Птицы, карпы, деревья и кисти. От Брейгеля до Хокусая
15 ноября 2023 1161

Любое изображение для ребенка – это всегда история, рассказ, повествование. Рассматривая картинки в детской книжке или картины на стенах музейных залов, ребенок пытается мысленно установить связь между персонажами, объяснить их действия и те эмоции, которые он видит на картине и испытывает сам. Рассматривая «Охотников на снегу», ребенок видит вовсе не то, что взрослый. Он понятия не имеет, что перед ним великое произведение искусства, шедевр Питера Брейгеля. Весь его интерес сосредоточен на сюжете: что я вижу? Что здесь происходит? Где и когда это происходит? Именно в этой логике выстроена серия «P. Art. Истории, вдохновленные шедеврами», запущенная издательством «Поляндрия» в 2022 году.

Еще в 1983 году психолог Абигайль Хаузен (Abigail Housen) защитила в Гарварде диссертацию, в которой на основе многочисленных исследований и экспериментов выделила несколько стадий эстетического развития. Эти стадии связаны возрастом, жизненным опытом, «насмотренностью» глаза, степенью знакомства с искусством. На каждой стадии у человека существует свой особый, даже специфический способ извлечения смысла из произведения. В течение жизни человек может двигаться с одной стадии на другую, но при этом начнет в любом случае с первой и может подолгу оставаться на каждой из них (и вообще не двинуться дальше первой).

Дети находятся на первой стадии, которая называется «стадия рассказчика». У зрителя отсутствует опыт взаимодействия с изобразительным искусством, поэтому изображение воспринимается как часть действительной жизни, как её продолжение. Поэтому дети-зрители описывают, что изображено на картине, рассказывают истории, вплетают в рассказ свои собственные ощущения, воспоминания и личные ассоциации – кстати, именно поэтому эти истории могут быть непонятны другим. Их суждения основываются на том, что им нравится или не нравится в реальной жизни. Эмоции окрашивают комментарии таким образом, как будто зрители входят в картину и становятся частью разворачивающегося повествования. Их внимание привлекают цвет и сюжет произведения искусства. Материалы о теории А. Хаузен и основанной на ней методике эстетического развития детей “Visual Thinking Strategy”, которая в российской педагогике получила название «Образ и мысль», можно найти в интернете в свободном доступе.

Коротко о других стадиях. Вторая стадия называется «конструктивная»: зритель требует от картины фотографической точности, копирования «реальности». Он оценивает произведения искусства по принципу «так не бывает». Любое искажение реальности (например, в картинах модернистов ХХ века) вызывает у такого зрителя отторжения, потому что «совсем не похоже на настоящее». Третья стадия «классифицирование»: качество картины определяется именем автора или принадлежностью к определенному стилю или направлению в искусстве. Четвертая стадия – «интерпретация»: зритель воспринимает картину интуитивно, высказывает субъективное мнение. Пятая – «рекреативная»: предполагает анализ картины с различных точек зрения, нахождение в ней множества разноречивых смыслов.

Каждая из книг серии «P. Art. Истории, вдохновленные шедеврами» (пока их 4) посвящена одной картине – правда, если у читателя нет высшего образования и способности узнавать картины по деталям, то он только в самом конце книги узнает, о какой же картине идет речь. Книги созданы разными авторами, разными иллюстраторами, в разных стилях. И рассказывают они очень разные истории. Объединяет их лишь одно: потянув за одну из «визуальных нитей», автор-рассказчик придумывает связную историю, в центре которой обычно находится ребенок.

Так, в книге «Птица зимой» француженки Элен Керилис толчком для сочинения рассказа стала птица на полотне Брейгеля «Охотники на снегу» – ее нашла и отогрела дочка трактирщика Майкен (изображена ли она на картине, каждый читатель-зритель может решать самостоятельно).

Ptica zimoi_illustr

В другой книге, «Большая волна», Вероник Массено рассказывает легенду о мальчике, найденном в море – толчком для истории послужило крошечное изображение человека в лодке на гравюре Хокусая «Волна». В этой истории появляется и праздник карпов, и дракон, а сам текст стилизован под японскую литературу.

Bolshaya volna_illustr

Третья книга, «Хранитель дерева» Мириам Уэссад, строится вокруг волшебной фруктовой косточки, которую получает от колдуньи мальчик Джалиль. (В основе этой истории – мозаика Густава Климта.)

Khranitel dereva_illustr

А четвертая, «Кисти Фриды» Вероник Массено, посвящена отношениям черных обезьянок с прикованной к кровати художницей Фридой (Кало).

Kisty dla Fridy

Каждая из четырех книг строится на захватывающем сюжете, а визуальный ряд книг стилистически близок к той или иной знаменитой картине. В полном соответствии с теорией А. Хаузен ребенок, который читает эту книгу и смотрит иллюстрации, проживает первую стадию своего эстетического развития – он учится видеть и осмыслять увиденное. Очень важно, чтобы в этом процессе рядом с ним был взрослый – тот кто может задавать вопросы и вместе искать на них ответы на иллюстрациях и в текстах. И тогда появляется немало шансов, что начинающий зритель превратится в опытного и насмотренного посетителя музеев, квалифицированного читателя – и просто образованного человека, способного отличить стиль японской гравюры от европейского модерна.

Анна Рапопорт

_______________________________

Книиг серии «P. Art. Истории, вдохновленные шедеврами»:

Птица зимой »
Большая волна »
Хранитель дерева »
Кисти для Фриды »

 

 

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.