нравится мне лично. А так нельзя.

– Какие советы вы можете дать начинающему иллюстратору?

– Не знаю, мне сложно что-либо сказать, у меня же нет образования художественного... Постарайтесь быть раскованнее! Ну, молодые все раскованные. Смотрите побольше, что в мире происходит, что в мире рисуют. А главное, никогда не думайте, что вы уже все умеете. Всегда учитесь.

– Мне кажется, что в последнее время появилось много интересных книжных художников. А вообще, каким вы видите будущее книги?

– Да, в последнее время появились молодые талантливые художники. Кроме того, издательства стали покупать за границей права на книги с уже с готовыми иллюстрациями, что тоже очень хорошо. Потому что так конкурентная среда создается.

А насчет будущего книги… Есть, конечно, пессимисты, которые считают, что книга в скором времени исчезнет. Нет, умереть она, конечно, не умрет. Как фотография не убила живопись. Просто книга постепенно приобретает и со временем приобретет совершенно другой статус. Статус произведения искусства, некой изысканности. Бумажная книга… «Я читаю бумажную книгу…» Мне кажется, что будет именно так.

Беседу вела Ника Максимова
Фотографии Юлии Лещинской

1

О книге Иосифа Бродского «рабочая Азбука можно прочитать в статье «Динозавры на диванах»

Все книги с иллюстрациями Игоря Олейникова

Понравилось! 14
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.