Об американской цензуре
27 мая 2013 3282

Вопрос о защите детей от вредной и опасной информации горячо обсуждается не только в России. В Америке проблема цензуры и особенно самоцензуры, когда преподаватели или библиотекари решают отказаться от какой-то книги во избежание лишних проблем с родителями или местными религиозными организациями, тоже существует. Американская ассоциация библиотек ежегодно выпускает список таких проблемных книг. Но списки создаются вовсе не для того, чтобы эти книги не читать. Предисловие каждого такого документа говорит о том, что право выбора и право доступа к любой информации находится под угрозой, так как изъятие книги из городской или школьной библиотеки означает, что ни один ребенок в этом городе или этой школе не прочитает эту книгу. А это является нарушением Конституции.

Фото с сайта htt://www.nowa.cc

Как написано в официальном отчете Американской ассоциации библиотек за 2011-2012 годы, самые взрывоопасные темы – это расизм, любое упоминание или намек на сексуальные отношения и гомосексуализм. Я обратилась к Гретчен Реви, профессору, сотруднику справочного отдела университетской библиотеки и по совместительству специалисту по вопросам цензуры, свободы слова и детской литературы. К кругу проблемных тем она добавила все, что связано с оккультизмом и магией. В эту категорию входят детские книги о волшебстве. Книги о Гарри Поттере попали в «запретный» список именно из-за этого, по словам Гретчен Реви, богохульство, намек на отрицание или сомнение в существовании Бога в детской книге также является камнем преткновения. Равно как и сквернословие, и вызывающие иллюстрации, которые зачастую приводят блюстителей морали в ужас. Но что именно подразумевается под «вызывающими иллюстрациями»? Обнаженное тело? Отрубленная голова в какой-нибудь сказке братьев Гримм?

Одна из детских книг столь любимого в России Эрика Карла находится в «черном списке». По мнению некоторых родителей, его книга «Нарисуй мне звезду» («Draw me a Star») содержит слишком провокационную иллюстрацию – пусть только одну, но какую! В этой книге ребенок просит художника нарисовать звезду. Художник рисует. Звезда просит его нарисовать солнце, он рисует солнце. Солнце просит нарисовать дерево, он рисует дерево… и постепенно художник сотворил целый мир. «Нарисуй мне звезду» – это своего рода очередная интерпретация мифа о сотворении мира. Это становится особенно очевидным, когда на просьбу нарисовать мужчину и женщину художник рисует «прекрасную пару». Мужчина и женщина на этой иллюстрации – обнаженные. Если учесть библейские аллюзии в данном контексте (дерево, пара, художник, выступающий в роли Бога), то нагота «прекрасной пары» вполне логична, и уж никак не вульгарна или вызывающа. К тому же, Адам и Ева не стыдились своей наготы до изгнания из рая, ведь они, как и маленькие дети, просто не замечали ее.

Но некоторые родители и учителя посчитали, что такая иллюстрация является непристойной и потому неприемлемой для ребенка. Как и многие другие книги Эрика Карла, «Нарисуй мне звезду» адресована младшим школьниками и дошкольникам. Разве можно показывать голых людей семилетнему ребенку? Кто знает, что с ним может случиться после такой травмы! Одна мама в своем блоге предупреждает: «Эта картинка идет сразу после страницы с солнцем. Закрывайте эту картинку бумажкой!» «Нарисуй мне звезду» не просто внесена в список потенциально опасных книг, но и запрещена (то есть изъята из школьных библиотек) в некоторых районах Техаса. Как сказал мне директор одной школьной библиотеки: «Полного фронтального вида лучше не надо».

«Draw Me a Star» Carle Eric               Адам и Ева Эрика Карла

Так как демократия подразумевает, что голос каждого среднего американца является значимым, любой человек может пожаловаться на ту или иную книгу в какие-нибудь высокие инстанции. Если данная книга выходит за рамки всякого приличия, она даже может быть официально признана «непристойной» или «порнографической» (что произошло, например, с книгой Генри Миллера «Тропик Рака» аж в 1934 году). Судебная процедура для этого существует до сих пор. Но это уже крайний случай.

Обычно же частные граждане высказывают свой протест иначе.

Если ваш ребенок взял в библиотеке книгу «Гарри Поттер и философский камень», которую вы считаете пропагандой оккультизма и непослушания, вы имеете право пожаловаться. Работники городской библиотеки могут оспорить вашу позицию. Они могут связаться, например, с Образовательным центром детских книг, где будет собран подробный файл с информацией о данной книге. В это «дело» будут входить: профессиональные рецензии, сведения о литературных наградах, статьи о книге, информация об авторе и т.д. Такой поток информации должен если не убедить родителя в безопасности книги, то хотя бы объяснить, почему книги о Гарри Поттере читают дети во всем мире, или почему «Нарисуй мне звезду» Эрика Карла не является опасной. Но если сами работники библиотеки разделяют взгляды родителей, то, скорее всего, никакие статьи и рецензии их не убедят и доступа в школьной или городской библиотеке к этой книге не будет.

The Adventures of SuperdiaperbabyСуществует также процедура исключения книги из школьной библиотеки: родители должны объяснить, почему эта книга кажется им вредной, и заполнить разные анкеты. Книга вместе с жалобой отправляется на рассмотрение специально собираемого комитета, куда входят родители, учителя и иногда еще методисты. В итоге, как это всегда и бывает с цензурой, решение, конечно, остается субъективным и сводится к тому, считает ли эта конкретная группа людей, что чтение книги о приключениях грудного ребенка в подгузниках может навредить ребенку. Это, кстати, вполне серьезно. В списке запрещенных книг за 2011-2012 год, опубликованном Американской ассоциацией библиотек, можно встретить и такое: книга Дэва Пилки «Приключения супермалыша в подгузнике» («The Adventures of Super Diaper Baby”) запрещена в одном районе Техаса из-за содержащегося в ней выражения «poo-poo-head», то есть из-за слова «какашки», – потому как сквернословить нельзя.

Книга «Танго танцуют трое» о жизни двух однополых пингвинов в зоопарке Нью-Йорка запрещена в 8 школах штата Висконсин. В Миннесоте, после неудачной попытки запретить «Танго танцуют трое», родители и учителя нашли компромисс: дети могут выбирать книги в школьной библиотеке только в присутствии одного из родителей. Книга Дори Батлер «У моей мамы будет ребенок», в которой маленькая девочка Элизабет, ожидающая рождения сестры, получает детальный ответ на вопрос «откуда берутся дети», запрещена в нескольких школах Техаса. Даже знаменитая повесть Артура Конан Дойля «Красным по белому» (в другом переводе «Этюд в багровых тонах») исключена из списка для чтения в шестом классе, так как представляет религию мормонов не в самом позитивном свете. В штате Вирджиния одна мама пожаловалась на присутствие гомосексуализма и секса в «Дневнике Анны Франк», что привело к решению комитета не задавать эту книгу в школе. Такое решение вызвало волну протестов, и в итоге книгу оставили в списке англоязычной литературы, но перенесли в списки для старших классов.

My mom is having a baby        My mom is having a baby

Есть даже «вечные» опасные книги. Считающаяся в России классикой «Над пропастью во ржи» Джерома Сэлинджера периодически оказывается в таких списках запретных книг из-за непослушания главного героя, его попыток подорвать авторитет взрослых и даже (какой кошмар!) из-за некоторых сексуальных намеков. Книгу Курта Воннегута «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей» не раз пытались запретить из-за присутствия сквернословия, насилия и непристойности. «Том Сойер» с его ну просто отвратительным поведением и постоянным непослушанием также периодически оспаривается. Но самой опасной считается детская научная-популярная литература, особенно книги о происхождении мира, о половом развитии, книги для подростков о сексе, доступно и не вульгарно объясняющие, что детей не находят в капусте. В некоторых штатах юга Америки подростки, на которых эти книги рассчитаны, не могут взять их в библиотеке до 18 лет, в то время как жениться можно (пусть и с письменного разрешения родителей) с 16-17 лет. Сексуальное образование, значит, они получают из практики. Или по интернету.

***
Пока я изучала материал о запретных книгах, стало очевидно, насколько мы все одинаковы, и не важно, на каком языке мы говорим или на каком континенте живем: мы все одинаково волнуемся за наших детей и хотим, чтобы они выросли счастливыми, здоровыми, умными, добрыми, самыми лучшими во всех отношениях. Многие из нас не хотят, чтобы у наших детей было неверное представление о сексе, потому что «это» должно происходить только по любви и только после свадьбы. Некоторые не хотят, чтобы кто-то говорил детям, что Бога нет или что вселенная не была создана за 7 дней, как написано в Ветхом Завете, так как это будет противоречить знаниям, полученным детьми в воскресной школе. Есть немало родителей, которые не хотят, чтобы дети читали о гомосексуализме – вдруг они заразятся и станут такими же? И еще детям не надо смотреть на голых людей Эрика Карла, потому что…

Тут, если честно, я теряюсь. Дело ведь в том, что невозможно заразиться гомосексуализмом, прочитав о нем. А прочитав в деталях, как девушка становится беременной, та же девушка или молодой человек еще сто раз подумают, прежде чем «делать это», или хотя бы зададутся вопросом, как избежать последствий «этого».

На мой взгляд, цензура на детские книги вызвана неумением адекватно воспринимать противоположный взгляд на жизнь. Любое иное мировоззрение или состояние носителями такого «цензурирующего сознания» будет восприниматься в штыки. Но так дети не научатся спокойно выслушивать мнение другого и обсуждать сложные проблемы. Запрещать что-то читать – это значит учить нетерпению. Значит прививать мысль, что есть только одна правильная позиция. И эта единственно верная позиция должна быть продиктована сверху. А думать самостоятельно – необязательно. Ведь можно прочитать одну из версий происхождения вселенной и не согласиться с ней. Принять к сведению, но не к сердцу. А можно запретить или сжечь такую книгу. Цензура на детскую литературу поднимает один главный вопрос: какое поколение мы хотим вырастить? Насколько эффективна цензура в том, чтобы помочь нам вырастить поколение людей думающих и способных на диалог?

Мария Бостон, штат Висконсин, США

Понравилось! 0
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.