Рычим, как Леон
12 февраля 2013 1516

Пока мы шли в библиотеку, моя младшая дочь успела побыть кошкой, собакой и зайчиком. А первая же маленькая слушательница «Почитайки» вошла в дверь, мяукая. Ну как будто специально! Ведь ожидающая нас книжка «Леон рычит» – именно о бесконечных игровых перевоплощениях детей трех-пяти лет.

Обычно к нам приходят старшие дошкольники или 7–8-летние. Но сегодня мы пригласили малышей – и вот они сидят передо мной, болтают ножками, ждут. Пробую, как обычно, сначала побеседовать, оттолкнувшись от обложки и названия книги. Что мы видим? Нарисован мальчик, который, судя по всему, и рычит. А бывает ли так, что кто-нибудь из моих гостей издает такие же звуки, как животные? Выясняется, что мяукают многие (и, видимо, частенько), а лаять, ржать или рычать в обычной жизни никому не приходит в голову.

Разговор с маленьким ребенком может пойти в любую сторону – одно цепляет за собой другое, и вот уже вам вываливают кучу подробностей, непонятно к чему. Одна маленькая девочка вдруг заявляет: «А у меня есть маска тигла!» Я соглашаюсь, что в тигриной маске, конечно, можно и порычать. Вирус свободных ассоциаций пошел по зрителям, они начинают перескакивать с тигра на все остальное и делятся наболевшим или актуальным. Маленький мальчик, когда до него доходит очередь, гордо сообщает: «А знаете, мне уже четыле!» – у него недавно был день рождения. Снова удача! Ведь наш сегодняшний герой – как раз именинник. Вот только в гости к нему пришли одни взрослые, и вышло скучно. Но продолжить историю про Леона мне удалось только после того, как каждый рассказал, что уж у него/нее-то на дне рождения всегда весело.

И вот перед нами, наконец, первый книжный разворот с уставшим малышом перед тарелкой с одной свечкой, на заднем плане – большие темные фигуры взрослых. Дети сочувственно затихают. Но Леон не грустит, - он злится, и страница за страницей мы вместе со слушателями начинаем проживать с ним этот непростой вечер.

Иллюстрация Риске Лемменса к книге «Леон рычит»

Вот Леон стал драконом – и дети тоже хмурят брови, выставляют скрюченные пальчики: «Ыыыы!» На мой вопрос, кто может победить дракона, сразу отвечают: рыцарь. (Интересно, что не «герой» или «богатырь». Почему? Влияние западных мультфильмов? Или «богатырь» возник бы, назови я чудище змеем?..)

Читая дальше, я попутно достаю крышку от кастрюли и щетку – дети смеются, а потом удивляются сходству с иллюстрацией: книжная мама успокаивает своего дракончика, размахивая щеткой-мечом и прикрывается крышкой-щитом.

1 Иллюстрация Риске Лемменса к книге «Леон рычит»

Но Леон уже стал слоном. Вместе с детьми пробуем изобразить хобот по картинке. Хм, похоже, книжный герой долго тренировался; по крайней мере, многим сложно повторить этот жест (вытянуть одну руку, обхватив ее снизу другой, и поймать ею собственный нос).

Так, страница за страницей, мы повторяем все перевоплощения Леона (дети) и его мамы (я). Книжка небольшая, но чтобы еще больше оживить чтение, я использую много реквизита. Это дополняет иллюстрации, которые я тоже показываю, и еще больше приближает историю мальчика к слушателям.

Дети угадывают каждый следующий шаг Мамы: если малыш стал львом – его предстоит усмирить дрессировщику. Вот только перевоплощение в летучую мышь вызывает затруднение. Намекаю: как вернуть маленького мальчика, а не летучую мышку? И очень неожиданным для детей оказывается простой человеческий способ – поговорить.

После того как закрыта последняя страница, мы еще раз, уже отложив книжку, проигрываем весь сюжет: девочки – за мам, мальчики – за Леона. Вот только получается скорее по принципу «семи нянек» – сыновей гораздо меньше, чем желающих их повоспитывать. Ну и что? Зато весело!

На зрительских местах все это время умиляются родители. И возможно, благодаря этой простой истории они запомнят, что следует делать с детьми, если те вдруг зарычат.

Мария Климова

Понравилось! 2
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.