Самуил Маршак «Волга и Вазуза»

Владимир Орлов «Первая дорожка»

Реки

На наших городских занятиях мы чаще всего обращаемся к поэтическим, а не прозаическим текстам. По той простой причине, что стихи обычно короче, чем рассказы и повести, а значит, их необязательно знать заранее и можно прочесть вслух прямо на занятии. «Речное» занятие мы тоже начинаем со стихов. И читаем их, устроившись на берегу Карповки – единственной петербургской реки, сохранившей естественные, негранитные берега.

Прежде чем приступить к чтению, я задаю детям очень важный вопрос, с которого всегда начинаю занятия: что вы видите вокруг? Этот банальнейший вопрос в буквальном смысле «открывает глаза» детям. Они взахлеб начинают перечислять (кстати, многое из того, что называют дети, взрослые ни за что не заметят без их подсказки): деревья, мухи, бабочки, катера, машины, трава, люки, бабочки, цветы, водоросли, дома… И, конечно, река.

Тут самое время перейти от наблюдений за окружающим миром к субъективным воспоминаниям детей. Я прошу каждого ребенка вспомнить, на берегах каких рек он бывал и чем те реки отличались от Карповки, которая сейчас течет перед нами. На занятиях обычно присутствуют 5-8 детей 6-9 лет. Их жизненный опыт к этому возрасту уже довольно велик. Они много путешествуют, и потому в нашем разговоре звучат Енисей и Волга, Амур и Луара, Москва, Охта, названия крошечных деревенских речек.

Мы говорим о том, какие разные бывают реки. И я читаю вслух замечательное, но никому из детей неизвестное стихотворение Самуила Маршака «Волга и Вазуза», созданное по мотивам русской сказки и одноименного рассказа Льва Толстого. К сожалению, я не нашла этот текст в современных сборниках, и потому пользуюсь изданием 1979 года. Я показываю детям эту книгу с трепетом, потому что настолько любила ее в детстве, что зачитала почти до дыр – она вся в «заплатках». И мои маленькие слушатели, судя по их поведению, испытывают какое-то особое почтение к этой тоненькой старой книжке, сохраняющей память о тех временах, когда их самих еще не было на свете. Они очень внимательно слушают сказку о реках-сестрах, реках-соперницах. И завороженно разглядывают великолепнейшие иллюстрации Арнольда Тамбовкина.

«Вот зима постлала им постели
Под широкой крышей ледяной.
Шубою накрыли их метели,
Белою одели пеленой. […]
Спорят реки Волга и Вазуза,
Спорят с Доном, Обью и Двиной,
Кто из них подымет больше груза,
Больше рыбы даст земле родной,
Кто прогонит летом больше сплава.
Всем советским рекам – честь и слава!»

Иллюстрации Арнольда Тамбовкина из книги «Волга и Вазуза»

Я принесла на занятие карты и фотографии самых разных рек, в том числе панорамную съемку места впадения Вазузы в Волгу. Показывая их детям, я все время повторяю один и тот же вопрос: «Что ты видишь?» И они сами, без подсказок взрослых, говорят о речных рукавах и притоках, истоках и устьях, выдвигают разные предположения о том, что такое «сплав», почему реки названы «советскими», как определить по карте, куда течет река.

Впадение Вазузы в Волгу

Затем мы переходим к реальным наблюдениям над Карповкой. Вазуза впадает в Волгу. А откуда и куда течет наша Карповка? Где ее исток и устье? Как узнать направление течения реки без карты (кстати, не все взрослые могут легко и быстро решить эту задачку)? Мы отправляемся в путь по берегам Карповки и внимательно наблюдаем, как она участвует в жизни города. Дети замечают и обсуждают всё: рыбаков, стоянку катеров, водителя, который зачерпнул ведро воды и моет автомобиль. Видят даже разноцветный поток воды, вытекающий прямо в реку из трубы возле больницы (тут же между детьми разгорается «экологический спор» о допустимости загрязнения, звучат отсылки к Чебурашке и Гене).

Орлов речкаПервое путешествие по берегам городской реки мы завершаем обсуждением увиденного и поискам ответов на вопрос «как люди используют реку?». Дети говорят о своих впечатлениях от Карповки, от рек, виденных ими ранее, от стихов Маршака. Выслушав их предложения, я читаю напоследок стихотворение Владимира Орлова «Заботливая речка»:

– Речка, реченька, река,
Ты пришла издалека.
Что ты делала в пути,
Прежде чем сюда прийти?

Речка рассказывает, как она поливала поля, поила стадо, качала рыб и корабли, крутила турбины; «целый город вечерком напоила я чайком…» Я предлагаю детям выбрать из этого «списка речных работ» те, которые сегодня выполняла наша маленькая Карповка.

Мосты

Поговорив о пользе рек, мы отправляемся выяснять, какие же неудобства причиняет городу река. Наше следующее путешествие посвящено Неве и начинается оно в Петропавловской крепости, у табличек с отметками уровней подъема воды. Отметки самых сильных наводнений расположены выше роста детей, и их рассматривание вызывает у ребят смешанные чувства – и удивление, и опаску, и даже страх. Оказывается, река может быть очень опасной!

Отметки уровня реки во время наводнения на Неве

Выйдя на пляж Петропавловской крепости, мы рассматриваем мосты. Нева тут очень широка, и я рассказываю ребятам, о том, как Петр запрещал строить мосты в Петербурге, мечтая сделать всех горожан мореплавателями. Предлагаю детям пофантазировать, как бы они перебирались с одного берега на другой без мостов. Предложений много: перелетать, ехать в метро, переплывать вплавь или на лодке… Но все-таки с мостами, конечно, лучше, соглашаются все. И я показываю им сборник стихов Александра Введенского, где опубликован цикл «На реке». Еще не читая стихов, я предлагаю им рассмотреть иллюстрации и самим догадаться, о чем тут речь. Я очень рада, что большинство ребят уже знают буквы, но пока не в состоянии прочесть текст (а от тех, кто умеет читать, я специально закрываю текст стихотворения листом чистой бумаги). Это позволяет им более непосредственно и выпукло «увидеть» картинку. Особенно бурное обсуждение вызывает вот эта иллюстрация:

Иллюстрация Юлии Богатовой к книге стихов Александра Введенского «Кто»

Что значит надпись «Варяг» на лодке? Почему такая огромная рыба? А куда идут коровы? Я принципиально не отвечаю на вопросы детей; мне кажется, ответы тут гораздо менее важны, чем сами вопросы. Да и не нужны им готовые ответы, они сами предлагают множество вариантов.

И лишь затем, сидя на песке и глядя на мосты и корабли, мы читаем стихотворение «Река»: «Над рекой, над берегами перекинулись мосты. Под мостами проплывают осторожные плоты…» Все стихотворение строится на противопоставлении «на мосту/под мостом», и я предлагаю детям продолжить эту игру. Вот, смотрите, под Биржевым мостом плывет «Метеор» в Петергоф: что видят его пассажиры, проплывая под мостом? А что видят пешеходы, которые смотрят на «Метеор» сверху? А водитель трамвая, едущего по мосту? Эта игра очень увлекает детей: они отыскивают точки для «наблюдения» на всех видимых мостах, фантазируют, что они видели бы вечером, ночью, зимой (это есть и в стихотворении Введенского). А заканчиваем мы занятие рисованием: каждый рисует тот мост, который ему больше всего понравился.

Иллюстрации Юлии Богатовой к книге стихов Александра Введенского «Кто»

Корабли

Говоря о реках, невозможно забыть про корабли. Особенно в Петербурге. Кораблями мы занимались несколько месяцев, посещая все петербургские корабли-музеи (их у нас четыре), учебные парусники, военно-морской музей, наблюдая за жизнью портов. А последнее занятие я посвящаю одной книге – «Балладе о маленьком буксире» Иосифа Бродского. Заранее договорившись с родителями, я покупаю нужное количество экземпляров, и каждый ребенок получает книгу в подарок. Поэтому, когда я начинаю читать вслух, у всех маленьких слушателей есть своя книга, и мы вместе листаем страницы. Мы находимся на набережной Шмидта, и перед нами расстилаются те самые пейзажи, которые изображены на иллюстрациях Игоря Олейникова. И даже проходящие перед нами корабли очень напоминают героев книги.

Иллюстрации Игоря Олейникова к книге Иосифа Бродского «Баллада о маленьком буксире»

В первый раз я читаю весь текст целиком, без остановок. А потом начинаются вопросы. Их у детей море. Мы внимательно разглядываем каждый разворот, перечитывая текст, обсуждая, что такое «античный герой», похожи ли подъемные краны на кружева, как перевести «бон суар, мон ами», «гутен абенд, камрад» и многое другое. Баллада Бродского так глубока, в ней столько философских смыслов, что обсудить и понять все за один раз невозможно. Тем более что каждый из ребят находит свой ответ на главный вопрос – почему буксир не уплывает за большими кораблями в прекрасные края, о которых он так мечтает? Девочки, Алина и Маша, согласны с тем объяснением, которое предложено в тексте: «Но я должен остаться там, где нужен другим». Конечно, говорят они, если он уплывет, кто же будет работать в порту? Лёня считает, что маленького буксира пугает большое море. Алеша убежден, что буксир стар и слаб, как дедушка, который все время хочет отправиться в поход, но сил у него уже нет…

1 Иллюстрации Игоря Олейникова к книге Иосифа Бродского «Баллада о маленьком буксире»

После чтения дети рисуют. Можно рисовать все что угодно на корабельную тему – буксир из стихотворения, корабль, который плывет сейчас по Неве, любой придуманный корабль. А потом каждый из ребят рассказывает о своем рисунке. Я хвалю все работы, а про себя отмечаю, насколько по-разному каждый из них видит реки, мосты и корабли.

Бытует мнение, что девочкам неинтересны технические темы. Мой опыт показывает, что это не так. Просто у девочек и мальчиков совсем разное восприятие (кстати, многие мои наблюдения подтверждают идеи, изложенные в прекрасной книге нейропсихологов Валентины Еремеевой и Тамары Хризман «Мальчики и девочки – два разных мира»). Если строить занятия с учетом этого факта, то мальчиков запросто можно увлечь куклами и принцессами, а девочек – шестеренками и грузовиками.

Рисунки четко демонстрируют эту разницу. Например, в рисунках девочек обязательно присутствуют люди и сами «художницы». И почти всегда изображения людей сопровождаются подписями или устным рассказом, если буквы пока неподвластны: «Это я стою на мосту», «Даша на корабле», «Тут гуляю я, Аня и мама с папой». Девичьи рисунки полны украшений: тут есть и флаги на кораблях, и узоры на решетках мостов, и, конечно, платья, шапки, сапожки и даже сумочки героинь. Мальчикам интересно совсем другое. На подписи у них никогда не хватает сил и времени. Зато они тщательно пересчитывают количество пролетов у моста, иллюминаторы и трубы у кораблей, воспроизводя все это на своих рисунках. Люди встречаются в исключительных случаях и видно, что рисуют их мальчики лишь при крайней необходимости. Зато все трамваи, автобусы, машины, которые проезжают по набережной, обязательно попадают и в поле их зрения, и на рисунок.

Я заранее попросила каждого ребенка сделать к этому занятию несколько корабликов. Активно подключились и родители, создав вместе с детьми целые флотилии из экологически чистых материалов (это было обязательным условием). И, закончив обсуждение рисунков, мы все вместе запускаем деревянные и бумажные кораблики в Неву, долго-долго провожая их. Они плывут рядом с буксирами, баржами, катерами, лодками, вдоль стенок круизных лайнеров. Переворачиваются и снова «встают».

…и тогда поплыву я
к прекрасному сну
мимо синих деревьев
в золотую страну,
из которой еще,
как преданья гласят,
ни один из буксиров
не вернулся назад.

«Занятие с Бродским» — последнее перед летними каникулами. Так дети попрощались с «пространством между небом и Невой», уезжая из города на лето. А осенью родители рассказывали мне, что многие из них не раз вспоминали свои кораблики, оказываясь на берегах Балтийского моря. Они придумывали истории о том, как кораблики выплывали из Невы в море. Мои сыновья тоже пытались найти свои крошечные кораблики, глядя на море из иллюминаторов огромных балтийских паромов. А Маша, купаясь в Финском заливе, даже как будто нашла один из наших кораблей…

Анна Рапопорт