Писатели у новогодней елки. Часть вторая
14 декабря 2022 1863

В преддверии Нового года мы обратились к некоторым писателям с просьбой ответить на три вопроса:

1. Как вы в детстве относились к Новому году?

2. Существовала ли тогда книга, которая ассоциировалась у вас с Новым годом?

3. Есть ли среди ваших собственных книг такая, которую можно считать новогодней историей? Если – да, то почему?

Вот что ответили
Нина Дашевская, Елена Литвяк, Лада Кутузова, Светлана Лаврова, Наталья Волкова, Станислав Востоков, Мария Ботева, Юлия Кузнецова, Дарья Герасимова и Татьяна Рик.

Dashevskaya Nina
Нина Дашевская

1. Я очень любила Новый год – наверное, как и все. Мне нравилось украшать елку. У всех елочных игрушек (даже у шаров) были свои имена. Нравилось доставить из-под елки подарки. Нравилось, что можно не спать ночью.

2. Какую-то особенную новогоднюю книгу не вспомню. Перечитывать я не люблю, и ничего специально под Новый год не перечитывала.

3. Среди моих собственных книг как новогодняя (или рождественская) история заявлена книга «Зимний мастер». А еще есть подростковые повести «Тимофей/блокнот, Ира/скетчбук». Это история про подростков, которые уже переросли детское ожидание чуда, но еще не доросли до взрослого понимания чуда. И есть небольшой новогодний рассказ «Заяц в гетрах». Для меня важно, что этот текст привязан именно к этому году – 2022.

Зимний мастер »
Тимофей: блокнот. Ирка: скетчбук »

1

Litvak Elena
Елена Литвяк

1. Да, Новый год я ждала, наверное, как и все дети, – с абсолютным трепетом и восторгом. С ожиданием непременного чуда. Особенно в раннем детстве, когда родители для тебя ‒ всемогущие волшебники и, к тому же, ты несомненно веришь в Деда Мороза. Потом, конечно, наступил жестокий кризис, оказалось, никакого Деда Мороза нет. Но очарование Нового года тогда поблекло лишь отчасти. Лет в девять нас с братом уже не отправляли спать в новогоднюю ночь, а позволяли побыть со взрослыми. И в этом тоже было свое какое-то волшебство и тайна. Мир в этот вечер выглядел по-другому. Наверное, именно тогда у меня появилось острое чувство времени, которое мне казалось бесконечно интересно. Может быть, именно поэтому я в итоге и стала историком. Ухватить ускользающее время за хвост, ощутить границу между настоящим, прошлым и будущим, между одним этапом жизни и другим… Но, разумеется, мне никогда не удавалось дождаться полуночи, я засыпала раньше.

2. Самая новогодняя книга в доме моего детства – это толстый том сказок Андерсена с замечательными картинками. Сначала мне их читала мама, а потом и я сама. Причем этот новогодний ореол волшебства, бесконечной любви и счастья окутывал все сказки Андерсена, а не только, например, «тематическую» «Снежную королеву». Они все для меня навсегда остались пахнущими мандаринами и шоколадками. И болезнью, увы, потому что именно в новогодние каникулы я обычно долго болела. И особенно много читала в это время. Часто по следам чтения я что-нибудь мастерила, однажды построила из картона тот самый дворец с лебедями и озером-зеркалом, который описывается в «Стойком оловянном солдатике».

Большая книга лучших сказок Г. Х. Андерсена »

3. Специально «новогоднюю» книгу я еще пока не написала, но, если продолжить аналогию со сказками Андерсена, да, есть такая книжка. Она совсем не зимняя, хотя и называется «Белый-белый снег», действие в ней происходит в конце лета. Но ощущение уюта, любви и надежды на то, что в итоге все равно все страшное закончится, с которыми всегда ассоциируется Новый год, там есть. Это моя самая первая сказка, которую я сочинила, когда у нас родился третий малыш. Новая жизнь, новый год, новая радость.

1

Lavrova Svetlana
Светлана Лаврова

1. В детстве я относилась к Новому году как все. Ждала чуда, хотя понимала, что чуда не будет. Ждала подарков. Ждала каникул. 1 января всегда было чуть грустно: чудо не свершилось, да еще и объелась салатом оливье и бабушкиным наполеоном.

2. Не помню, чтобы какая-то книга ассоциировалась с Новым годом, кроме «Щелкунчика» Гофмана.

3. У меня Новый год описывается во многих книгах: «Год дракона Потапова», «Кто украл дракона», «Обезьяна из 5 А», «Год Змеи», «Фея на пенсии», еще где-то. Но это не новогодние истории. Новогодний праздник там просто эпизод, иногда кульминация, иногда финал.

Год дракона »
Год змеи »
Кто украл дракона? »

1

Kutuzova Lada
Лада Кутузова

1. В детстве я обожала Новый год. Да и сейчас Новый год – любимый праздник. Почему-то от него ждешь волшебства и надеешься, что желания исполнятся – хотя бывает по-разному. Да и будущий год не всегда бывает лучше предыдущего. Но ощущение чуда всегда сопровождает этот праздник вместе с мандаринами.

2. Книга, которая ассоциировалась с Новым годом, – «Планета новогодних елок» Джанни Родари. На этой планете каждый день новогодний. Там нет места злу и печали, и можно проводить время, как вздумается. Прочитав эту книгу, я села за написание собственного потенциального бестселлера, но величие замысла пало перед отсутствием фантазии, и писание книг пришлось на время отложить.

3. У меня есть новогодняя сказка «Честное-снежное!». Она вошла в сборник «Загадай желание». Есть две новогодние истории в сказочной повести «Мусины бусы». Но что из моих книг стоило бы почитать в январские праздники, так это повесть «Птица несчастья» (она выходила и под другим названием – «Гиблые воды Заручья»). Это книга о чуде, которое мы делаем своими руками, о страхах и сомнениях, которые нам приходится преодолевать. О том, что героями не рождаются – ими становятся вынужденно. И о том, что иногда человеку приходится делать трудный выбор.

Загадай желание »
Гиблые воды Заручья »

1

Volkova Nataliya
Наталия Волкова

1. В детстве у меня было два любимых праздника – Новый год и день рождения. Они как бы делили год на две половинки: летом – день рождения, зимой – Новый год. Я никогда не писала писем деду Морозу, ничего у него не просила, мне просто нравилась атмосфера: доставать с антресолей картонные коробки с игрушками, завернутыми в газету, шуршать упаковочной бумагой, рассматривать игрушки, дошедшие до меня из маминого и папиного детства, покупать в универмаге новые игрушки на елку. Я и сейчас, наряжая елку, помню историю каждой стеклянной собачки и чайничка, за ними – целая жизнь.

2. Наверное, самая новогодняя книга для меня – «Дом с волшебными окнами» Эсфирь Эмден. И еще «Щелкунчик и мышиный король» Гофмана, конечно. Может, сыграло роль и то, что обе книги – родительские, старые, читанные ими еще в детстве. Когда я их читала, то переносилась не только в сказочный мир, созданный писателем, но и в детство своих родителей, представляла, как они точно так же сидят и читают эту книгу под елочкой.

Щелкунчик и мышиный король »
Дом с волшебными окнами »

3. Среди моих книг самая новогодняя – это, наверное, «Картина в папиной мастерской». Там все происходит на Новый год: оживают картины, нарисованные мамой мальчика. Это довольно страшная история о том, как много лет назад в одной из маминых картин появился злой колдун и затащил маму в картину. А Ромка, главный герой, отправляется на ее поиски внутрь картины. Только ему надо успеть спасти маму, пока часы отсчитывают 12 ударов.

1

Boteva Mariya
Мария Ботева

1. Как я относилась к Новому году, я не очень помню. Мы ходили в гости к родственникам, и это был хороший повод встретиться со всеми своими братьями и сестрами, их у меня много. Ну и, конечно, нравилось, что дарят подарки, нравилось делать украшения для домашней елки, мы всегда ее ставили.

2. Книги, которая бы ассоциировалась с Новым годом, у меня не было. И сейчас тоже нет.

3. Своей новогодней истории у меня нет тоже. Есть взрослый рассказ, который я считаю пасхальным, но это же совсем другое дело.

1

Vostokov Stanislav
Станислав Востоков

1. К Новому году я относился как ко времени, когда может произойти чудо. И чудеса иногда случались, когда мама дарила невесть где добытые дефицитные в советскую пору игрушки. Мы жили очень скромно, мама воспитывала нас сестрой одна, и такие подарки воспринимались действительно, как чудо!

2. Самой новогодней книгой, наверное, для меня был «Щелкунчик и мышиный король» Гофмана.

Щелкунчик и Мышиный Король »
Щелкунчик и мышиный король »
Щелкунчик и мышиный король »

3. А два года назад у меня действительно появилась новогодняя история ‒ «Новогоднее чудо, или Морозов Ха. Ха». Она про старика с отвратительным характером, жадину и хулигана, который в результате ошибки чиновников был приглашен на роль главного Деда Мороза в Великий Устюг. Он принялся было строить козни и совершать пакости детям всей страны, но потом с ним случилось нечто, как следует его встряхнувшее, после чего он сделался более или менее приличным человеком и даже совершил Великодушный поступок, которого от него никто не ждал.

Новогоднее чудо, или Морозов Ха. Ха. »

1

Kuznecova Juliya
Юлия Кузнецова

1. Я верила в Деда Мороза до 13 лет. Моя мама создавала эту сказку для нас с сестрой Алиной каждый год: то в дверь звонили, открываем, а там огромный красный мешок; то незнакомый мужской голос сообщал по телефону, где искать подарки; то мы получали телеграмму от Деда Мороза. Мама обожала делать для нас квесты. Когда у нее на работе появился цветной принтер, мы получали целые пачки загадок, и всей семьей носились по квартире в поисках подарков. А еще у нас была традиция, которой придерживаемся и мы с моими детьми. После того, как куранты пробьют двенадцать, мы гасим свет в большой комнате, открываем балкон и прячемся в детской. Ждем. Обычно кто-то из взрослых кричит, глядя в окно: «Вон! Вон! Вижу ‒ сани летят!» После этого папа идет закрывать балкон (детям нельзя! Холодно ведь!). Все забегают в комнату и обнаруживают под елкой подарки.

2. Новогодней книгой я считала «День рождения» Лидии Некрасовой. До сих пор помню наизусть первые строки: «Мака ждала елку, и елка приехала к ней у мамы на плечах». На самом деле, это непростая и временами очень грустная повесть, действие которой начинается зимой 1916 года, ‒ о девочке, потерявшей маму и столкнувшейся со страшными трудностями. Но я в детстве любила такие книги и перечитывала «День рождения2 много-много раз, особенно зимой.

3. Новогодняя история случается в моей книге «Первая работа». Маша Молочникова и ее папа идут за фейерверками и встречают Машиного одноклассника Ромку. Папа с Ромкой быстро находят общие темы, а Маша смешно сердится на них. А в следующем эпизоде царит новогодняя атмосфера, пахнет огурцами, готовят оливье.

Первая работа. Книга I »

А вот прицельно Новый год я описала в новой книге про Варю и Олю (зимней), она сейчас готовится к выходу в издательстве «Пять четвертей». Там я уже подробно представила празднование со всей подготовкой и спорами: бабушка нервничает, что не успеет все испечь, дедушка балагурит… Кстати, Варя и Оля тоже прячутся в маленькой комнате в ожидании Деда Мороза – как моя семья в моем детстве и сейчас.

1

Gerasimova Darya
Дарья Герасимова

1. Я относились к Новому году как все дети. Это была сказка, праздник. Волшебство начиналось с того момента, когда папа приносил елку и с антресолей доставали огромный чемодан со старинными игрушками и стеклянными шарами, завернутыми в газеты полувековой давности. Я не знаю, каким чудом в семье сохранилось несколько довоенных и дореволюционных игрушек. Некоторые были покупные, некоторые были самодельные, их делала моя прабабушка. Все эти игрушки мы с сестрой аккуратно устраивали на новой елке. Развешивали шары, стеклянные гирлянды и звезды.

Родители любили шумные праздники, поэтому на Новый год могла прийти толпа их друзей, с детьми, гитарами, хлопушками. Все веселились, пели и хохотали всю ночь. И иногда, утром нового года, надо было пробираться к елке за подарком, перешагивая через спящих на полу людей, так как квартира была небольшая и всем собравшимся мест на кроватях не хватало.

2. Наверное у меня было две таких книги, которые тогда ассоциировались с Новым годом: «Путешествие “Голубой стрелы”» Джанни Родари и «Лев, колдунья и платяной шкаф» Клайва Льюиса. Первую книгу нам с сестрой читала мама. И меня на всю жизнь потрясло, что в Новый год может случаться не только веселое и светлое, связанное с жизнью, но и смерть тоже может случаться.

Вторую книгу нам читала бабушка, когда мы приезжали к ней на каникулы. Бабушка была актрисой, и ее чтение завораживало. Казалось, что всё, что происходит в книге, творится не где-то далеко-далеко, а здесь, рядом, за окном, только выгляни – и увидишь, как через двор бегут странные существа или проходит Аслан. В этой книге были иллюстрации братьев Траугот. И самая страшная колдунья моего детства была нарисована именно ими! Я была очень удивлена, почему так, когда рассматривала эти иллюстрации, став много старше, – всего несколько мазков, пара линий – и всё! Весь остальной страх на этой основе достраивало детское подсознание! Это просто удивительно, как мощно работает недосказанность в рисунке. Мне кажется, ни один суперреалистичный рисунок никогда не будет иметь такой силы воздействия как то, что добавляет в эти линии и пятна именно наше подсознание!

Лев, колдунья и платяной шкаф »
Путешествие Голубой Стрелы »

Своим детям я читала обе эти книги. И «Лев, колдунья и платяной шкаф» у них тоже была очень любимой. Читали и несколько раз вслух, и потом, став старше, они ее перечитывали сами. А еще у них была любимой «Рождественская песнь». Почему-то их очень завораживали духи, приходящие к человеку и показывающее разное.

3. В этом году я написала сказку про волшебную почту. Она называется «Почта открывается в полночь». Эта сказка выросла из некоторой игры. Когда мы решили в прошлом году собраться перед Новым годом с друзьями-писателями, то возникла идея, чтобы каждый из нас написал небольшую рождественскую историю, рассказ, и мы бы их почитали или просто обсудили все вместе. Я начала писать и к странице десятой поняла, что это не маленькая история и совсем не рассказ, а большая рождественская сказка. Не что-то заумное, правильное или с актуальными проблемами ‒ нет, просто тихая «ламповая история», которую можно за пару вечеров прочитать с ребенком. Сейчас сказка дописана и надо искать для нее издателя. Надеюсь, у меня это получится в следующем году!

1

Rik Tatyana
Татьяна Рик

1. В детстве я обожала Новый год: цветные лампочки, запах елки – волшебство! С антресолей доставали чемодан с игрушками, каждая завернута в газету, чтобы не разбилась…
Я и сейчас люблю Новый год: хочется чуда.

2. Помню, как сидела в комнате, освещенной елочной гирляндой, рисовала за своим детским голубым столиком и слушала пластинку «Рики-Тикки-Тави». И эта вроде бы не новогодняя книга ассоциируется у меня с Новым годом.

3. У меня есть сказки «Елочные жители» и «Бал для Вьюжки и Метельки». Первая выходила только в сборнике, вторая – нарядной серебристой книжкой.

Бал для Вьюжки и Метельки »

Если спросите, чего я всем желаю, то покоя, здоровья и мира.

Подготовили Марина Аромштам и Елизавета Прудовская
Окончание следует

Понравилось! 5
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.