Забытое старое про русско-американскую дружбу
27 августа 2013 2122

В нашей городской библиотеке неожиданно обнаружился раздел иностранной литературы. И даже на языках этой самой литературы. Среди огромного количества книг на испанском мне встретилось и несколько книг на русском языке.
Просматривая жиденький ряд русских книг, я нашла такое маленькое чудо: книгу 1989 года, переизданную в 2011-м, «Сюда идет кот/Here Сomes the Сat», на русском и английском языках. Это было первая детская книга, написанная совместно тогда еще советским художником Владимиром Вагиным и американским писателем Фрэнком Ашем.

Here comes the cat!

________________________________________________________________________________

Сюда идет кот

Даже не знаю, что в этой книге удивительней – текст или иллюстрации. И текст, казалось бы, такой примитивный. На каждой странице повторяется одна и та же фраза по-русски и по-английски: «Сюда идет кот». Но каждая страница, каждая новая иллюстрация предполагает новую интонацию.

Вот на первой странице летит мышонок на воздушном шаре: «Сюда идет кот! Here comes the cat!» – кричит он мышонку-художнику. А на пруду, где работает художник, утка словно отвечает мышонку: «Кря!», это по-русски. А по-английски – больше похоже на «квак» («quakk!»). Книжка предназначена для самых маленьких, но моему пятилетнему сыну Алику тоже интересно. Мы с ним тут же обсудили, что многие русские и американские животные говорят на разных языках (все кроме коров и кошек). Например, русская собака говорит «гав», а американская «bow-wow». А вот рыбы, как известно, в основном помалкивают. На другой странице происходит обмен приветствиями по-русски и по-английски – мы их тоже обсудили. Получается, что у ребенка формируется начальное представление о переводе, ведь сказать одну и ту же фразу на двух (или более) языках значит перевести ее. А английское «cat» вообще созвучно русскому слову «кот», даже букв столько же! Это, конечно, никакое не правило, но отметить интересно, и иностранный язык уже не кажется таким уж «иностранным».

Пока книгу не надо было сдавать в библиотеку, мы ее зачитали. И стали читать по ролям: сын за мышат предупреждает всех на разный манер – где басом, где фальцетом, а где приходится кричать за целую толпу: «Сюда идет кот!» А я комментирую. Он мне помогает описывать, что происходит на картинках, – предупреждает, например, что лететь на воздушном шаре во время шторма опасно и можно погибнуть! (С мышонком на воздушном шаре, к счастью, ничего плохого не случается.) Большая рыба помогает тонущему мышонку, который даже в воде кричит и булькает: «Сюда идет кот!» (у Алика особенно удачно бульканье выходит). Рыба выносит его на берег, чтобы он и дальше всем рассказал, что кот идет. Я спрашиваю: «Алик, а что мышонок рыбе скажет? Рыба же его спасла?» Алик подумал, вошел в роль мышонка и по-русски ответил: «Спасибо!»

Иллюстрация Владимира Вагина к книге «Сюда идет кот»

Читая в первый раз, мы, конечно, думали, что кот идет съесть мышат. И мой сын, использовав все свои знания о взаимоотношениях котов и мышей, поначалу добавлял к «Сюда идет кот!» выкрики вроде: «Бегите! Спасайтесь!» Особенно было жутковато, когда мы открыли одну страницу и увидели огромную кошачью тень. «Вот кот!» – предупредил Алик мышек. А мордочки у мышей по-разному выражают не то чтобы страх, но обеспокоенность или ожидание. Теперь Алик каждую мышку «озвучивает» – ведь они в самом деле словно живые. Вот эта мышка-мама говорит: «Оh my!» (что-то вроде «О Боже!»), а другая говорит: «Ох!»

Иллюстрация Владимира Вагина к книге «Сюда идет кот»

Триллер, к счастью, заканчивается на следующей странице, где выясняется, что кот хороший, потому что принес он мышам большущий кусок сыра! По этому случаю в мышином городе пир горой.

Сын мой, в душе юннат и археолог (т.е. любитель рыть, копать и собирать насекомых), особенно интересуется тем, как мышки роют дырки в сыре, чтобы всем досталось. Иллюстрации в книге восхитительные. Мне кажется, рассматривая их, каждый раз можно найти что-то новое, раньше незамеченное: вот Алик сверяет количество дырок в сыре – сколько мыши выкопали, а сколько там раньше было. Вот дорожный знак «Мышка на работе» перекочевал с дороги на предыдущей странице на верхушку сыра. Когда мы читали книгу в первый раз, на странице с тонущей мышью Алик вдруг сказал: «Ой!». Я подумала, что это он за мышку переживает. Оказалось, «Ой!» – не просто так. Это на иллюстрации ракушка прищемила хвостик маленькой рыбке. И вот рыбка заговорила – от неожиданности, наверное, – «ой!» (по-английски «ouch!»).

«А что кот говорит?» – спрашиваю я. «Мяу», – кот говорит, и по-русски, и по-английски. И как все коты любой национальности, этот кот лакомится молоком и мурлыкает, когда ему чешут шею. «Вот если бы я был котом или собакой, – мечтает Алик, – мне бы тоже очень нравилось, когда меня гладят». Разумеется, он был бы только добрым котом, которого все любят и ждут. И он бы тоже приносил всем подарки.

Иллюстрация Владимира Вагина к книге «Сюда идет кот»

На мой взгляд, чем хороши книги с таким казалось бы примитивном текстом, так это тем, что они дают возможность ребенку поучаствовать в истории. У каждой мышки здесь свое лицо, свой голос, своя интонация, и ахать и кричать «Сюда идет кот!» каждая из них будет по-разному. О каждой мышке можно придумать отдельную историю. В конце книги кот отправляется восвояси, а Алик озвучивает хор благодарных мышей: «Спасибо! Пока!»

Оказалось, что это книга про дружбу – кот ведь принес мышам подарок, и, судя по тому как они его встретили, он их постоянный гость. Стереотип страшного злобного кота, поедающего мышей, разрушен. Конечно, год выхода книги в свет – 1989-й – вполне объясняет такой подход к стереотипу злейшего врага. Но моему сыну можно пока в это не вникать и просто насладиться тем, что и волки сыты, и овцы целы. Точнее, это мышки сыты и целы, а кот просто молодец. Отличная сказка на ночь: смешная, добрая, да еще и многоязычная.

Мария Бостон,
штат Висконсин, США

Понравилось! 6
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.