Искусство на службе у человека, или Как научить ребенка ходить на горшок
11 февраля 2013 4073

Среди игрушек медвежонка Феди обнаруживается «странная» вещь. Она чем-то похожа на шапку – при желании ее можно нахлобучить на голову. И одновременно на пожарную машину – ведь она красная. Но друг медвежонка Феди Коала называет ее горшком и использует совсем для других целей. Вот это да! А Феде такое даже в голову не приходило. Но зато теперь, после «обмена опытом» с лучшим из друзей, Федя открывает для себя назначение горшка. И для читателей совершенно очевидно, что после этого открытия он поднимается на новую ступень развития. «Это лучший пример для вашего малыша», – сообщает издатель.

Книжка-картонка с прозаическим названием «Горшок для Феди», как бы странно это ни звучало, это настоящий информационный прорыв в литературе для малышей.

У нас до сих пор в книгах для детей раннего возраста доминировали курочки и цыплятки, зайчатки и котятки – дань «традиционному» увлечению детских писателей прошлого века фольклором и, соответственно, обращению к опыту крестьянской культуры. Поэтому и литература, созданная на основе фольклора, отражает традиционные для того быта ситуации – это, по преимуществу, укачивание, заговор от болезней и побуждение скорее встать на ножки. Конечно, книжная культура трансформирует фольклорные жанры под свои задачи, порой противоположные исходным. Что такое, например, колыбельные? Это заговаривание «на сон». Успешное воздействие колыбельной песни или приговорки на ребенка предполагает угасание его активности и отключение сознания. Но колыбельная «песенка» в качестве книжного текста – текста, который читает ребенку родитель и который еще и проиллюстрирован, требует от ребенка напряжения внимания: не засыпать он при этом должен, а слушать и запоминать. Да еще и смотреть на картинку – то есть проделывать серьезную интеллектуальную работу по сопоставлению видимого и слышимого.

Фольклор довольно долго питал детскую литературу. Собственно, в качестве книг для малышей раннего возраста предлагались почти исключительно обработанные и переработанные «народные» тексты, то, что называлось «материнским фольклором».

Но очевидно, что одних потешек сегодня уже не хватает. Сегодня маленькому ребенку нужны не только фонематические, но и смысловые книжки. Просто потому, что он несколько иначе теперь входит в книжную культуру.

При всех наших переживаниях по поводу заката книжной культуры невозможно отрицать совершенно новое явление, которое возникло относительно недавно, ближе к концу прошлого столетия: снижение возрастной планки в начальном периоде чтения. В XIX веке никому бы и в голову не пришло читать книжки малышу «горшечного» возраста. Поэтому и книжек для них не было. И в традициях советской литературы существовала четко обозначенная К. Чуковским возрастная граница для включения малыша в мир книг: «От двух…».

Современные продвинутые мамы открывают перед малышами книжку гораздо раньше и читают ему гораздо больше. А книжка сегодня воспринимается уже не просто как «ворота в мир прекрасного», но и как помощник в понимании и решении злободневных проблем. Поэтому возник совершенно новый пласт книг, жанр которых балансирует между художественным и познавательным. Не занимательно изложенный познавательных текст, а нечто совсем иное: мало текста, много иллюстраций. Текст предельно лаконичный. Все слова сказаны «в силу необходимости». А художественность, объем образов достраивается с помощью иллюстраций. В книге называется какая-нибудь типичная для детей определенного возраста проблема и рассказывается-показывается, как ее решил герой. Никаких прямых моральных оценок в таких книгах нет. Мы догадываемся о них по эмоциональному состоянию главного персонажа. Такой своеобразный триумф рациональности.

«Горшок для Феди» – как раз такая книга. Это не художественный шедевр, и не шедевр полиграфический. Но в настоящий момент она вне конкуренции. Единственная в своем роде.

Две основные педагогические задачи, которые решают родители по отношению к детям раннего возраста, – научить их самостоятельно есть (и правильно вести себя за столом) и пользоваться горшком. По-человечески есть и по-человечески оправляться – азы социализации. Однако приучение к горшку по нынешним временам стало более проблемным, чем раньше, – из-за триумфального шествия прогресса, воплощенного в памперсах. Памперсы – безусловное благо. Но они резко снизили креативный педагогический поиск родителей в горшечной области. Раньше он подхлестывался желанием сократить количество грязного детского белья. Теперь родительская мотивация резко ослабла, и процесс приучения к горшку стал затягиваться. Довольно часто мы можем встретить ребенка, который с удовольствием слушает и рассматривает книжки, но при этом еще не понимает, что значит «ходить на горшок». Такой вот кульбит цивилизации.

Иллюстрации Ольги Демидовой к книге Анжелы Берловой «Горшок для Феди»

Возникшее противоречие разрешается за счет союза книги и горшка. Правда, не у нас, а на Западе. Книжек, которые должны помочь родителю просветить малыша по части пользования горшком, там огромное количество. Самые разные: большие и маленькие, с открывающимися «окошечками» и подвижными элементами. Но у нас почему-то из этого разнообразия ничего не перевели.

То есть это понятно. Наша традиция пропаганду гигиенических навыков ограничивает мытьем, причем связанным с телесным верхом: «Мойдодыр», «Что такое хорошо…», «Девочка чумазая» – все настаивают на том, что надо мыть руки. Еще – шею и уши. Ну, и нам трудно эту традицию – про руки и шею – нарушить. Нам все кажется, что проблемы, лежащие «ниже пояса», разрешатся сами собой. Без вмешательства искусства.

Но оказывается, это сложновато. Как написала одна из наших авторов в «Дневнике читающей мамы», если бы мне в свое время попалась книжка с изображением симпатичного героя на горшке, у меня не было бы и половины тех сложностей, с которыми пришлось столкнуться. Уж как я искала кого-нибудь такого на картинке!

Ребеночек-то маленький. Поэтому ссылка на какого-нибудь персонажа, на его поведение может быть для малыша серьезным аргументом в пользу того, что это делать нельзя, а это можно. И главное, с помощью «литературного персонажа» обеспечивается необходимый ребеночку уровень наглядности.

Вот медвежонок Федя примеряет горшок на голову. Понятно? Понятно. Знакомо? С большой степенью вероятности. Но малыш уже знает, что это лучше не делать. Взрослые этого не одобряют. Жизнь маленького ребенка центрирована вокруг вещей. Одна из важнейших задач развития малыша раннего возраста – усвоить их назначение. И когда он видит на картинке, что знакомая ему вещь употребляется не по назначению, он понимает, что это неправильно. Неправильное употребление еще и демонстрируется в утрированной форме – и это смешно. Когда ребенок смеется над медвежонком, надевшим горшок на голову, – это шажок в развитии чувства юмора. А юмор помогает постижению реальности. Чтобы смеяться, надо дистанцироваться. И это уже другая точка видения.

Медвежонок играет с приятелями. Это тоже знакомо и понятно. А потом обнаруживает, что один из них воспользовался горшком – так, как Федя до сих пор не делал. Поведение друга позволяет медвежонку сделать «открытие». «Открытие» Феди побуждает ребенка следовать примеру нарисованных персонажей. По крайней мере, теперь родитель может взывать к авторитету книжных героев и ссылаться на то, что ребенок уже «знает», для чего нужен горшок.

1 Иллюстрации Ольги Демидовой к книге Анжелы Берловой «Горшок для Феди»

Проще не бывает.

Поскольку книжка, как я уже говорила, «повисает» между жанрами, автор и художник не смогли избежать «дополнительных заданий на развитие». Но, к счастью, эти задания написаны другим цветом и не встроены в сюжет. Не нужно считать уши медвежонка, чтобы иметь право перевернуть страницу. Поэтому здесь дополнительные задания являются подсказкой для родителя: что делать, когда ребенок потребует прочитать книгу в пятидесятый раз. В пятидесятый раз можно что-нибудь посчитать перед тем как читать, или наоборот.

А в целом – здорово. Открыта новая тема.

Марина Аромштам

Понравилось! 8
Дискуссия
Дискуссия еще не начата. Вы можете стать первым.