Умеют ли ученые дружить?
6 апреля 2022 462

Эту книгу я выбрала для нашего чтения вслух по «тематическому принципу» ‒ очень уж мы с Алешей (11 лет) и Ваней (9) любим истории про детей, которые увлечены наукой, что-то такое мастерят, открывают и т.п. Поэтому с самого начала было ясно, что Пенни Роуз ‒ девочка, которая собирает роботов, ‒ вполне подходящий для нас герой. Более того, оказалось, что и вторая героиня книги тоже «ученый», только в другой области: Ларк увлекается орнитологией, очень много знает о птицах, заботится о них и умеет устанавливать с ними контакт. Описания занятий девочек, самих роботов, а также мастерской Пенни и орнитологических «приспособлений» Ларк действительно вдохновляют (после одной из глав Алешка пошел и собрал-таки звукозаписывающее устройство из набора юного техника, который ему подарили на день рождения много месяцев назад).

Но все-таки эта книга – не только про саму науку, но и про разные этические вопросы, которые иногда приходится решать ученому (да и просто человеку). Разумеется, никто не задает здесь эти вопросы впрямую – в этой книге практически нет отвлеченных рассуждений, она не просто динамична – она стремительна. И при этом очень эмоциональна – все радости, горести, победы и ошибки Пенни переданы настолько ярко, что мы по полной программе «пропустили» их через себя («Ну зачем? Зачем она это делает?» ‒ орал Ваня и стучал кулаком по дивану).

В сюжете есть немного волшебства (роботы по непонятной причине оживают, и научно это объяснить невозможно), но все-таки книга написана не как сказка. Это вполне реалистичный текст (причем каждая глава филигранно обрывается на самом интересном месте), в котором Пенни Роуз поэтапно решает разные важные для нее психологические и нравственные задачи.

Например, как подружиться с девочкой, которая тебе очень нравится, но не хочет с тобой общаться (осложняющий момент: ты не очень-то хорошо умеешь устанавливать контакт)? Алеша, у которого тоже не очень складывается общение с ровесниками, слушал эти главы особенно внимательно – и больше всего ему понравилась привычка Пенни заранее, в особой тетрадке, прорабатывать все возможные темы для разговора (правда, на практике этот метод не всегда работает, и такой «сбой» ‒ одно из самых смешных мест книги).

И вот Пенни и Ларк наконец подружились. Но в жизни Пенни возникает следующая «ситуация выбора». Роботы ожили – и Ларк, привыкшая заботиться о своих птицах, сразу предлагает Пенни принять решение (и подписать договор-обещание), что они никогда никому не покажут роботов, потому что иначе роботам может грозить опасность («Дело в том, что, если о них кто-то узнает, люди захотят их изучить и разобрать на запчасти… Ты что, хочешь, чтобы их разобрали незнакомцы?»). Ларк ‒ подруга, о которой Пенни так давно мечтала, и Пенни принимает ее предложение обеспечить «защиту» роботов. Но в душе у нее сразу же начинают копошиться сомнения.

«Ларк расписалась и поставила дату, а затем подтолкнула блокнот к Пенни Роуз для подписи.
Пенни Роуз замешкалась. Хранить роботов в тайне до смерти казалось ужасно громадным обещанием. Вдруг ее роботы могут помочь слепым или создать силовой щит, чтобы вши не запрыгивали на детские головы?
Или кое-кому – попасть в кое-какой тайный научный клуб?»

Пенни Роуз мечтает стать членом Тайного Научного общества. Сначала она мало о нем знает, но постепенно выясняет, что оно основано уже несколько поколений назад, имеет свою историю, а сейчас в него входят очень интересные и увлеченные наукой ребята из ее школы. Членство в клубе – это некий «статус», и внешний, и внутренний (здесь целое научное сообщество, тут все «по-серьезному», и сами девочки, входящие в этот клуб, популярны в школе, в отличие от Ларк и самой Пенни Роуз).

Что для нее важнее – ответственность за живое существо, желание уберечь его от опасности или стремление принести пользу науке? Мы с мальчишками не пытались дать ответ, но пытались хотя бы осмыслить те вопросы, которые решает Пенни. И разобраться, какой вопрос для нее оказывается самым главным. «Вот не пойму, – рассуждал вслух Алеша, – она о науке переживает? Или все-таки о своем месте в науке?» Мы сразу вспомнили мальчика Фреда из книги «Исследователь», который сначала собирался рассказать людям о заброшенном городе в джунглях, аргументируя это тем, что люди имеют право о нем знать, но втайне мечтая о том, что именно о нем, Фреде, напечатают в газете, и отец наконец-то будет им гордиться.

Чтобы стать членом Тайного Научного общества, Пенни должна пройти ряд испытаний, и одно из них – сфотографировать свое научное изобретение.

Это – самый важный момент выбора. Никто кроме самой Пенни (и ее подруги Ларк, не имеющей отношения к ТНО) к этому моменту не знает, что ее главное изобретение – это роботы. То есть, в принципе, она может сфотографировать и что-то другое. Но Пенни понимает, что ее роботы впечатляют. Она не сомневается, что если она сфотографирует именно их, то ее примут в тайное общество. Однако она обещала Ларк… и она боится за роботов… но на другой чаше весов – тайное общество… и это же всего лишь фотография… («Я бы никогда!» – горячится Ваня и снова лупит ни в чем не повинный диван. Когда-нибудь мы с ним обязательно поговорим о том, что очень просто «поступать» правильно в теории и на чужом месте, наблюдая как зритель чужую историю, и очень трудно понять, как правильно поступить, когда тебя самого одолевают противоречивые чувства и желания… – но сейчас Ваня среагировал именно так, как запланировала автор, так что отложим нравоучительную беседу.)

Пенни делает фотографию роботов, и за этим вполне предсказуемо следует еще одно испытание – члены Тайного общества требуют принести роботов, чтобы убедиться в их реальности. Пенни пытается сохранить в тайне, что роботы живые, но один из членов общества, мальчик Джереми, шпионит за ней, видит, как роботы в ее отсутствие «живут своей жизнью», и крадет их, чтобы разобрать и понять, что их «оживляет». Это жесткая «научная» конкуренция в самом отвратительном ее проявлении, поскольку Джереми тоже собирает роботов и уже неоднократно пытался подчеркнуть свое превосходство над изобретательницей Пенни: «‒ Так ты достаешь детали для роботов, чего, на помойке? – Типа того, – сказала Пенни Роуз. – Я использую штуковины, которые нахожу на земле. – Я покупаю все детали в Научном магазине. Его владелец сказал, что ни разу не видел, чтобы ребенок моего возраста работал с такими продвинутыми материалами. Я сомневаюсь, что ты справишься с таким». А теперь Джереми, собственно говоря, пытается украсть научное открытие Пенни – стащив роботов, он их «пытает», стараясь понять, как Пенни оживила роботов. В результате один робот перестает быть живым. Вообще.

‒ Ох я бы его поколотил! – злится Ваня (доживет ли наш бедный диван до конца этой истории…). Делаем паузу и пытаемся разобраться, только ли Джереми виноват в том, что роботы оказались в опасности. Мальчишки почти сразу находят «точку невозврата» – как только Пенни решила нарушить обещание, подписанное вместе с Ларк, она поставила жизнь роботов под угрозу.

…Параллельно с этой детективной историей похищения научного открытия в книге происходит настоящая драма – Пенни ссорится с Ларк, девочки «раздруживаются». Но действительно ли все ломается именно в тот момент, когда Пенни произносит обидные слова?

«‒ Это ты всегда очень странная! – вырвалось у Пенни Роуз. – Каждый божий день!
Ларк не сразу начала говорить.
‒ Ты думаешь, что я… странная? – спросила она дрогнувшим голосом.
‒ Ты даже не пытаешься быть нормальной, – сказала Пенни Роуз. – Носишься со своими странными подарками от птиц и все такое».

Или Пенни начала все ломать еще раньше?

‒ Да она постоянно врала Ларк. А совесть ее мучала, поэтому она с ней все меньше общалась и начала чудить, – ставит диагноз Ваня.

‒ А ведь она сама хотела дружить с Ларк, – добавляет Алеша. ‒ Добивалась ее дружбы. А теперь ее обидела, хотя Ларк такой и была с самого начала, и Пенни это знала.

Начинаем разбираться: почему раньше Пенни все нравилось в Ларк, а теперь не все?

У моих мальчишек нет собственного опыта «потери» друзей, поэтому эта тема не звучит для них остро. (Помню, как неожиданно горько рыдали две моих девочки-ученицы на книжном клубе над смешной и детской книжкой «Чужак в огороде» Свена Нурдквиста – именно потому что свое отрикошетило: «Петсон завел петуха и разлюбил Финдуса. У меня тоже подружка подружилась с новенькой в классе, и ей теперь со мной неинтересно…» – «А у меня было две подружки, и мы дружили втроем. А потом они стали секретничать вдвоем, и сказали, что я им не нужна-а…».)

Но, пусть и без собственного опыта «потерь», мы с мальчиками все-таки размышляем над тем, как изменилась Пенни, и постепенно понимаем, что она внутри выбирает между «крутыми» (хотя и милыми) девочками из Тайного общества и смешной, странной на их фоне Ларк.

‒ А все-таки она больше любит Ларк, – замечает Ваня. – Скучает без нее. Хоть и не может себя заставить прощения попросить… Вот если бы она хотя бы заплакала, то Ларк сразу бы ее простила.


Это очень непростая, драматичная, искренняя детская книга (лет на 10‒12, мне кажется, не старше). Поэтому все сюжетные линии заканчиваются хэппи эндом (хотя до последнего непонятно, оживет ли снова один из роботов, украденных Джереми). И даже невыносимо трудный для Пенни выбор между дружбой с Ларк и членством в Тайном обществе получает в конце возможность иного решения. Впрочем, справедливости ради скажем, что сначала Пенни все-таки выбрала Ларк. Другой вопрос – реально ли существовала эта необходимость выбрать кого-то одного? Или этот выбор возник только в голове самой Пенни? Этого я уже не обсуждала с мальчишками, посчитав, что мы с Кэролин Крими и так перегрузили их «психолого-этическими» размышлениями. Такой вот неожиданно многослойной и серьезной оказалась простая на первый взгляд книжка про девочку, которая собирает роботов…

Евдокия Варакина

Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.