Порядок и Змей, или Мир глазами ребенка
6 июня 2013 2176

В издательстве «КомпасГид» вышла новая книга Марины Аромштам «Однажды в Новом Мире», с отличными иллюстрациями выдающегося белорусского художника Валерия Слаука. Книга состоит из трех сказок, адресованных, как мне кажется, дошкольникам. Но тема этих сказок достаточно необычна, поэтому мне была особенно интересна Ксюшина реакция. Мне самой, как взрослому читателю, требовался проводник по этой книге. И судя по всему, ребенок, лет так с четырех, вполне годится на эту роль.

Книга начинается с авторского «Предисловия для родителей», из которого взрослым кое-что становится ясно. Но мне было сложно представить, насколько понятной и интересной для Ксюши окажется идея приведения Мира в порядок. «Порядок» ‒ в самом широком смысле: когда у каждого есть свое имя и предназначение, когда должен быть кто-то главный, каждый должен найти себе пару, а жизнь должна продолжаться несмотря ни на что. Вообще-то это я так определила для себя, что это книга про порядок, на самом деле она не только об этом. Мы прочитали ее два раза, но для меня в ней так и осталась какая-то недосказанность. А вот Ксюша после первого прочтения уверенно заявила, что ей все ясно. Одним словом, чтобы оценить эту книгу по достоинству, лучше всего отбросить свои взрослые представления о начале Мира, и попробовать представить себя тем, для кого эта книга и предназначена ‒ ребенком-дошкольником.

Едва взглянув на обложку, Ксюша весело опросила: «Почему же все лают на филинов, летучих мышей и обезьян?»

Я, приготовившись записывать за Ксюшей, посмотрела на обложку, не смогла удержаться от смеха и переспросила: «Лают?» Ксюша восторженно повторила: «Почему тигр лает, почему страус лает, и кенгуру, и бегемот, почему крокодил лает тоже?»

Мне было жалко сразу разрушать ее видение иллюстрации, тем более что «лай» ‒ действительно первое, что приходит в голову при взгляде на эту картинку. Ну, лают, так лают. Не знаю, что имел в виду художник, но получилось смешно. А главное, рисунок Ксюшу заинтриговал, ей уже не терпелось узнать, что же там дальше. Она распахнула обложку ‒ и даже вскрикнула от удивления. На этой иллюстрации изображен первоначальный хаос Нового Мира, и она очень хорошо предваряет содержание первой сказки.

Ксюша сразу предложила: «Давай искать, где тут кто! Где белка?..»

«Как тебе кажется, что тут происходит?» ‒ спросила я. «Может, они сражаются?» ‒ предположила Ксюша (такое видение вполне соответствует содержанию сказки). И только после того, как мы посчитали всех нарисованных животных (28 штук), Ксюша велела: «Читай дальше!»

Форзац книги Марины Аромштам «Однажды в Новом Мире»

Но чтение пришлось отложить, так как вниманием Ксюши опять завладела иллюстрация: «Почему здесь не одни только звери, а и девочка?» ‒ «Разве это девочка?» ‒ «Это сразу видно, что девочка: девочковые ручки, девочковые ножки, девочковое лицо…»

Иллюстрация Валерия Слаука к книге Марины Аромштам «Однажды в Новом Мире»

Когда мы наконец начали читать текст, Ксюша стала как-то чрезмерно буйно себя вести, прыгала и вертелась, ‒ мне казалось, что она толком и не слушает. Но потом я поняла, что это просто Ксюша инсценировала по ходу чтения текст первой сказки: обитатели Нового Мира вели себя бестолково, и она не отставала. Но Ксюша прекратила буйство чуть раньше жителей Нового Мира, она не пропустила появление деревца и, моментально упокоившись, поинтересовалась: «А где тут маленький росток? А, вот он!» На иллюстрации деревце почти сливается с фоном, и требуется некоторое усилие, чтобы его увидеть, ‒ рисунок в полной гармонии с содержанием текста.

Когда мы дочитали сказку про Первое Дерево до конца, Ксюша сказала: «Эх мы! Ни на кого они не лают, они смотрят на дерево! Зачем же мы это записали?» Это мне очень понравилось ‒ ведь если бы я ей сразу «разъяснила» иллюстрацию, я бы лишила ее радости собственного открытия, а себя ‒ удовольствия все это наблюдать. А еще, значит, она все время думала о том, что это вроде бы неправильно, что и «тигры лают, и крокодилы», ‒ а теперь все встало по своим местам.

Иллюстрация Валерия Слаука к книге Марины Аромштам «Однажды в Новом Мире»

Вторую сказку, где звери сначала безуспешно выбирают самого главного, Ксюша слушала внимательно, и ей очень хотелось, чтобы как можно быстрее все перестали спорить и ссориться. По ходу чтения Ксюша предлагала свои варианты разрешения конфликта: «Их надо посадить в тюрьму, жаль, что тут нет полицейского!.. Пусть жираф будет главным. Хватит спорить!» Появление Человека, а с ним и долгожданного порядка, для нее было большим облегчением. И в конце сказки она с беспокойством поинтересовалась: «А Человек уже больше никогда не уйдет?» И тут же сама себе ответила: «Читай ‒ посмотрим!»

Вот это для меня оказалось новым: Ксюшино восприятие книг на глазах становится более зрелым, еще месяц назад, если герои вели себя плохо и ей приходилось испытывать отрицательные эмоции, часто даже из-за одной фразы или одного поступка, она говорила, что книга ей не понравилась и уж перечитывать ее точно не стоит.

Третья сказка, про Тринадцатиногого Змея, не только самая длинная, но и самая драматичная. Даже ребенку понятно, что ситуация уже очень непростая. Нам пришлось ненадолго прервать чтение почти в самом начале, когда Змей только появился и ощущение тревоги лишь едва дало о себе знать. Но мои взрослые представления о змее-искусителе тут были ни при чем. Ведь Ксюша, у которой таких знаний совсем не было, тоже эту тревогу ощутила.

Чтобы продолжить чтение, я стала листать страницы: «Где мы остановились? Где Змей сказал, что он лучший друг Человека...» Ксюша уверенно продолжила фразу: «А на самом деле нет». Дальше мы читали почти без Ксюшиных комментариев. Правда, после того как Змей стукнул хвостом в третий раз, Ксюша огорченно воскликнула: «Ах, что же он наделал, этот Змей! Его надо наказать. Почему у них нет воспитателя змеиного?»

Третья сказка проиллюстрирована не так подробно, что конечно жаль, но несмотря на это Ксюша слушала исключительно внимательно. Получается даже, что текст стал на первое место, иллюстрации перестали отвлекать.

Так как Ксюша молчала, я опять позволила себе вмешаться ‒ там, где в сказке Человек стал мечтать о появлении другого Человека, пары для себя, и о последующем появлении еще и некоего маленького человечка, ‒ и уточнила нее: «Что это за человечек?» Ксюша тут же ответила: «Дитенок ‒ как я». Я думаю, ей было очень приятно лишний раз убедиться, что о «дитенках» мечтают и желают их.

Сказка заканчивается тем, что мир освобождается от присутствия Змея, который побежден его же собственным оружием ‒ хитростью. Ксюша была очень огорчена: «Змей навсегда останется корягой?» Я в этом вовсе не уверена, поэтому только уточняю: «Тебе его жалко?» ‒ «Да». ‒ «Змей же плохой…» ‒ «Немножко плохой, жадный...» Что тут скажешь, так уж устроены люди, все время привязываются и сочувствуют тем, кто, казалось бы, совсем и не заслуживает доброго отношения.

Иллюстрация Валерия Слаука к книге Марины Аромштам «Однажды в Новом Мире»

Я прошу Ксюшу просто немного поговорить о книге, хотя пока она и не особенно любит это делать. Вместо разговора получаю ответы на свои вопросы.
‒ Понятно ли тебе, что такое Новый Мир?
‒ Это Земля такая.
‒ А наш мир был новым?
‒ Он начинался новым, а сделался старым.
‒ Какое событие, ты считаешь самым важным?
‒ Там появился Человек.
‒ А то, что Женщина появилась, это хорошо?
‒ Нет, из-за нее Человек прогнал Змея.
‒ Белый кролик ‒ смелый?
‒ Нет, потому что он боялся Тринадцатиногого Змея.
‒ Что мы скажем Марине?
‒ Напиши, что книжка нам очень понравилась. Пусть быстрее приезжает к нам.

А еще Ксюша настояла, чтобы я везде читала «язык» Змея вместо «язычок» (так в книжке). Она не стесняется редактировать готовые тексты.

Наталия Соляник

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.