Голоса – свои и чужие
12 мая 2017 1508

Лёне идет седьмой год. Он умеет читать, вот только делать это совсем не хочет. Нет, точнее, не так надо сказать. Он легко читает какую-нибудь невозможную малограмотную ерунду, напечатанную полуслепыми мелкими буквами. Например, газетную заметку о том, что «Петербург закупил сто новых трамваев». Или инструкцию к электронному конструктору: «Замени динамик светодиодом, который может управляться дутьем в микрофон». За таким чтением я часто его вижу. Но ни одной «нормальной» книжки он сам пока не прочел.

Я придумывала разные способы. Предлагала ему почитать книжку младшему брату – красивую, понятную, с крупными буквами. Отказывалась читать жутко будораживший его «Остров сокровищ»: мол, хочешь узнать, что было дальше – читай сам. Все без толку: не буду, не хочу. Однажды я не выдержала и пристала к нему с расспросами: в чем дело, Лёня? Ты умеешь читать, ты любишь книжки – почему же ты не хочешь читать сам?

– Понимаешь, мама… – Лёня замялся, но продолжил: – У меня не получается читать так красиво, как у тебя. Чтобы разными голосами говорить. Менять их быстро. Чтобы у каждого свой голос был.

Я была обескуражена. Оказывается, я слишком артистично читаю! Мелькнула мысль: может, надо хуже читать, монотонно и скучно бубнить себе под нос? Но я быстро эту мысль прогнала: странный какой-то способ приобщать ребенка к чтению.

Я задумалась. Вспомнила, что с раннего детства у Лёни особые отношения с «голосовой темой». На третьем году своей жизни он обожал сказку про волка и семерых козлят – и особенно тот эпизод, где волк перековывает себе голос в кузнице. И если, читая, я не переходила с «толстого» волчьего голоса на «тонкий» матушкин, малыш Лёня сразу меня останавливал: «Нет, не такой у козы голос, коза по-другому говорит». Вспомнила, что все книжки, где герой начинает говорить не своим голосом, крепко приковывают Лёнино внимание. Что из всего спектра дополнительных занятий он в прошлом году сам выбрал себе конный спорт и… хор мальчиков. Он поет много, старательно, с огромным наслаждением, и каждый вечер просит, чтобы я спела ему «колыбельную» (О ужас! Какие колыбельные?! В сентябре в школу!). Сейчас в роли колыбельных у нас выступают весенние стихи Тютчева. А если Лёне не нравится какой-то человек, то почти всегда он объяснит: «У него плохой/страшный/некрасивый голос».

Поразмыслив, я решила, что «голоса» – очень уважительная причина для «нечтения», и перестала обращать на это внимание. Зато, проведя ревизию наших книжек, я предложила Лёне два текста, специально посвященных голосам.

Первый – повесть Валерия Медведева «Голоса». История очень проста: Воробьенку не нравилось его писклявое чириканье, и он уговорил своих друзей поменяться голосами. Сам Воробьенок взял себе голос Собачонка (не знаю, почему автор не использует слово «щенок»), Комаренок поменялся с Медвежонком, а Мышонок с Котенком. И потом все они отправились по домам, где, естественно, родители не узнали своих деток. Всем худо пришлось: Котенка приняли за мышь и чуть не съели, от медвежьего рыка Комаренка родители-комары упали в обморок и «до сих пор в себя не пришли», Медвежонка прихлопнули, как комара…

Иллюстрации М Литвиновой к сказке Валерия Медведева «Голоса»      Иллюстрации М Литвиновой к сказке Валерия Медведева «Голоса»

Естественно, чтение этой истории предполагает очень выразительное рычание, писк, лай, мяуканье и т.д. Мальчики отдались этой игре с превеликим удовольствием. Особенно бурно у них протекал сам процесс обмена: например, Платон изображает Комаренка, а Лёня Медвежонка. Они издают соответствующие звуки, а потом как бы «достают» голос изо рта и отдают другому – и тот тут же начинает говорить иначе.

А потом я предложила детям уже по-настоящему поменяться голосами: попробовать поговорить голосом брата. Оба они отказались с испугом: нет уж, мне мой голос самому нравится. Кстати, интересно, что Лёня категорически не принимает диктофонную запись его собственного голоса: «Это не я, – говорит он. – Это кто-то мои слова украл».

Второй текст – повесть Виталия Бианки «Кто чем поет». Вообще-то, она как раз рассказывает о том, как можно петь без голоса: лягушки пузыри воздуха выпускают; аист, выпь, дятел используют клюв как музыкальный инструмент; жук скрипучей шеей крутит, шмель крылышками жужжит, а бекас – хвостом поет! У нас дома есть аудиодиск «Голоса птиц и зверей» с записью подлинных звуков, которые издают животные, от суслика и кукушки до оленя и леопарда. Читая Бианки, мы слушали этот диск и пытались угадать: кто это, бекас или синица? Чем он поет? Получилась настоящая игра со звуковыми загадками, и она очень понравилась детям.

Иллюстрации из книги

Мы живем в пригороде Петербурга, и нередко отправляемся на прогулку в лес, на луг, на берег реки Охты. Звуки там очень разнообразны: вода с треском ломает лед, падают сломанные ветки, кричат вороны, чайки, утки… В мае я будила детей по ночам, чтобы они послушали соловьев (почему-то каждый год я решаю, что в этом случае соловьи дороже святого детского сна). В общем, все по Бианки: «Слышишь, какая музыка гремит в лесу? Слушая ее, можно подумать, что все звери, птицы и насекомые родились на свет певцами и музыкантами. Может быть, так оно и есть: музыку ведь все любят, и петь всем хочется…»

Анна Рапопорт

Иллюстрация Н. Чарушина к книге Виталия Бианки «Кто чем поет»

Понравилось! 7
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.