Книга, которую можно изучать бесконечно
23 октября 2013 4186

Книгу Сузанны Ротраут Бернер про Городок мы привезли из Норвегии. У нас она тоже выходила – в издательстве «Самокат», но разделенная на несколько тонких книжек, по одной на каждое время года. А в норвежском издании все истории про Городок собраны под одной обложкой, в чем, безусловно, есть своя прелесть: можно прослеживать жизнь персонажей на протяжении всего года. Причем не только жизнь людей, но и сезонные метаморфозы домов, витрин, животных, деревьев – всего этого многонаселенного и какого-то на редкость уютного мира, созданного Бернер. В историях про Городок практически нет текста, зато картинки можно разглядывать и обсуждать бесконечно. Даже спустя месяц ежедневного рассматривания я с радостью обнаруживала там новые, незамеченные раньше детали.

Книга оказалась идеальна именно для нашего читательского случая. Маше два года, и она обожает книги. Но при этом ненавидит, когда ей читают. Для нее книга – излюбленный способ контакта с родителями, а текст как бы встает между ней и взрослым, поэтому Маша очень сердится и обижается, когда я пытаюсь почитать ей вслух. Зато сидеть и слушать мои «рассказы по картинкам» может часами.

Еще одна Машина особенность – она страстно влюбляется в какую-нибудь книгу и подолгу (порой месяцами) не соглашается ни на что другое, а любимую книгу требует, едва открыв глаза. Так что книги мы проживаем, как «эпохи». Была у нас эпоха «Снежного сна» Эрика Карла, эпоха «Мяули» Джудит Керр, эпоха «Аленького цветочка» с иллюстрациями Бориса Диодорова.

А теперь вот уже полтора месяца мы живем в обнимку с Сузанной Бернер. И это самая благодатная для меня книжная эпоха. Согласитесь, довольно сложно в течение целого месяца изобретать какие-то новые истории и новые способы разглядывания засмотренных до дыр картинок. Поневоле ищешь предлог, чтобы улизнуть даже от самой замечательной книжки, когда ребенок просит «прочитать» ее в сотый раз и, едва вы с облегчением перевернете последнюю страницу, кричит: «Еще!».

Книга Сузанны Бернер – первая книга, которую я, как и Маша, могу изучать бесконечно: вдоль и поперек, с конца, с середины, в произвольном порядке. У меня в ней свои любимые персонажи, у Маши – свои.

Мы можем подолгу разглядывать каждый разворот, а можем, например, проследить маршрут какого-нибудь одного прохожего. Мне в детстве всегда было безумно интересно: все эти люди, идущие мимо меня по улице, – где они живут, куда и зачем идут и что будут делать там, когда придут?

По книге Бернер легко удовлетворить это детское любопытство, а попутно впитать закон причинно-следственных связей. Если кто-то поскальзывается на банановой кожуре, то, пролистнув одну страницу назад, можно найти «виновника» происшествия: девушку, которая ест банан. Или – вот машина врезалась в столб, потому что водитель засмотрелся на попугая. Отматываем немного назад – и видим девочку, которая, торопясь на улицу, забыла закрыть дверцу клетки. Так ребенок незаметно и без всяких нудных нравоучений осознает, что любое действие имеет последствие.

Иллюстрации Сюзанны Ротраут Бернер к «Зимней книге»

По книге Бернер хорошо знакомиться со временем: что было до, а что случилось после. Вот летом художник пишет картину, а осенью эта картина украшает стену стоматологического кабинета. Вот весной девушка потеряла шляпку, а летом эту шляпку мы видим на дереве: сорока приспособила ее под гнездо...

Кроме того, можно (это, конечно, для читателей постарше) научиться определять время. На каждом развороте, если поискать, найдутся часы, то есть каждая картинка привязана к конкретному моменту времени. Можно даже подсчитать, сколько времени прошло с предыдущей истории или за сколько автобус доезжает, например, от центральной площади до вокзала, и т.п.

Есть в книге и большие временные сюжеты. Можно, например, проследить, как строят дом – все этапы от рытья ямы под фундамент до новоселья. Или как растет малыш, который в первой книге («Зима») еще сидит у мамы в животе, а в последней («Осень») уже участвует, сидя в слинге, в празднике разноцветных фонариков. Этот сюжет завораживает Машу больше всего.

Иллюстрации Сюзанны Ротраут Бернер книге «Городок»

Еще одна история, связанная со временем, это уже упоминавшиеся сезонные изменения в природе, в одежде, в домах. То, что в обычных «развивающих» книгах подается в виде насильно сгруппированных и вырванных из контекста примет, у Сузанны Бернер существует в непрерывном потоке жизни, что, на мой взгляд, гораздо лучше для ребенка: не нарушается целостность восприятия.

Кроме того, приметы разных времен года гораздо интереснее вылавливать из общей картины самому и самому делать выводы, чем просто прочитать и принять на веру какую-нибудь прописную истину, вроде «летом много ягод». В книге Бернер мы с Машей любим, например, сидеть и выискивать все ягоды в летних картинках или все тыквы в осенних.

Так же ненавязчиво запоминаются и праздники, связанные с тем или иным временем года. Зимой – Рождество, весной – Пасха, осенью – праздник урожая. Приметы праздника можно находить в украшениях витрин, в занятиях людей (покупают елки или везут огромные тыквы в тележках), в рисунках на стене детского садика и даже в том, какие покупки делаются в магазине...

1 Иллюстрации Сюзанны Ротраут Бернер книге «Городок»

Вообще тут можно искать и находить все, что угодно. А заодно тренировать самые разные малышовские навыки. Например, когда Маша еще не умела отличать косичку от хвостика, мы сквозь всю книгу искали девочек с косичками или хвостиками. Можно искать всех, одетых, скажем, в желтое. Всех мальчиков, всех птиц, все транспортные средства, всех, кто бежит, кто ест... – вариации тут бесконечны. Главное, любые знания ребенок схватывает на лету, играя и получая удовольствие.

Еще в детстве мне часто хотелось уметь видеть сквозь стены домов, чтобы узнать, как живут другие люди, чем занимаются, какие у них в квартирах стены-стулья-шкафы-лампы... Сузанна Бернер отвечает и на этот детский интерес. В Городке некоторые дома нарисованы в разрезе, и можно долго разглядывать, как все устроено в чужом, незнакомом жилье.

Попутно можно учиться определять характер хозяина по интерьеру. Вот квартира Машиных любимцев: папы и девочки, которые живут без мамы, вдвоем. На кухонном столе – ноутбук, неубранная посуда, газета, тюбик зубной пасты... Тут не очень-то следят за порядком, правда? Зато у папы под кроватью лежит гитара, значит, он любит музыку. А этажом ниже живут бабушка с дедушкой: у них все прибрано, и на шкафах стоят банки с соленьями... А здесь живет будущая мама, ребенок еще не родился, а она уже приготовила комнату для него, значит, она его очень ждет... Маша очень любит об этом поговорить.

Иллюстрации Сюзанны Ротраут Бернер книге «Городок»

Вообще, ее любимый сюжет в книгах и мультфильмах – это отношения между людьми, особенно ее привлекают любовные истории, а также эпизоды, где кто-то маленький отстаивает собственное достоинство.

Такие сюжеты в книге Бернер мы тоже, разумеется, нашли. Машин любимый эпизод – как маленькая девочка хочет играть с большими мальчишками. Они перекидывают мячик друг другу, не замечая ее, а девочка изо всех сил тянет ножку, чтобы тоже попасть по мячику, и очень сердится. Ситуация, знакомая Маше по двору. И вот она вместе с девочкой сердится, кричит, требует – выпускает негативные эмоции. И что прекраснее всего – на следующем развороте мальчишки принимают девочку в игру, и они все вместе бегут по улице за мячиком. Тут Маша всегда очень радуется. Мне кажется, в этот момент она испытывает столь редкое и столь нужное ребенку чувство, что он может на что-то повлиять.

Отдельное спасибо Сузанне Бернер за то, что в Городке все всегда кончается хорошо. Прокололи колесо – тут же починили в мастерской; ветер унес шляпу – купили новую, еще краше; потерялся попугай – он обязательно вернется к своей маленькой хозяйке, сумев перед этим несколько раз ускользнуть из когтей кошки...

Маша очень сострадательный ребенок, на улице подбегает утешать всех плачущих малышей, и она просто не выносит, когда в книге или мультике кому-то плохо. А книга Бернер убеждает ребенка, что все плохое поправимо, надо только скорей перевернуть страницу. Конечно, в жизни так бывает далеко не всегда, но мне кажется, книги, где все хорошо кончается, дают ребенку необходимый запас оптимизма и доверия к жизни...

Я слышала, что книги про Городок используют на уроках иностранного языка. Мы же учили по ним русский. Обилие предметов и действий невероятно расширяет словарный запас. Такие резкие скачки в развитии речи я наблюдала у Маши только после дальних поездок. Впрочем, это неудивительно, ведь книга Бернер – это, по сути своей, и есть путешествие. И в удивительно обаятельный Городок, и в мир взрослых с их загадочными делами, которые благодаря книге становятся более понятными.

Кстати, психологи говорят, что одна из причин кризиса детской игры заключается в том, что дети почти не видят взрослых за какими-нибудь занятиями, за исключением бытовых. А одни только домашние дела – недостаточный ресурс для подражательных ролевых игр.

Книга Бернер, где ребенок видит за работой и строителей, и парикмахеров, и музыкантов, и даже мусорщиков – неиссякаемый источник для игр. Маша, например, после «Городка» играла в ремонт машины, о котором до этого не имела ни малейшего понятия, поскольку у нас в семье нет автомобиля.

Иллюстрации Сюзанны Ротраут Бернер книге «Городок» копия

И последний на сегодняшний день эпизод, связанный с книгой Бернер. Маша – страшно подвижный и общительный ребенок. Она ни секунды не может усидеть на месте и пока совсем не умеет занимать себя сама. Но недавно у нее впервые начали появляться элементы самостоятельной игры. И произошло это именно над книгой про Городок. Я впервые увидела Машу, играющую без меня: она водила пальчиком по нашей любимой книге, с кем-то разговаривала, вскрикивала, смеялась, а потом вдруг застыла в молчаливом созерцании и провела так минут пятнадцать – событие для нас просто невероятное!

В книге еще полным-полно неиспользованных возможностей, на вырост. И я знаю, что и через год, и через пять лет мы с Машей найдем, во что поиграть и о чем поговорить, разглядывая книгу Сузанны Бернер.

Наталья Ключарева

Понравилось! 17
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.